Смерть Демиурга

Германия с тревогой смотрит на неминуемый уход США из Европы. Сосредоточение Америки на своих проблемах выдернет важный камень из-под немецкого политического фундамента

Смерть Демиурга

В конце марта жители берлинского района Далем нашли в своих почтовых ящиках письма от берлинского отделения Христианско-демократического союза (ХДС). Представители правящей в Германии и оппозиционной в берлинском городском совете партии призывали граждан подписаться под протестом против закрытия в Далеме Музея союзников — помпезного здания, посвященного роли западных союзников, в первую очередь США, в истории Западного Берлина, всей ФРГ и в объединении Германии. Располагающийся прямо напротив здания американского генерального консульства на Клей-аллее — многокилометровой улице, названной в честь генерала Луция Клея (первого военного губернатора американского оккупационного сектора), Музей союзников остается одним из зримых напоминаний о том, что именно американцы сформировали, выпестовали и сохранили современную Германию. Перенос Музея союзников в пустующее обшарпанное здание закрытого в прошлом году аэродрома Темпельхоф — символический жест, точка в длинной истории присутствия американцев в стране.

Старший брат

Последние полвека именно США были той силой, которая сформировала, вырастила, защитила и воспитала немецкое общество таким, каким мы его сегодня знаем. Ведущая роль США на немецком театре политического противостояния СССР и Запада определилась еще в 1948 году, когда американцы в считаные дни наладили бесперебойное воздушное транспортное сообщение с Западным Берлином, блокированным советскими войсками, и в течение почти года снабжали его всем необходимым: углем, продовольствием, одеждой, — совершая порой почти по полторы тысячи транспортных рейсов в сутки. С тех пор роль Америки как ведущего в паре США—Германия, как безоговорочно уважаемого старшего брата под сомнение не ставилась ни разу. И американцы оправдывали доверие. Именно они стали главной силой, саботировавшей «план Сталина» (предложение объединения Германии в 1951 году на принципах нейтралитета и демилитаризации: только благодаря этому факту объединение Германии произошло в виде присоединения ГДР к ФРГ, а не наоборот). Именно американский президент Кеннеди в 1963 году произнес свою бессмертную речь, закончив ее словами: «Я берлинец». Эта речь фактически стала клятвой американцев в безоговорочной поддержке западных немцев в их противостоянии с СССР. Спустя двадцать пять лет другой американский президент, Рональд Рейган, стоя на помосте, воздвигнутом прямо перед Берлинской стеной, произнес другую бессмертную фразу: «Мистер Горбачев, откройте эти ворота! Мистер Горбачев, снесите эту стену!» — и нанес последний удар по разделенной Германии.

Разумеется, за свою поддержку США брали с немцев полную плату. И речь идет не только о реализации экономических интересов Америки в Германии, например через разведдеятельность размещенных в ФРГ американских спецслужб в интересах частных американских фирм (так, в середине 1990-х Агентство по национальной безопасности США провело спецоперацию против немецкой компании Enercon, крупнейшего производителя ветровых электрогенераторов, и передало все добытые чертежи американскому конкуренту Kenetech, успешно запатентовавшему их в США). Речь идет и о куда более грубых и зримых вещах. До сих пор на территории ФРГ находится более 60 тыс. американских военнослужащих — это самый большой в мире контингент американских войск, размещенный в той или иной стране. Военные грузовики армии США, едущие по немецким автобанам и сворачивающие на съезды, отмеченные щитами Ray Barracs или US Army Airfield Wiesbaden, — самое очевидное напоминание о цене, которую немцы платили и платят до сих пор за спокойную жизнь за спиной у старшего брата.

Аэропорт Лейпцига, в последние годы ставший главным пунктом переброски американских солдат в горячие точки; франкфуртский аэропорт, где вооруженные американские офицеры встречают в зале ожидания новобранцев; использовавшаяся для транспортировки похищенных ЦРУ гражданских лиц авиабаза Рамштайн — все это строчки в счете, предъявленном немцам Америкой. До сих пор немецким властям не положено знать, где на территории Германии хранятся американские ядерные боеприпасы и когда они могут быть применены. Даже на депутатские запросы бундестага американские власти отвечают более чем холодно: «Хранятся там, где необходимо, и могут быть применены тогда, когда понадобится».

Такое положение дел можно называть по-разному. Гражданин страны, на территории которой никогда не были размещены иностранные военные базы, глядя на движущуюся по немецкому автобану колонну американских «хамви», легко может пробормотать слово «оккупация». Немецкий офицер, с гордостью выставляющий на рабочий стол фотографию совместных с американцами тренировок, проходивших на полигоне в Аризоне, не кривя душой скажет о «боевом братстве» с бывшими врагами по Второй мировой войне: куда более успешном, чем братство советских военных и военных ГДР. Немецкий политик сошлется на историю «трансатлантического партнерства», ставшего залогом самой успешной в истории Германии демократизации страны.

Факт остается фактом: последние пятьдесят лет американское присутствие в Германии было более чем зримым и широкомасштабным. Военный щит, поставленный Америкой для защиты Германии, успешно превратился в волшебное зеркало, очаровывающее немцев. Большой брат все эти годы выглядел настолько привлекательным, что очевидным итогом успешной карьеры немца давно является переезд в США. Именно поэтому в США живут даже работающие в Германии бывший тренер национальной сборной Юрген Клинсманн и самый высокооплачиваемый немецкий телеведущий Томас Готтшальк.

Конец эпохи

Но эпоха американского присутствия в Германии подходит к концу, причем американское отступление происходит во всех сферах жизни. Вот уже который год сокращается американское военное присутствие в стране: тысячи американских солдат нужны сегодня в других регионах мира, и немецкие базы, крайне важные в ходе холодной войны, интересны сегодня США лишь как транзитные пункты для переброски войск в Ирак и Афганистан. Протесты жителей окрестных немецких городов, чьи рабочие места напрямую зависят от американских баз, мало что способны изменить. Не лучше обстоят дела и в экономике: кризис заставляет американские компании отзывать инвестиции из Германии. Так, крупнейший частный кредитный институт Citigroup уже продал свое немецкое подразделение по работе с частными клиентами, несмотря на всю его прибыльность. Погрязшую в трехмиллиардном долге компанию Opel, стопроцентную «дочку» американской General Motors, может постигнуть та же участь — европейские ветви американских компаний сокращаются в период кризиса в первую очередь.

Очевидно, что даже частичный уход американцев из Германии кардинальным образом изменит важнейшие аспекты немецкой действительности. В первую очередь речь идет о вопросах безопасности: все последние десятилетия немецкая оборонительная концепция строилась исходя из предположения, что в любом конфликте на территории Германии бундесвер будет выполнять функции вспомогательной армии, а главный налог кровью за защиту Германии заплатят американцы. Присутствие американских войск также успешно демпфировало исторические европейские конфликты, и никто не может гарантировать, что в обозримой перспективе они не разгорятся с новой силой. Разумеется, в ближайшие годы Германия не собирается вести войны со своими соседями, однако политика — это искусство возможного, и безъядерным немцам будет крайне неприятно осознавать, что их оборонительные возможности после ухода американцев кардинальным образом сократятся.

В то же время даже частичный экономический уход американцев из Германии и фактическое предоставление немецких филиалов американских компаний их собственной судьбе неминуемо повлечет за собой серьезные проблемы для немецкой экономики. Одно только возможное банкротство Opel напрямую приведет к появлению в стране полутора-двух десятков тысяч безработных плюс еще тысячи в компаниях-смежниках.

Но, может быть, самая главная проблема для немцев, связанная с уходом американцев, — культурная. До сих пор целые немецкие города, существующие вокруг точек американского присутствия, представляли собой своеобразные насосы по перекачке в Германию передовой американской культуры (передовой если не по качеству, то по факту своего лидерства в мире). Вывески American Table Dance или US Army Cars Sales, размещенные на домах в курортном Гармише (по совместительству одной из главных американских баз в Германии), равно как и закусочные Burger King или аутлеты вокруг военных баз, были неотъемлемой частью культурного ландшафта страны. И сегодня немцам, как это ни странно, не хочется терять эту часть культуры, ставшей элементом их «немецкости».

Стремительный вынужденный уход из Германии силы, создававшей и поддерживавшей ее на протяжении полувека, воспринимается немцами как незаслуженная обида, как предательство или, что еще хуже, как смерть Демиурга, буквально создавшего реальность, в которой они живут. Многие опасаются, что этот шаг создаст в стране небывалый политический и силовой вакуум. Смогут ли немцы заполнить эту пустоту, не нарушив развития своей страны, — пока не известно. Но вряд ли одно лишь сохранение Музея союзников в Далеме может компенсировать эту утрату.

Берлин

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее