Нефтяной иероглиф Казахстана

Успех переговоров о продаже акций компании «Мангистаумунайгаз» китайским нефтяникам из China National Petroleum Corp (CNPC) будет означать изменение расклада сил в нефтяной отрасли Казахстана

Нефтяной иероглиф Казахстана

Иностранные инвестиции давно играют главную роль в развитии нефтедобывающей отрасли республики. Наиболее агрессивную инвестиционную политику в последние годы проводит пришедший позже других Китай. Пекин рассматривает Казахстан как поставщика сырьевых и топливных ресурсов для своей динамично развивающейся экономики, занимающей второе место в мире по потреблению нефти – в прошлом году, добыв 190 млн тонн нефти, КНР импортировала еще 179 млн тонн. Поэтому особое значение китайское руководство придает политике «выхода за пределы», под которой понимается участие китайского капитала в зарубежных нефтегазовых проектах. В том числе казахстанских.

Экспансия с Востока

За короткий период времени под тенью китайского иероглифа оказались значительные нефтегазовые ресурсы страны, в которых Пекин стал где долевым, а где и единоличным обладателем права на разработку (см. «Китайский след»). В настоящее время доля китайских компаний в общем объеме добычи нефти в Казахстане почти сравнялась с долей национальной компании «КазМунайГаз» (около 15%).

Не следует забывать, что в начале 2003 года китайская сторона предлагала 1,23 млрд долларов за 16,67-процентную долю уходившей из Северо-Каспийского проекта (месторождение Кашаган) британской British Gas, но тогда ее участию в нем воспрепятствовали акционеры консорциума Agip КСО. Поэтому амбиции Поднебесной в увеличении своих нефтегазовых активов в республике (особенно с началом масштабного освоения казахстанского сектора Каспийского моря) не стоит недооценивать.

Очередным шагом в расширении Китаем своего присутствия в Казахстане стало намерение приобрести долю в АО «Мангистаумунайгаз» (ММГ). Как известно, в середине января 2009 года владелец этой компании – индонезийская Central Asia Petroleum Ltd и НК «КазМунайГаз» подписали договор о приобретении последней 50% + 2 голосующие акции ММГ. Ранее долю в этой компании намеревалась приобрести российская «Газпром-нефть», однако казахстанские власти ей отказали. В настоящее время идут переговоры с CNPC о покупке ею оставшейся в компании «Мангистаумунайгаз» доли. В связи с этим рассматривается схема предоставления китайской стороной займа на безрегрессной основе, аналогично использованной при покупке доли в АО «Каражанбасмунай».

Интерес Китая к компании «Мангистаумунайгаз» понятен. Она, владея 36 месторождениями нефти и газа (из них 15, среди которых такие крупные, как Жетыбай и Каламкас, находятся в разработке), а также 58% акций Павлодарского нефтехимического завода, является одной из крупных нефтедобывающих компаний в РК. Приобретение CNPC активов «Мангистаумунайгаза» усилит в стране китайские и ослабит российские позиции. Более того, сегодня Китай становится не только серьезным игроком на казахстанском рынке, но и обладает значительным ресурсом для корректировки нефтяной стратегии Казахстана в свою пользу.

Не белые и не пушистые

Нельзя сказать, что поведение китайских игроков на казахстанской арене безупречно. Крайне сложным остается вопрос по соблюдению экологических норм. К примеру, из-за нарушения экологического законодательства АО «CNPC-Актобемунайгаз» регулярно выплачивает многомиллионные штрафы в бюджет. Специалистами Актюбинского областного территориального управления охраны окружающей среды было установлено, что АО «CNPC-Актобемунайгаз» занижает объемы сжигаемого на факелах попутного нефтяного газа. Результат – сверхлимитное загрязнение окружающей среды с общей суммой ущерба более 350 млн тенге. Только в декабре 2008 года за выбросы в атмосферу было взыскано 96 млн тенге.

И это не все. Весной 2007-го в ходе проведения проверки в этом же акционерном обществе обнаружили сведения о государственных балансах запасов нефти, газа и конденсата РК, которые признаны коммерческой тайной и в законном порядке в АО «CNPC-Актобемунайгаз» не передавались. Найдены были и другие материалы, признанные государственными секретами и относящиеся к сведениям, составляющим служебную тайну. По решению специализированного экономического суда по Актюбинской области компании был предъявлен иск о возмещении ущерба государству. Решением суда компанию обязали выплатить 29,8 млн тенге. Одним из последних нарушений АО «CNPC-Актобемунайгаз» стала незаконная добыча нефти на месторождении Северная Трува, хотя компания имела контракт только на разведку.

По данным Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью, в 2008 году заведены уголовные дела в отношении руководства АО «CNPC-Актобемунайгаз», которое уклонилось от уплаты налогов на общую сумму 1,7 млрд тенге. Выражают недовольство деятельностью руководителей компании и ее акционеры. Так, на прошедшем 3 апреля годовом собрании они узнали, что дивиденды за каждую привилегированную акцию в этом году составят лишь… 100 тенге (весной 2008 года акционеры получили по 10 тыс. тенге за каждую акцию), и это при рекордно высокой чистой прибыли АО «CNPC-Актобемунайгаз» за 2008 год – более 200 млрд тенге!

Сегодня плюсы, а завтра?

Процесс внедрения китайских компаний в энергетический сектор Казахстана и формирования инструментов и механизмов экономического влияния на Казахстан с каждым годом усиливается. По-видимому, это вполне устраивает власти Казахстана – сотрудничество с Поднебесной позволяет стране снизить зависимость как от западных компаний по условиям получения инвестиций, так и от монопольного влияния России на транзит сырья на мировые рынки. Вместе с тем не следует забывать, что экономическое сотрудничество Пекина с зарубежьем (и Казахстан не исключение) подчинено задачам развития китайской экономики. К примеру, со сдачей нефтепровода в Китай Казахстан получает на конце трубы единственного потребителя, который может диктовать свои условия поставок.

Кроме того, существуют опасения, что китайская сторона будет озабочена заполнением этой трубы нефтью, а не реализацией планов правительства Казахстана по модернизации нефтеперерабатывающих заводов (из которых уже два, в случае достижения договоренности по «Мангистаумунайгазу», окажутся под влиянием китайской компании). Тем более что близ Урумчи (СУАР) находится современный нефтехимический комбинат, которым владеет CNPC. Идет строительство второй очереди предприятия, после чего на нем будет перерабатываться до 10 млн тонн казахстанской нефти ежегодно.

Отдавая стратегические объекты в собственность иностранным компаниям, в том числе китайским, Казахстан многим рискует. Ярким примером могут служить США, где угрозу национальной безопасности увидели даже в факте роста числа китайцев в составе менеджеров среднего и высшего звена в ключевых американских компаниях. В июне 2005 года по соображениям национальной безопасности конгресс США заблокировал попытку Китая приобрести американскую Unocal. Безусловно, в этом есть своя сермяжная правда: если сегодня китайское вхождение на казахстанский нефтегазовый рынок продиктовано экономическими причинами, то кто может гарантировать, что завтра нефть для Китая не станет средством решения геополитических задач. Тем более что, несмотря на заинтересованность Пекина в сохранении стабильности в Центрально-Азиатском регионе, он не смирится с доминированием в нем США.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности