Задержка педагогического развития

Невнятное законодательство и волюнтаризм чиновников мешают развиваться рынку частных общеобразовательных услуг Казахстана

Задержка педагогического развития

Будущее частных школ Казахстана туманно. Их проблемы рождены несовершенством законодательства, которое не успевает за развитием рынка образовательных услуг. «В республике около 130 частных школ, 42 из них – в Алматы. Директор, открывший свою школу, занимается образовательной деятельностью, которая регламентируется законом об образовании РК и должен исполнять требования Минобразования. Или же как частный предприниматель действовать согласно закону о предпринимательстве. Но ни там, ни там статус частного образования не прописан», – жалуется директор Ассоциации частных организаций образования Роза Садыкова. По ее мнению, выход из ситуации – в принятии отдельного закона о частном образовании: «Он нужен для того, чтобы регулировать отношения, возникающие в процессе образования, предоставляемого негосударственными лицами. Уже в течение 15 лет ведется эта частная деятельность. Отсутствие закона может привести к тому, что завтра государство может закрыть частные образовательные заведения».

Садик преткновения

По словам директора алматинской частной школы «Экстерн» Елизаветы Соседовой, проблемы отечественного частного образования объясняются недостатком рыночной культуры «не столько у потребителей услуг, сколько у тех, кто нами управляет, у чиновников».

Так, например, для частных школ самым сложным вопросом оказался вопрос здания. В начале девяностых большинство из них начали работать в арендованных зданиях бывших детских садов. По городу таких садиков было много. Как правило, они были в плохом состоянии. Школы приводили здания в порядок и начинали работать. Но контракты с ними заключались краткосрочные – обычно на год, крайне редко на три года. В то же время началась массовая распродажа детских садиков – в них открывались рестораны, прачечные и т.д. Обращения владельцев частных школ в органы власти закончились в большинстве случаев безрезультатно – школам детсады не продавали. Неудивительно – ведь, как правило, хозяева ресторанов более состоятельны, чем педагоги, пусть даже занимающиеся коммерческим образованием.

Позже был объявлен мораторий на продажу зданий детских садиков, так как это госсобственность. Сейчас из тех, кто начинал, восемь школ так и остались на аренде. Законодательство поменялось – теперь аренда не может быть основанием для частного образования. Минобразования, нарушая Гражданский кодекс, запретило давать лицензию частной школе, пока у нее нет собственного помещения. При этом у ранее открывшихся школ лицензии не отбирают.

Новые требования чиновники из Минобразования объясняют тем, что в Казахстане периодически открываются и работают школы, не получившие лицензии. Соответственно, они не смогут выдавать документы гособразца. В министерстве считают, что требование обязательного наличия собственного помещения поможет остановить предприимчивых авантюристов от образования. Но практика показывает, что нелицензированные школы как работали, так и работают, несмотря на отсутствие собственных зданий. А вот добропорядочным учреждениям новый запрет сулит лишь проблемы.

Есть и еще один вопрос. Сейчас мораторий на продажу зданий бывших детских садиков отменен, и они могут пойти с молотка. Поэтому арендующие их школы оказались в подвешенном состоянии. На постройку собственного здания школе заработать трудно.

Есть такая форма – оперативное управление, когда собственником помещения является государство, но вы приобретаете права что-то в нем делать. Но с частными школами она не работает. Сейчас арендатор ничего не может изменить. Например, создать кабинетную систему в соответствии с требованием закона об образовании РК. В отсутствие определенности – смогут они продолжить обучение школьников в новом учебном году или нет – школы-арендаторы не могут сформировать бюджеты, заложить в них расходы на ремонт помещений, тем более обозначить цену за свои услуги.

Если частную школу завтра закроют – дети на улице не останутся. Хотя некоторым из них непросто будет найти подходящее учебное заведение. Например, воспитанникам школы «Экстерн», в которой обучаются ребята с ограниченными возможностями. По словам директора школы, такие школьники нуждаются в особом подходе: «Наша школа основана на концепции, согласно которой дети отличаются не способностями, а временем, которое им требуется на освоение учебных программ. Этого ни одно государство не может позволить, а родители могут. В этом отношении мы реализуем важный социальный заказ. Кроме того, выполняем и государственный заказ: учим по госстандартам и воспитываем граждан. Хотя мы не делаем рекламы, наша школа востребована. У нас учатся те, кто о нас знает».

Кадры решают все

Вопрос с помещениями – не единственная проблема частного образования. Как и государственные школы, частники страдают от нехватки кадров. Средний возраст преподавателей – 45 лет. Г-жа Соседова считает, что следующее поколение учить будет некому – смены нет, молодежь не приходит. «У старых школ коллективы в основном не меняются. Но все равно каждый год возникает проблема с кадрами. Подкосила эмиграция хороших кадров – в Россию и Германию». Выпускники педагогических факультетов говорят, что не идут в школы потому, что по тарификации мало платят, а требования к работе от тарификации не зависят. С молодого спрашивают как со старого работника. Но у молодого специалиста есть потолок. Он начинающий. В основе зарплаты учителей лежит госаттестация. Нельзя получить более высокую категорию, если хотя бы раз в пять лет не прослушать курсы квалификации. Для учителей частных школ они платные и оплачиваются за счет школы или из собственного кармана. Хотя они, как и их коллеги из государственных школ, учат граждан и выполняют госзаказ. Но такова политика Минобразования.

Несмотря на трудности, по мнению экспертов, в частных школах все же больше опытных педагогов. Там учитель работает на результат. Если закроются частные школы, далеко не все учителя пойдут в государственные, они, скорее, пополнят ряды репетиторов. А значит, школа их потеряет.

Казалось бы, частные школы могли бы решить проблему оплаты учителей – ведь это бизнес, а бизнес подразумевает прибыль. Но нет. Учредители частных школ, как правило, не рассматривают свою деятельность как предпринимательскую. По закону учреждение образования не приносит прибыли и, соответственно, не облагается налогом. «У нас есть Налоговый кодекс, где прописаны все виды негосударственных организаций, среди них есть такой вид, как учреждения образования. По определению они не могут иметь прибыли. Мы именно такое учреждение. Прибыль в школе нельзя получить – у нас средства уходят на обеспечение образовательного процесса. На родительские деньги мы должны купить все: учебники, раздаточные пособия, компьютерные программы, мультимедийные доски и так далее», – поясняет Елизавета Соседова.

Возможность получения прибыли, даже в долгосрочной перспективе, эксперты тоже не рассматривают. В любом случае ее необходимо направлять на развитие образовательного процесса – полагает директор «Новой школы» Тамара Инюшина.

Даже на спонсорские деньги, как на Западе, нашим школам рассчитывать не приходится. «Наши частные школы не могут позволить себе принять даже подарок, так как должны с него заплатить налоги. В цивилизованных странах частное образование очень дорогое. И хотя государство частному образованию не помогает, но там другое налогообложение, которое стимулирует участие бизнеса в образовании», – пожаловался представитель одной из частных алматинских школ.

Друг другу не конкуренты

По вопросу, есть ли у нас рынок частного среднего образования, мнения опрошенных нами игроков разошлись. Кто-то считает, что рынок среднего образования сложился. Как, например, Елизавета Соседова. Кто-то – что его нет, поскольку нет конкуренции, например директор школы «БЭСТ» Владимир Островский. «Каждый нашел свою нишу, свою специфику в области дополнительных образовательных услуг. Кто-то делает акцент на золотые ложечки, кто-то на казахский язык, кто-то на музыку, а кто-то на новые образовательные методики. И тут спрос еще не насыщен», – уверен он.

Тамара Инюшина полагает, что рынок есть, но он не настолько велик, чтобы возникла конкуренция: «Развитие рынка зависит от энтузиастов (это тяжелая работа, где люди не думают о прибыли и тратят много сил и здоровья на организацию частных школ), а также от развитости экономики, чем она сильнее, тем развитее рынок частного образования». Перспективы развития частного образования она связывает с платежеспособностью граждан: «Если у вас зарплата будет три тысячи долларов, разве вы не отдадите своего ребенка в частную школу? Где с утра до вечера за ним присмотрят. Ему дают прекрасную образовательную программу, заботятся о его здоровье, и вечером вы его получаете сытого, обученного, спокойного. В частной школе есть возможность заниматься с ребенком индивидуально, учитывая его способности: кому-то нужна музыка, кому-то математика».

В отношении того, существует ли конкуренция между государственными и частными школами, ситуация тоже не ясна. «Обычно думают, что частные школы – альтернатива государственным. Это не так. Эти два вида образования существуют параллельно. Если в частную школу приходят – значит, в госшколах не дают того, что предлагает частная», – полагает г-жа Соседова. С ней согласна г-жа Инюшина: «Востребованность образования зависит от школы и ее направления. Мы не испытываем конкуренции ни со стороны частных, ни со стороны государственных школ. Мы в партнерских отношениях делаем одно дело, нам не до конкуренции». Тем не менее, заявив об отсутствии конкуренции с госшколами, директора частных школ не могли избежать сравнений с ними. Во-первых, они все как один делали акцент на том, что частные школы дают более качественное образование. «В частной школе нет массовости, учится ограниченный контингент, и это дает возможность применять индивидуальный подход в обучении, четче проводить специализации. У нас, как правило, работают влюбленные в свою профессию», – уверенно говорит Тамара Инюшина.

Во-вторых, сетовали на неравенство стартовых возможностей. «Стартовые условия на рынке образовательных услуг были разные изначально. Частное образование находится в невыгодной исходной ситуации. Частным школам повышают плату за аренду. Госшколы платят коммунальные платежи по госрасценкам, мы – по полной программе. Учебники выдаются в госшколах бесплатно, а мы их покупаем», – рассказывает Владимир Островский.

Прописать законодательно

Каждый год в республике составляется статистический отчет: где и сколько детей школьного возраста. На основании этих цифр финансируется среднее образование по регионам. И хотя ребенок учится в частной школе, на него все равно из госбюджета выделяются деньги. Но бюджетные деньги в Казахстане не доходят до учеников частных школ. Родители, чьи дети учатся в частных школах, на них не претендуют. Для частных школ это проблема номер один, считает Тамара Инюшина, «эти деньги нам нужны для укрепления материальной базы. Мы выгодные государству организации, поскольку платим все налоги за исключением налога на прибыль».

«Если о частном образовании речь идет как о части государственной системы образования, гарантированной Конституцией РК, то надо определить его экономические и социальные параметры, – считает Роза Садыкова. – Что касается социальных гарантий, то работникам частных образовательных учреждений льготное жилье не предоставляется. Например, учитель частной школы не может встать в очередь на муниципальную квартиру, как его коллега из госучреждения. Не регламентировано и право выбора образовательных услуг для родителей. Нужен закон, который бы защищал права учителей частных школ и регламентировал частный образовательный процесс».

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом