Китайский крест

Нынешняя северокорейская провокация может вызвать резкое изменение баланса сил в регионе. Главная тяжесть решения этой проблемы ляжет на Китай

Китайский крест

5 апреля Северная Корея испытала трехступенчатую баллистическую ракету «Тэпхо­дон-2», запустив ее в сторону Японии и вызвав панику во всем регионе. Таким образом Северная Корея хотела обратить на себя внимание Соединенных Штатов и усадить их за стол переговоров на своих условиях.

У Пхеньяна уже был опыт подобных провокаций. Северная Корея запускала ракеты в 1998 и 2006 годах, признавала в 2002 году наличие у себя ядерной программы на основе урана. И каждый раз после этих провокаций события развивались одинаково. После того как Япония, США и Южная Корея требовали наказать Северную Корею за агрессивное поведение (в частности, наложением дополнительных санкций), Китай и Россия блокировали проекты жестких антисеверокорейских резолюций в стенах Совета Безопасности ООН. И в итоге Соединенные Штаты, не видя иных вариантов увести кризис с активной фазы, садились за стол переговоров с Пхеньяном.

На первый взгляд кажется, что эта схема реализовалась и сейчас. Китай и Россия защитили КНДР в Совбезе. Однако на этот раз провокация может закончиться не американо-северокорейскими переговорами, а куда более глобальными последствиями. Ракетный запуск способен послужить катализатором изменения конфигурации региональной подсистемы безопасности, связанной со свертыванием имперской политики США. В рамках этого изменения Китай будет более активно решать северокорейскую проблему (вплоть до инициирования смены режима), а в Японии начнется активная милитаризация.

Не зажглась

По официальным заявлениям КНДР, в небо была запущена не баллистическая ракета, а ракета-носитель «Ынха-2» («Млечный Путь-2»), которая несла на своем борту спутник связи «Кванменсон-2» («Яркая звезда-2»). В Северной Корее настаивают, что «сейчас со спутника на весь мир на частоте 470 мегагерц передаются мелодии “Песни о полководце Ким Ир Сене” и “Песни о полководце Ким Чен Ире”». Все обвинения в том, что была запущена именно баллистическая ракета, отметаются напрочь. «Запад не может отличить кухонный нож от штыка», – говорят северокорейские чиновники.

На самом деле Северная Корея назвала ракетные испытания запуском спутника лишь для того, чтобы у России и Китая были легальные основания защитить Пхеньян в ООН. Резолюция Совета Безопасности 1718 запрещает КНДР запускать баллистические ракеты – но про запуск спутника там не сказано ни слова. На этом и строили свою линию защиты Пекин и Москва. «Реакция Совета Безопасности должна быть осторожной и пропорциональной», – резюмировал свою позицию постоянный представитель Китая при ООН Джан Иесуэй.

Северная Корея провела испытания по нескольким причинам. Прежде всего, это демонстрация своих возможностей в ракетостроении. По словам американского политолога Билла Кристола, «нынешний запуск – отличный пункт для северокорейской рекламной брошюры по продаже ракет и ракетных технологий». В отличие от предыдущих испытаний (в 2006 году ракета взорвалась почти сразу же после запуска) на этот раз демонстрация удалась. Все три ступени отделились практически в штатном режиме.

Вторая по счету, но не по важности причина запуска – желание Пхеньяна вынудить США начать переговоры на северокорейских условиях. После прихода Барака Обамы Северная Корея надеялась, что американский президент сам предложит ей вступить в диалог. «Показательно, что в февральском выступлении по случаю дня рождения северокорейского лидера Ким Чен Ира председатель президиума Верховного народного собрания КНДР Ким Ен Нам гневно клеймил Юг и даже говорил о решительных действиях против Сеула. Но ни одного слова критики в адрес США не прозвучало», – пишет ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. Однако вместо ожидаемого приглашения Пхеньяна к диалогу Обама одобрил проведение масштабных американо-южнокорейских учений. Недовольная поведением Белого дома КНДР запустила свою ракету за считаные часы до речи Обамы на саммите ЕС – США, где новый американский президент рисовал европейцам мир без ядерного оружия.

Корейцы надеялись, что запуск вынудит американского президента предоставить гуманитарную помощь КНДР в обмен на ее отказ от дальнейших ракетных испытаний. При Билле Клинтоне и Джордже Буше именно этим все провокации Пхеньяна и заканчивались.

Китай устал

Однако на этот раз северокорейские стратеги просчитались. В новых геополитических реалиях американский президент – не подходящая для шантажа цель. За свои мирные инициативы Барак Обама уже подвергается масштабной критике со стороны республиканцев, поэтому попытка умиротворить Северную Корею стала бы для него политическим самоубийством. К тому же готовность США подчиняться силовому давлению подала бы неправильный сигнал иранцам, с которыми Штаты готовятся начать долгие и сложные переговоры.

Но самая серьезная ошибка Северной Кореи – демонстративное игнорирование интересов Китая, страны, которая кормит и обогревает северокорейское население. Последняя провокация ставит Пекин в очень неудобное положение – ведь формально Пхеньян является его вассалом, пусть и слабо контролируемым.

Причина столь вызывающего поведения КНДР заключается в том, что северокорейские вожди до сих пор мыслят устаревшими категориями. Действительно, еще недавно, в период американо-китайского противостояния в регионе, Пекину было выгодно иметь под боком антиамериканскую Северную Корею (пусть даже при минимальном ее контроле со стороны Китая), и ему приходилось прикрывать КНДР, что бы та ни выделывала.

Однако сейчас конъюнктура изменилась. США фактически проиграли Китаю войну за Восточную Азию. И теперь, на фоне экономического кризиса и постепенного ухода США из региона, Китай реализует свою стратегию по превращению в восточноазиатскую державу-лидера. В масштабах этой стратегии слабоконтролируемая Северная Корея превращается из пусть и сомнительного, но все же актива в абсолютный пассив. Ее демонстративное неповиновение пекинскому сюзерену не только унижает Китай в глазах региона, но и ослабляет позиции КНР на переговорах с США о «передаче власти».

Создавшаяся ситуация подталкивает Китай к активным действиям в отношении своего соседа. Если не удастся договориться с КНДР о прекращении подобных провокаций, то в Пекине могут всерьез задуматься о смене лидера в Пхеньяне. «Нельзя давать нож в руки детям или сумасшедшим», – заявил как-то высокопоставленный китайский чиновник по поводу ракетно-ядерных амбиций КНДР. Плохое здоровье Ким Чен Ира и наличие у него трех сыновей (старший долгое время жил на территории китайского Макао) вполне могут подтолкнуть Пекин задействовать свои рычаги влияния для поддержки одного из наследников. Несмотря на рискованность такого сценария, альтернативы у Пекина практически не остается. Дальнейшие северокорейские провокации на фоне ухода США из региона вызовут резкий рост милитаристских настроений в Японии, что серьезно осложнит путь Китая к ­статусу регионального лидера.

Пробуждение самураев

До недавнего времени Япония была уверена в своей безопасности. В Токио не сомневались, что США сумеют защитить их страну как от Северной Кореи, так и от китайской экспансии. Однако по мере того, как администрация Буша вязла в ближневосточном болоте, беспокойство японцев росло. Многие японские политики заговорили о необходимости для страны «стать полноценным государством» и довести вооруженные силы до уровня, приличествующего второй экономике мира. Решение Барака Обамы завершить эру американской гегемонии окончательно убедило японцев в том, что полагаться на американцев больше нельзя. Сегодня страна стоит перед необходимостью выработки новой стратегии поведения в «регионе без США», где ей придется самостоятельно противостоять и северокорейским ракетам, и растущим амбициям Китая. Даже Южная или к тому времени уже, возможно, единая Корея станет антияпонским форпостом Китая (учитывая ненависть корейцев к японцам и потребность Южной Кореи в китайской помощи для подъема КНДР в случае объединения, иной вариант предположить сложно).

По мнению японских националистов, страна должна наконец перестать полагаться на США в оборонных вопросах и начать принимать самостоятельные решения. Одним из первых таких самостоятельных шагов стала реакция Токио на нынешние северокорейские испытания. Представители японского министерства обороны заявили, что при малейшем отклонении ракеты от курса она будет сбита. Учитывая особенности японской системы принятия решений, опубликование этого заявления означает, что внутри японского истеблишмента за уничтожение ракеты высказывались очень многие. Поэтому к моменту запуска Япония вывела два эсминца, оснащенных противоракетными системами Aegis, в Японское море и один – в Тихий океан. В столице страны и вокруг нее были размещены системы Patriot. И несмотря на то что ракета все-таки не была сбита (вероятно, потому, что нынешний премьер Таро Асо побоялся взять на себя такую ответственность), в следующий раз сторонники жестких действий могут ­одержать верх.

Взятый Токио курс на милитаризацию способен серьезно осложнить региональную систему безопасности, особенно в случае обретения японцами ядерного оружия. Лишенная возможности стать региональным лидером, Япония может начать проводить жесткую силовую политику в отношении восточноазиатских государств. И тогда из космоса будут транслировать не песни о великом полководце Ким Чен Ире, а «Кими Га Йо» – гимн, считающийся символом японского империализма времен Второй мировой войны.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности