Дым отечества – про запас

Казахстан рассчитывает на поддержку иностранных инвесторов для решения экологических проблем. Но помощи от них в ближайшее время не последует

Дым отечества – про запас

Cпустя 10 лет после подписания Киотского протокола (КП) Казахстан наконец ратифицировал его – в конце марта президент Нурсултан Назарбаев подписал закон «О ратификации Киотского протокола к рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата». Как отмечали ранее в Министерстве охраны окружающей среды (МООС), Казахстан ратифицировал Киотский протокол пока без обязательств, подключившись к механизму чистого развития (МЧР). По такому механизму работает много государств, в частности Китай и Индия. То есть Казахстан не присоединился к перечню стран приложения I к рамочной конвенции ООН (в него входят государства, взявшие на себя обязательства по самоограничению выбросов). Это означает, что наша страна будет сокращать выбросы за счет стран-инвесторов, при этом квоты выбросов, которые можно выставить на продажу, будут принадлежать собственно инвесторам (подробнее см. справку). Интерес собственно Казахстана тут в получении средств на реализацию природоохранных мероприятий. Однако скорее всего этих денег наша страна в ближайшие годы не увидит – на пути экологических инвестиций стоят не только экономический кризис и подешевевшая нефть (делающая малопривлекательными проекты в области «зеленой» энергетики), но и недостатки законодательной базы.

«Поймите меня правильно…»

Заявление экс-главы МООС Нурлана Искакова о том, что наша страна взяла на себя ограниченные обязательства, вызвало недоумение у экспертов, принимавших участие в подготовке законопроекта, подписанного президентом. По их мнению, такая формулировка фактически аннулирует более ранние соглашения Казахстана по Киоту. Как уверили «Эксперт Казахстан» в Координационном центре по изменению климата (КЦИК – рабочий орган Межведомственной комиссии по вопросам изменения климата), заявление г-на Искакова не вполне соответствует действительности и противоречит ранее достигнутым международным соглашениям Казахстана в отношении киотских обязательств. «Мы не знаем, кто готовил это сообщение. Это ошибочное утверждение о том, что ратификация будет легитимна только для МЧР-проектов. Изначально планировалось, что Казахстан будет идти именно по механизму совместного осуществления (СО, реализуется странами, вошедшими в приложение I рамочной конвенции). Для этого проводились международные переговоры, и проектная работа также готовилась под механизм СО», – говорит координатор проектов Гульмира Сергазина. Эксперт пояснила, что в рамках механизма МЧР Казахстан будет являться только инвестором для развивающихся стран. А основной вектор выполнения обязательств по протоколу – это все-таки проекты СО, по которым и планируется привлечение инвестиций.

Но все же в МООС РК нам подтвердили, что именно МЧР станут основным вектором международной деятельности Казахстана в рамках Киотского протокола. «Еще на стадии рассмотрения проекта закона о ратификации парламентарии предложили оптимальный вариант – механизмы чистого развития. И на то есть ряд объективных причин. Во-первых, это неблагоприятная экономическая ситуация. Во-вторых, это ограниченные временные ресурсы. В случае, если бы Казахстан вошел в перечень стран приложения I, это бы означало принятие на себя обязательств по снижению объемов выбросов парниковых газов до 2012 года. А это неосуществимо в условиях финансового кризиса», – говорит заместитель департамента правового обеспечения и международного сотрудничества МООС РК Эльвира Ибраева.

Как прогнозируют в правительстве, в ближайшие два года объем инвестиций может составить 150–300 млн долларов, а к 2012 году вырасти до 700 млн долларов в виде технологий и оборудования, способствующих снижению выбросов парниковых газов. В КЦИК считают, что потенциальными инвесторами могут стать крупные компании, такие, например, как японские Sumitomo, Mitsui, MARUBENI, Mitsubishi. Сферы их интересов – это утилизация шахтного метана, попутного газа, строительство малых и средних ГЭС, химическая промышленность и проекты в секторе производства строительных материалов.

Казахстанские предприятия тоже готовятся к работе в рамках Киотского протокола. «Масштабную работу проводят АО НК «КазМунайГаз», предприятия-участники Казахской ассоциации природопользователей для устойчивого развития (КАПУР, объединяет AES, Казцинк, ССГПО и другие. – «ЭК»), акиматы на местах при реализации проектов проявляют интерес к углеродной составляющей и заключают меморандумы о взаимопонимании и сотрудничестве с инвесторами. Так, сейчас в этом направлении движется проект по реконструкции теплосетей в г. Сарань (Карагандинская область). Такие проекты можно реализовать по всему Казахстану», – говорит координатор проектов КЦИК Саулет Сакенов.

Плюс на минус

Однако деньги достанутся не всем желающим. По словам специалиста из департамента экологического проектирования и нормирования ТОО «SED» (Sustainable Environmental Development) Нины Власовой, на предприятиях в целях сокращения выбросов парниковых газов будут оптимизироваться использование топливно-энергетических ресурсов, внедряться ресурсосберегающие технологии и возобновляемые источники энергии. Но на инвестиции могут рассчитывать, скорее, небольшие промышленные компании: «Крупные же предприятия РК, чтобы избежать штрафов за превышение выделенных лимитов на выбросы ПГ, вынуждены будут модернизировать производство за счет собственных средств», – считает г-жа Власова.

Сами участники рынка затрудняются оценить плюсы и минусы возможностей, которые дает им ратификация Казахстаном Киотского протокола. Уже сейчас неопределенность и недоработки в сфере экологического законодательства приводят к возникновению по сути тупиковых ситуаций для крупных производств – достаточно вспомнить недавний конфликт нефтяников с мажилисменами Асхатом Бекеновым и Маралом Итегуловым. Напомним, что депутаты обвиняют нефтекомпании в неисполнении обязательств по утилизации серы и попутного газа, нефтяники же считают, что выполняют все взятые на себя обязательства. Игроки утверждают, что на предприятиях нефтепереработки и нефтехимии сжигание попутного газа – необходимая часть технологического цикла и требование безопасности. По словам специалистов, этот газ только частично можно использовать в производстве. Но для этого необходимо проведение серьезной модернизации оборудования. А это миллиарды тенге капиталовложений. Как пояснили в службе экологии и техники безопасности Атырауского нефтеперерабатывающего завода, предприятия просто не в состоянии объективно планировать природоохранные затраты, в первую очередь из-за отсутствия унифицированной системы ставок платежей за выбросы. А о грядущих инвестициях и проектах по Киоту там и подавно ничего не слышали.

Директор КАПУР Гульсара Едильбаева считает, что есть и проблемы системного характера, например, отсутствие системы учета парниковых газов в соответствии с требованиями Киотского протокола. «Существующая система учета ради учета не дает объективной информации по выбросам. Как следствие – отсутствие возможности ведения переговоров с потенциальными инвесторами», – поясняет она.

Не время торговаться

Впрочем, пока проблема сокращения Казахстаном выбросов парниковых газов остро не стоит, несмотря на ратификацию протокола. Дело в том, что в ходе переговоров по присоединению к Киотским соглашениям наша страна настояла на том, чтобы в качестве базового года для Казахстана при определении допустимого уровня выбросов был принят 1992-й, когда спад промышленного производства был еще не столь ощутим, как в последующие годы. Соответственно отмечают в КЦИК: «Задача состоит в том, чтобы к концу режима Киото (2012 г.) не превысить уровень выбросов 1992 года. Казахстан имеет резерв приблизительно в объеме 90–100 миллионов тонн СО2–эквивалента в год, который не обязательно продавать. В первую очередь необходимо легализировать этот объем, и далее его можно будет сохранить для будущего роста выбросов парниковых газов». Тем более что спрос на квоты наверняка упадет – ведь из-за кризиса сокращается промышленное производство. Международный углеродный трейдер Point Carbon уже скорректировал свои прогнозы до 2012 года относительно объема поставок углеродных единиц и сокращения выбросов по проектам СО и МЧР. По данным аналитиков компании, в ближайшие четыре года поставки углеродных единиц (одна единица эквивалентна одной тонне СО2) снизятся на 4% (до уровня 2,1 млрд ед., на 88 млн меньше, чем изначально ожидалось). «Кризис может повлиять на инвестирование в проекты МЧР», – резюмируют аналитики компании. Таким образом, механизмы КП могут отчасти остаться невостребованными.

В КЦИК не исключают и того, что современная ситуация на мировом финансовом рынке может сказаться на интересе инвесторов. Однако подчеркивают, что основной интерес будет представлять период после 2013 года, когда Казахстан в полной мере будет готов торговать квотами, да и проблема кризиса будет уже не столь актуальной.

В апреле 2009-го в Копенгагене будет представлен текст нового этапа КП, который начнет действовать с 2013 года. Важно, что с ратификацией КП Казахстан получает право участвовать в принятии решений по киотским механизмам. Если не получим денег – так хоть поучаствуем в разработке новых механизмов их привлечения.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики