Образование – начало культуры

Деятельность Даниэля Баренбойма, основателя оркестра «Западно-восточный диван», свидетельство того, что ценности просвещения живы до сих пор

Образование – начало культуры

Мы можем лишь уменьшить ненависть», – так обозначил цель проекта «Оркестр “Западно-восточный диван”» дирижер Даниэль Баренбойм. В 1999 году он основал его совместно с писателем Эдвардом Саидом. Это люди с мировыми именами. Даниэль Баренбойм – один из крупнейших и наиболее прославленных музыкантов второй половины ХХ – начала XXI века, пианист и дирижер, возглавлявший оркестр Парижа, Чикагский симфонический оркестр, Берлинскую государственную оперу, оркестр «Ла Скала». Эдвард Саид – ученый, интеллектуал, автор нашумевшей книги «Ориентализм», критик западного подхода к восточной культуре, борец за палестинскую независимость. Название оркестра «Западно-восточный диван» отсылает к одноименному сборнику стихов Иоганна Вольфганга Гете. Как однажды отметили основатели проекта: «Причина, по которой мы так назвали оркестр, проистекает из того, что Гете был одним из первых немцев, который действительно интересовался другими странами – он начал изучать арабский, когда ему было за 60». Главной задачей проекта стала борьба за мир с помощью музыки. В состав оркестра вошли молодые музыканты из Израиля, Палестинской автономии, Сирии, Иордании, Египта и Европы. Музыканты ежегодно встречаются для участия в мастер-классе и концертных турне. Об этом Пауль Смачны в 2006 году выпустил документальный фильм «Знание – это начало». Съемки заняли у режиссера шесть лет.

На первый взгляд

Фильм, снятый в жанре документального репортажа, в котором, кажется, нет художественных приемов, состоит из перемежающихся сцен – высказываний и публичных выступлений самого Баренбойма, реплик в камеру его учеников и слушателей оркестра, концертов и репетиций, а также бесед дирижера со своими учениками. Также отдельные кадры фиксирует общение Баренбойма с местным населением Палестины, выражающим одобрение его деятельности и жалующимся на Израиль. Арабы же критикуются мало, если вообще можно считать критикой опасения относительно терактов, высказываемые музыкантами оркестра, когда им предлагают выступить с концертом в Рамалле. Скорее арабы представлены жертвами предвзятого к ним отношения со стороны не только израильтян, но и европейцев. В фильме почти нет диалогов или споров, он больше основан на высказываниях. Только однажды, когда затевается разговор на политическую тему, сирийский музыкант категорично заявляет, что намерен говорить не о палестино-израильском мире, а о музыке.

При этом в кино идет речь о диалоге. Две противостоящие стороны должны быть представлены как организаторами проекта (Даниэль Баренбойм – со стороны израильтян, а Эдвард Саид – палестинцев), так и музыкантами оркестра – евреями и арабами. Но все-таки он получился односторонним. По крайней мере, на первый поверхностный взгляд. Так кажется потому, что культура Израиля носит больше прозападный характер и отличается от культуры и ментальности стран Восточного региона. Потому Израиль, как часть западного мира, попадает в поле критики.

В самом начале фильма есть эпизод, когда Баренбойм – сын русских евреев, родившийся в Буэнос-Айресе, работавший во многих странах мира, имеющий гражданство Аргентины, Испании и Израиля, основное место жительства которого Берлин – высказывает сожаления о смерти своего друга и выдающегося современника Эдварда Саида и говорит, что теперь ему придется одному продолжать совместно задуманное дело. Мы видим, как Баренбойм на торжественном вручении ему премии «Вольфа» смело, но вполне в духе западного либерализма указывает на тот факт, что государственные границы Израиля не отражают культурно-исторических реалий, что этнический состав его населения неоднороден. Но если мы начинаем анализировать корни этого поступка, то понимаем, что он возможен в рамках основанной на самокритике западной культуры. Да и сам критик Запада Эдвард Саид – ни кто иной, как американский интеллектуал арабского происхождения.

Признать ущербность, чтобы расти

Кроме того, немаловажен и тот факт, что в центре картины личность самого Баренбойма. Он учит молодых музыкантов играть в оркестре и посвящает немало времени разговорам о палестино-израильских отношениях, подчеркивая тем самым истинную цель проекта – преодолеть предрассудки и показать искусство – живой, целительный остров среди жизненных бурь. Баренбойм – дирижер, руководитель, ведущая фигура, остальные его ученики и слушатели – ведомые. С одной стороны, ему это положено по профессиональному статусу: оркестр вряд ли сможет слаженно играть без дирижера. К тому же он – учитель, а молодые музыканты – его ученики, и тут уже не так важно, кто они – евреи, палестинцы, сирийцы или немцы. А базовый принцип культуры – образование – реализуем только через эти роли. Известно, что культура – это насилие. Чтобы стать культурным, надо принять правила игры, признать свою ущербность и превосходство другого как учителя. Только тогда можно стать учеником, ведомым. Культура дает возможность роста, перехода на более высокие уровни.

В фильме речь шла преимущественно о распространении образцов европейской культуры. Показательно, что сам по себе оркестр тоже явление западное, и музыканты в фильме играют классическую музыку, произведения немецких и русских композиторов. Упоминаются произведения Бетховена, Вагнера, Чайковского. Безусловно, классическая музыка давно превратилась в мировое наследие и международный язык без границ, развитие оркестровой музыки и учреждение оркестра стало делом прогрессивного человечества, показателем культурной и экономической развитости страны, ее цивилизованности. Приобщение к классической музыке – это высокая планка. Играть в оркестре музыканта такой величины, как Баренбойм, престижно, это не только духовный, но и профессиональный, карьерный рост.

Революционеры-прогрессисты

Реализуя себя в парадигме западного либерализма через самокритику и требования к себе и своей культуре, Баренбойм и Саид находят в качестве универсального языка язык классической музыки как образец совершенства, великое достижение европейского просвещения, шествующего по миру. Поэтому неспроста у Баренбойма часто возникают ассоциации с этой эпохой. «“Свобода, равенство, братство” – этот лозунг Французской буржуазной революции является самым главным условием для разрешения конфликта», – замечает он в одном из интервью. Формула просветительства – архетип всей западной цивилизации, вышедший из взлелеявшей эллинистические ценности древнегреческой колыбели. В данном отношении это уже не диалог на равных, а внимание к значимому, несущему смысл, развивающему самосознание слову, это готовность слышать, слушать и понимать. А для этого нужно молчание, как главное условие свершения священнодействия искусства. Чтобы культура состоялась и развивалась, нужен первый шаг – готовность ее воспринять, великое искусство слушать. Музыка должна звучать в тишине и для тех, кто готов ее слушать. Надо отметить и тот факт, что хотя в фильме один эпизод посвящен концерту в Палестине, оркестр больше гастролирует по Европе. Именно там он получил широкое признание. Возможен другой вариант преодоления барьеров. Баренбойн рассказывает, как посетил германские музеи-крематории с одним из арабских оркестрантов. И тот вдруг понял, насколько близки евреи и арабы: «Ведь они строились и для нас, и мы могли оказаться там же». Проект финансировался частными лицами из Испании. Как считал Эдвард Саид, это единственное место на Земле, где когда-то произошла встреча Востока и Запада, породившая нечто новое – культуру Испании. Базой, где проходили репетиции оркестра, стала Севилья. Испанское правительство предоставило гражданство музыкантам оркестра, чтобы они могли пересекать границы враждебных и находящихся в состоянии холодной войны по отношению друг к другу государств.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее