Ваша главная проблема – Россия

Ваша главная проблема – Россия

Тристан Мабри, профессор Джорджтаунского университета, уверен, что главный вопрос, который приходится решать странам Центральной Азии, это поиск баланса между интересами и требованиями России, Америки и Китая.

– Тристан, в последнее время страны Центральной Азии все чаще говорят о необходимости решения афганской проблемы. Действительно ли Афганистан представляет угрозу для них?

– Если вы имеете в виду бойцов Исламского движения Узбекистана и других подобных группировок, то вряд ли они являются серьезной угрозой для ваших стран. Они, скорее, удобное оправдание для действий спецслужб Пакистана и, возможно, некоторых других государств. Например, китайцы склонны преувеличивать угрозу сепаратизма.

Афганская проблема для ваших стран носит больше дипломатический характер – как найти баланс между Москвой и Вашингтоном. Она связана не с самим Афганистаном, а с той конкуренцией, которая существует между различными центрами силы вокруг решения афганской проблемы.

Вот Кыргызстан под давлением России принял решение о закрытии американской военной базы. Теперь США будут налаживать новый маршрут для транспортировки грузов в Афганистан – через Иран. Вряд ли это обрадует Россию. И странам Центральной Азии придется снова искать какой-то баланс в своих отношениях с Москвой, Вашингтоном и Пекином.

Вполне реальны также проблемы трансграничных рек или Ферганской долины, но военная угроза, исходящая из Афганистана, кажется мне преувеличенной.

– Хорошо, а так называемые нетрадиционные угрозы – наркотрафик, например?

– Ну да, разумеется, но это совсем другое. Угроза наркотрафика вполне реальна и ощутима всеми. Но с нею уже давно борются разные страны и международные организации. И я еще добавил бы проблему беженцев, которая всегда существует в нестабильных странах. В целом я бы сказал, что вашим странам следует участвовать в решении афганского вопроса для того, чтобы предотвратить появление новых проблем и угроз.

– В какой степени страны Центральной Азии должны быть вовлечены в процесс восстановления Афганистана? И в каких сферах? Или им стоит выждать какое-то время, пока США, Россия и Китай не определятся со своей ролью в решении афганского вопроса?

– Конечно же, ваше участие в афганских делах необходимо прямо сегодня. Строительство инфраструктурных объектов, создание системы образования и здравоохранения – это те области, где вклад ваших стран был бы очень ценен. Хотя я боюсь, что если Узбекистан или Киргизия станут сотрудничать с американцами в Афганистане в этих областях, это вызовет недовольство России. Ведь Москва не заинтересована в появлении стабильного, но прозападного Афганистана. Кроме того, афганские власти, то есть те, кто сегодня борется с талибами, были врагами России в 90-е годы, это моджахеды, с которыми воевали советские войска.

– Почти все центральноазиатские страны входят в блоки, где лидирует Россия, – Организация договора о коллективной безопасности (ОБКБ) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Западные страны, участвующие в работе Международных сил содействия безопасности (ISAF), входят в НАТО и Евросоюз. Насколько реально сотрудничество в Афганистане на уровне не отдельных стран, а этих международных организаций?

– Я уверен, что и НАТО, и Европейский союз только приветствовали бы участие ОДКБ и ЕврАзЭС в решении афганского вопроса. Хотя считаю, что государства Центральной Азии получили бы серьезные экономические и политические дивиденды, если бы сотрудничали с Западом, в том числе с Европой, самостоятельно, без контроля или посредничества России. Например, в создании новых маршрутов транспортировки нефти и газа. Прямой выход на европейский рынок был бы очень важен для вас.

Прошу прощения, что снова возвращаюсь к этому, но я считаю, что самая большая проблема, с которой сталкиваются ваши страны, – это необходимость учитывать интересы и позицию России в отношениях с другими странами.

– Вам не кажется, что Афганистан, как когда-то Корея и Вьетнам, превратился в своего рода полигон, площадку для выяснения отношений между Москвой и Вашингтоном? Только сегодня испытываются не новые типы самолетов и зенитной артиллерии, а дипломатические приемы, экономика, логистика? А собственно афганские проблемы оказались отодвинуты на второй план.

– Это действительно так. Правда, с Афганистаном все намного сложнее. Здесь в качестве игрока следует назвать также и исламский мир, причем контакты афганских властей с талибами во многом связаны с его влиянием. Китай также имеет долгосрочные интересы в этой стране. Что касается России, то ее подходы к афганской проблеме носят сиюминутный характер, ей не хватает стратегического видения, она в основном пытается соперничать с Америкой за влияние в Афганистане и регионе в целом. Впрочем, такой же подход к внешней политике был характерен и для администрации Джорджа Буша. Соперничество с Россией было очень часто главным содержанием американской политики в отношении Афганистана. Это не сильно сказалось на ваших странах, но Пакистану, я уверен, очень навредило. Надеюсь, что с приходом в Белый дом Барака Обамы ситуация изменится.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики