Налоговое чистилище

Борьба с «налоговыми убежищами» ведется все более интенсивно, но радикальных улучшений пока не дает. Финансовый сектор развитых стран слишком заинтересован в сохранении широких возможностей, которые дают офшоры

Налоговое чистилище

Немецкое правительство по ускоренной процедуре одобрило законопроект, который ужесточит преследование лиц, уклоняющихся от уплаты налогов. Выдвинутый министром финансов Пеером Штайнбрюком законопроект даст налоговикам право требовать от граждан гораздо более полной отчетности по операциям с зарубежными счетами. Прежде всего – по всем операциям в странах, чьи финансовые правила не соответствуют нормам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). К таковым относятся, например, Швейцария и Лихтенштейн.

Отказ от предоставления подобной информации будет означать, что гражданин автоматически теряет право на какие-либо налоговые послабления, предусмотренные немецкими законами. Также, согласно законопроекту, существенно расширяется перечень документов, которые налоговым службам должны представлять граждане с доходом более 500 тыс. евро в год.

Таким образом, Германия остается одним из наиболее принципиальных противников офшорных зон. Из всех членов «двадцатки» именно немцы наиболее последовательны. По итогам саммита в Лондоне с большой помпой мировой общественности был презентован черный список стран, которые не сотрудничают в сфере повышения прозрачности и снижения секретности финансовых транзакций. В этом списке оказались Коста-Рика, Малайзия, Филиппины и Уругвай.

Выбор ОЭСР, которая и составляла список, сразу вызвал массу шуток, поскольку данные страны с большим трудом можно назвать лидерами в мире офшоров. Но и этот список просуществовал недолго – через несколько дней Организация экономического сотрудничества и развития пошла на попятную: после протестов со стороны включенных в черный список государств она объявила, что все четыре страны согласились с ее финансовыми правилами. «Я с удовлетворением сообщаю, что все четыре страны согласились с обменом информацией по стандартам ОЭСР», – заявил глава организации Анхель Гурриа. Так что сегодня можно констатировать, что ни к одной из 84 стран и территорий, за ситуацией в которых следит ОЭСР, у этой организации нет существенных претензий.

Немецкая беда

Для Германии проблема ухода граждан от налогов стоит более чем остро. По оценкам агентства BBW, в настоящий момент немцы скрывают на заграничных счетах от родных налоговых органов около 485 млрд евро. Из них 175 млрд приходится на счета в Швейцарии, 85 млрд – на Люксембург, еще 70 млрд – на австрийские счета. Остальные деньги распределены между финансовыми институтами Лихтенштейна, Сингапура и других «налоговых оазисов». Неудивительно, что власти Германии являются одним из главных мировых лоббистов по ужесточению законодательства в области контроля за уклонением от налогов.

На лондонском саммите «большой двадцатки» именно немецкая делегация в союзе с французской стала той силой, которая продавила – несмотря на сопротивление Великобритании и Китая – итоговую декларацию, осуждавшую страны, помогающие гражданам Евросоюза и США скрываться от налогов.

«Уклонение от налогов – это крайне болезненная для Германии проблема, которая имеет богатую предысторию. Так, еще в 1970-е годы ряд немецких банков прямо советовал клиентам открывать счета в своих люксембургских филиалах. Разумеется, эта тема весьма актуальна и сегодня. А после лихтенштейнского скандала она вновь приобрела особую остроту», – рассказал «Эксперту» Рудольф Микус, эксперт в области налогового права ведущего немецкого адвокатского бюро Beiten Burkhardt.

Упомянутый лихтенштейнский скандал – это состоявшаяся весной прошлого года операция германских спецслужб по поимке налоговых уклонистов. Тогда агенты немецкой внешней разведки BND приобрели за 4,2 млн евро у анонимного клерка лихтенштейнского банка LGT ворованный диск с базой данных на немецких клиентов банка. Сумма вознаграждения была согласована на уровне немецкого правительства, получила одобрение министра финансов ФРГ Пеера Штайнбрюка и была выплачена из средств финансового ведомства. Платить было за что. Проанализировав полученные данные, немецкая прокуратура смогла возбудить сотни уголовных дел об уклонениях от налогов, в том числе в отношении бывшего главы германской почты Клауса Цумвинкеля, который, как доказало следствие, недоплатил в казну 1,2 млн евро.

Покупка краденого диска вызвала жесточайшую критику властей Лихтенштейна, прямо обвинивших германское правительство в скупке краденого, и одновременно привела к тому, что сотни немецких налоговых уклонистов добровольно обратились в правоохранительные органы страны с признательными заявлениями. Дело в том, что законодательство ФРГ позволяет гражданам, признавшимся в уклонении от налогов, избежать наказания – при полной выплате налогового долга со стандартным банковским процентом.

В 2005 году власти Германии объявили налоговую амнистию – каждый, кто признавался в уклонении от налогов и возвращал деньги в страну, избегал наказания. Предвыборная инициатива правительства Герхарда Шредера вызвала тогда острейшую общественную дискуссию о том, насколько справедливо прощать богатым их грехи, но не дала особого результата. Вместо ожидаемых 5 млрд евро в немецкую казну вернулись лишь 1,4 млрд.

Германским властям пришлось вновь делать ставку на жесткий контроль – и расставлять на границах с «налоговыми оазисами» полицейские посты, останавливающие машины и проверяющие их на предмет перевозки крупных сумм наличными. Собственно, перевозка снятых в Лихтенштейне или Люксембурге наличных денег до сих пор остается самым слабым звеном в схемах уклонения от налогов. Так, в ходе общеевропейской полицейской операции «Афина», проведенной правоохранительными органами Евросоюза в сентябре 2007 года, только немецкие таможенники изъяли около 5,5 млн евро. А за весь прошлый год таможня ФРГ изъяла на границах страны 21,4 млн нелегально ввозимых и вывозимых евро.

Всех под контроль

Ужесточение контроля за транзакциями граждан – это общий тренд в борьбе с «налоговыми оазисами». По мнению некоторых аналитиков, ему следует даже традиционно мягко относящаяся к офшорам Великобритания. «На первый взгляд британцы держатся за исторически сформировавшиеся налоговые оазисы на территории британского содружества. Но это во многом лишь проявление характерной черты британцев – они слишком уважают свои исторические нелепости, взять хотя бы королевскую семью. Это не значит, что они сторонники офшоров как таковых. Все британские чиновники, с которыми я общался, серьезно обеспокоены тем, что британские налогоплательщики уклоняются от британских налогов в офшорах. У Великобритании точно такой же интерес в борьбе с уклонением от налогов, как и у других европейских стран», – полагает Рудольф Микус из Beiten Burkhardt.

Главной проблемой борцов с уклонением от налогов является то, что против них играют целые банковские группы. Так, с середины 2000-х годов американское правительство расследовало деятельность консультантов швейцарского банка UBS, плотно задействованных в обслуживании американских граждан, уклонявшихся от налогов.

Масштаб вовлеченности сотрудников UBS в незаконные операции поражал воображение. Еще в конце 2007 года менеджер UBS Брэдли Биркенфельд признался американскому суду, что регулярно помогал клиентам банка контрабандно перевозить крупные суммы денег и материальные ценности. По словам Биркенфельда, «по поручению банка» в период до 2005 года он нелегально перевез через американскую границу денег и ценностей примерно на 200 млн долларов США.

Расследование деятельности банка UBS по обеспечению ухода граждан США от налогов вызвало неподдельное негодование американских властей. «Офшоры ведут настоящую экономическую войну против США», – достаточно резко заявил председатель комиссии по расследованию ухода от налогов, сенатор от демократической партии Карл Левин.

В феврале 2009 года по результатам расследования американские власти наложили на UBS штрафные санкции в размере 780 млн долларов. Черная полоса для банка на этом не закончилась: в начале апреля стало известно, что руководство UBS запретило своим консультантам – всего более тысячи человек – выезжать за пределы Швейцарии для встреч с клиентами. Швейцарские банкиры всерьез опасаются, что на территории других стран их сотрудников могут арестовать или обвинить в пособничестве уходу от налогов – поэтому теперь все общение с клиентами должно вестись только по телефону или по электронной почте.

«США были и остаются двигателем в деле борьбы с уклонением от налогов. Все остальные государства так или иначе следуют в американском фарватере. Германия может критиковать США за вмешательство в частную сферу, но рано или поздно европейские страны делают то, что ранее уже сделали американцы. Хотя немецкие власти часто обвиняются в излишнем рвении при поиске подозреваемых, по сравнению с американскими властями у германских органов почти нет полномочий. Американские спецслужбы, например ФБР, имеют такой широкий доступ к финансовым данным, о котором немецкие правоохранители могут только мечтать», – говорит Рудольф Микус.

Главные офшоры

Впрочем, на политику США и Британии в сфере офшоров существует и прямо противоположный взгляд: США обмениваются информацией автоматически лишь с Канадой, что вызывает критику в Европе. Премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер даже назвал Соединенные Штаты «самым большим офшором».

Каждый год в США создается 2 млн компаний без раскрытия личности их владельцев. Этот механизм многие считают одним из основных способов ухода от налогов. Более того, сегодня в США проще открыть анонимный банковский счет, чем на многих офшорных островах, например на Бермудах. Даже в Британии можно открыть анонимный банковский счет (зарегистрированный на анонимную «компанию-оболочку») всего за 750 долларов.

Именно поэтому нынешние дебаты по поводу офшоров привели к всплеску критики в адрес самих развитых стран. «Проблема финансовой непрозрачности происходит из развитых стран, а не с тропических островов. Поэтому начинать ее решать нужно с развитых стран, а не с другого конца финансового конвейера», – считает Джулиан Джессоп, главный экономист лондонского исследовательского центра Capital Economics.

Не секрет, что офшорные финансовые центры имеют устоявшиеся отношения с финансовыми центрами развитых стран. Так, «налоговые гавани» привлекают капиталы, которые потом реинвестируются на основных рынках. Средства из многочисленных карибских офшоров в итоге оказываются на Уолл-стрит в Нью-Йорке, а из Нормандских островов и Мэна – в лондонском Сити. Неудивительно, что в недавнем интервью «Эксперту» известный французский экономист Жак Аттали назвал «главным настоящим офшором в мире» Лондон (см. «Мир после Лондона» в «Эксперте» №13).

Без подобных источников финансирования ломается формировавшийся десятилетиями механизм работы ведущих финансовых центров. Именно по этой причине офшоры, по-видимому, никуда не денутся, хотя правила их функционирования в ближайшие годы могут серьезно измениться.

Должна осесть пыль

Хотя развитые страны начали активно бороться с офшорами еще в середине 1990-х, количество реальных офшоров в мире скорее росло, чем сокращалось. Нынешний же этап борьбы обусловлен двумя причинами. «Во-первых, глобализация упростила осуществление транзакций и использование компаниями офшоров, что очень раздражает развитые страны. Во-вторых, начался финансовый кризис, истоки которого многие видят в недостаточной прозрачности финансовых операций. Для политиков и для избирателей “налоговые гавани” стали очень серьезным раздражающим фактором», – поясняет Джэн Рэндольф, экономист исследовательского центра IHS Global Insight.

ОЭСР и отдельные страны, прежде всего США и государства ЕС, стали вынуждать офшоры раскрывать все больше информации о финансовой деятельности. Так, всего за одну неделю в середине апреля Бермудские острова, популярный среди американских и британских компаний офшор, подписали восемь соглашений по сотрудничеству в налоговых вопросах. На аналогичные шаги были вынуждены пойти многие другие страны и территории, традиционно считающиеся офшорами.

«Эра банковских секретов закончилась. За последние несколько недель удалось достигнуть большего прогресса, чем за предыдущие десять лет», – заявил глава ОЭСР Анхель Гурриа. О значительных уступках объявили большинство офшоров, что во многом стало реакцией на смену администрации в Вашингтоне и на непрекращающееся многолетнее давление Германии и Франции.

Но объявленные меры не означают, что ситуация с офшорами принципиально изменилась. «Было очень много сказано и объявлено, но пока вопрос состоит в том, что конкретно и как быстро будет исполняться. Прежде чем офшоры и те, кто ими пользуются, поймут новые правила игры, должна осесть пыль», – полагает консультант консалтинговой компании Octopus Group Джереми Тид. Так, фирмы, активно пользовавшиеся офшорами для минимизации налогов, сейчас оценивают свои шансы быть пойманными. И присматриваются к тем офшорам, где будет минимальная прозрачность. Офшоры же пытаются оценить свои экономические перспективы – задумываются, что случится с ними, когда они поддадутся давлению со стороны развитых стран и станут более прозрачными.

 Лондон – Берлин

[inc pk='209' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?