Царь с горы

Редакционная статья

Царь с горы

XX век стал веком триумфального вступления Америки на мировую сцену. На протяжении века предыдущего в Северо-Американских Соединенных Штатах доминировала точка зрения, что не стоит особо активно лезть в дела Восточного полушария, европейцы же не должны править судьбами полушария Западного. Известна эта концепция как доктрина Монро. Тогда же оформилось представление о специфической зоне американских интересов, поначалу включавшей в себя преимущественно страны Латинской Америки. Такому взгляду способствовал уход испанцев из Месо- и Южной Америки, оставивший янки ведущей экономической и военной силой на двух континентах, и географическая отдаленность. Два океана – Атлантический и Тихий – сделали невозможным появление сколько-нибудь значительной военной угрозы со стороны держав Евразии. Такое положение дел сохранялось вплоть до появления межконтинентальных баллистических ракет.

Не сказать, чтобы splendid isolation по-вашингтонски выдерживалась строго – и русские военные корабли приплывали поддержать моральный дух северян в годы гражданской войны, и коммодор Мэтью Перри взламывал не менее блестящую изоляцию Японии с помощью орудий своих кораблей. Но в целом, пока Америка разбиралась сама с собой, осваивала собственную и близлежащие территории, экономически и политически курс выдерживался.

Однако жизнь есть экспансия, и в ходе эволюции выживает тот, кто сумеет освоить и переработать максимально возможное количество вещества и энергии. Этот постулат синергетики в равной степени относится и к биологическим видам, и к социуму. Соединенные Штаты неизбежно должны были прорвать кокон океанов, который позволил им в течение более чем 100 лет спокойно, не зная угроз, создавать крупнейшую в мире национальную экономику. Если бы в роли повитухи не выступила Германия (причем дважды – сначала кайзеровская, затем фюрерская, а в перерыве еще был краткий рецидив изоляционизма), все равно какой-нибудь другой фактор спровоцировал бы расширение сферы жизненных интересов Америки до масштабов земного шара. Избыток силы в одном полушарии и очевидная слабость, разобщенность полушария другого просто провоцировали жителей Старого Света на то, чтобы воззвать к заокеанским друзьям: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет…» Даже если за этим не следует призыв прийти «княжить и владеть», подобные мысли невольно родятся у любого нормального варяга. Мессианистская концепция сущности Соединенных Штатов, Града на холме, который должен принести свет остальному миру, задала формат экспансии: получение контроля над источниками вещества и энергии в процессе распространения идей демократии и либерализма (разумеется, в североамериканском понимании этих слов).

Невозможно прийти на место, которое уже занято; хищник, расширяющий ареал своего обитания в поисках новой добычи (вещество и энергия), должен либо победить соперника, либо дождаться, пока он помрет. Вслед за испанской империей скончались японская, британская – и доллар сменил фунт стерлингов в качестве мировой валюты. Взаиморазрушающая война 40-х годов в Европе создала политический и экономический вакуум к западу от Рейна. Пожалуй, единственной империей, с которой пришлось бороться Америке, стала советская (хотя и она померла своей смертью, не рассчитав силы в глобальном противоборстве – конечно, если не придерживаться теории заговоров). Шаг за шагом Град на холме занимал освободившиеся клетки великой шахматной доски.

Для многих (далеко не для всех!) Pax Americana стал действительно хорошим временем. Япония и Западная Европа под прикрытием американского ядерного зонтика в относительной безопасности строили новые экономики (европейцы, кроме того, наконец-то научились жить в мире друг с другом). Китай нашел в Америке главный рынок сбыта для своей продукции. Растущий спрос на углеводороды (прежде всего со стороны США и их экономических партнеров, выросших на планах Маршалла и Доджа) обеспечил процветание арабских шейхов. Потоки энергии и вещества постоянно росли, порождая потоки денежные, – и, судя по всему, наступил момент, когда их суммарный объем превысил возможности американского общества. Важно ведь не только съесть, но и переварить. Смерть от обжорства не так часто встречается, как от голода, но тоже бывает. Спасение – в диете. А высвободившиеся энергетические и материальные потоки не пропадут – в мире хватает голодных растущих организмов.