Добровольно-принудительное лечение

Редакционная статья

Добровольно-принудительное лечение

В обществе нет консенсуса по поводу оценки того, что происходит с нашей экономикой. Что происходит на рынке – никто толком не представляет. Или представляет, но эти представления весьма различны.

На протяжении последних недель представители кабмина, прежде всего его глава Карим Масимов, несколько раз публично выражали недовольство темпами освоения банками  средств, выделяемых из госбюджета в рамках антикризисной программы. То есть деньги лежат в банках мертвым грузом (или не лежат и не мертвым – пока не суть важно, главное, что кредиты предпринимателям не выдаются).

Дело дошло до того, что ДБ «Сбербанк» пригрозили отзывом средств, выделенных ему для поддержки МСБ. Угроза эта достаточно неприятна – в нынешнее время с фондированием на рынке туго, и правительственные средства едва ли не единственный надежный финансовый источник.

В ответ банки просто забросали редакции СМИ пресс-релизами, судя по которым буквально каждый банк не только не допускает просрочек в графике освоения средств, но и лидирует в этом благородном деле (тактично избегая при этом дискуссий с правительством). Отметим, что, судя по информации в пресс-релизах, многие финансовые организации заключили основную массу кредитных соглашений буквально накануне того, как из уст премьера прозвучали гневные филиппики в адрес банкиров – или сразу же после этого.

Руководство фонда «Даму» (ранее фонд также подвергался критике за проволочки в освоении госсредств) поспешило отмести подозрения в неэффективной работе, заявив, что в целом все идет хорошо, и банки вполне успешно решают поставленные перед ними задачи.

И правительство, и банки можно понять. Нетрудно предположить, что власти опасаются нецелевого использования средств, выделенных для поддержки тяжело больного малого и среднего предпринимательства. Возможностей для спекулятивного оборота полученного банками капитала немного, особенно после девальвации тенге, но они есть. А опыт прошлого года показывает, что наши банкиры – как известно, самые лучшие на постсоветском пространстве – весьма успешно умеют, не нарушая буквы закона, прокручивать госсредства, не доводя их до адресата (будь то бизнесмены или ипотечники).

С другой стороны, выделив деньги на поддержку экономики, правительство поставило перед банками действительно сложную задачу. Средства выделяются небезвозмездно – банкам придется возвращать их государству с процентами. Для этого банкиры должны быть уверены, что заемщики, которым они передадут госсредства (накинув на них свою, не слишком большую маржу) вполне надежны. Много ли в настоящее время надежных компаний, особенно в сегменте МСБ или строительстве – вопрос риторический. Улицы городов пестрят объявлениями на офисных помещениях о сдаче в аренду, руководителей строительных компаний сажают просто пачками. Стоимость залогового имущества не просто упала – зачастую залогу вообще невозможно дать адекватную оценку. В таких условиях выдача кредитов, тем более за чужой счет, дело весьма рискованное. А чем оборачивается любовь к рискам, представители делового сообщества представляют себе  ясно: далеко не каждый из них лелеет мечту уехать в Лондон. 

Подталкивая банки к освоению госсредств, правительство может не только лишить их возможности прокручивать деньги в корпоративных интересах, но и толкнуть на неоправданный риск работы с ненадежными заемщиками. Риски придется компенсировать. Возможно, в ближайшее время стоит ожидать распространения в Казахстане практики личного поручительства (своим имуществом) при получении кредитов. В России банки уже активно практикуют такой метод работы с заемщиками. Правда, там клиентская база несколько больше. А возможно, спустя некоторое время выяснится, что кредиты, выданные банками в рамках госпрограммы, достались не только МСБ. Мало ли у крупных игроков «дочек», отдельных юрлиц, соответствующих критериям «средней» и «малой» компании…