Вооружен и не очень опасен

Для оборонной промышленности Казахстана предпочтительнее производство и экспорт запчастей к военной технике, нежели готовой техники

Вооружен и не очень опасен

В начале апреля на полигоне в Жамбылской области прошли испытания артиллерийских систем «Найза», «Айбат», «Семсер», собиравшихся в Казахстане с 2007 года на Петропавловском заводе тяжелого машиностроения (ПЗТМ) под техническим руководством израильских специалистов из фирмы Soltam Systems LTD, предоставившей проектную документацию. Представители Минобороны РК (МОРК) называли данные артсистемы лучшими в мире. Испытания показали: новая техника не соответствует параметрам, заявленным в характеристиках. Более того, по некоторым из них она значительно уступает ныне действующим системам.

Вслед за этим последовали разборы полетов и выявление виновных. Были арестованы лица, связанные с контрактами на поставку технической документации и некоторых комплектующих. Например, вице-министр обороны Кажимурат Маерманов.

Сумма ущерба оценивается примерно в девять миллиардов тенге при общей стоимости проекта 23 млрд. Кстати, еще до испытаний был задержан бывший однополчанин вице-министра, гражданин Израиля Борис Штейкман, – правда, из-за другого контракта, на поставку беспилотных разведывательных устройств. Уже после арестов выяснилось, что Счетный комитет, Комитет нацбезопасности и ряд других ответственных ведомств отслеживали реализацию данного проекта еще с 2008 года. Ими был выявлен ряд нарушений. Например, «на АО “ПЗТМ” в декабре 2008 года в ходе приемки самоходных гаубиц “Семсер” и самоходных минометов “Айбат” были выявлены недостатки», – сообщает пресс-служба Министерства обороны.

Казахстан пока не отказался от планов по производству названных артсистем, как и от намерений поставлять их на экспорт. Руководство страны всерьез рассчитывает, что мы сможем стать одним из значимых игроков на региональном рынке вооружений. Но эксперты в оборонной отрасли полагают, что лучше бы нам сосредоточиться на производстве комплектующих.

Старьем не повоюешь

В советское время в Казахстане работало более 40 военных заводов. Ежегодно они выпускали продукции на 1–1,5 млрд долларов по нынешним ценам. Список наименований продукции был достаточно содержательный: от спидометров до высокоточных торпед специального назначения. При этом доля продукции гражданского применения не превышала 15–20%, и многие заводы выпускали сугубо военное оборудование.

В 90-х годах количество заказов устремилось к нулю, что привело к закрытию почти половины производств. Объем выпуска продукции упал до 170 млн долларов в год.

Основные получатели казахстанской продукции – российские заводы – к концу века пытались полностью перейти на поставки из России. Но оказалось, что это невыгодно, и некоторые производства продолжали выполнять заказы для россиян. В итоге в 2003 году оставшиеся 23 предприятия объединили, закрыли Комитет по оборонной промышленности при МОРК и создали «Казахстан инжиниринг», в 2006 году вошедший в состав ФНБ «Самрук-Казына».

Почти 90% продукции уходит на экспорт: помимо России продукция поставляется в страны Средней Азии. Независимый аналитик Феликс Шамрай оценивает объем данного сегмента рынка в 500 млн долларов ежегодно. Казахстанские предприятия могут реально конкурировать именно здесь: «Для этого есть неплохие основания – устаревающая техника <в соседних странах>, близость рынков, высокое качество продукции (если говорить только о комплектующих)».

А вот на внутреннем рынке доля отечественной продукции ничтожно мала. Сказывается конкуренция со стороны тех же россиян. Себестоимость производства оборудования, аналогичного российскому, несколько больше – в среднем на 15%.

Качество продукции, если говорить о готовой технике, уступает по многим показателям зарубежным аналогам. Во многом из-за того, что скроены они по лекалам уже действующей техники, которая в родной стране-производителе уже прошла модификацию. То есть конкуренция с этими аналогами невозможна ни по качеству, ни по цене. К тому же принятый в 1998 году закон о госзакупках обязал все нацкомпании приобретать оборудование на тендерах. Это поставило отечественных поставщиков ПВН в сложное положение, так как цена посредников, приобретавших технику, например в России, оказывалась предпочтительнее цены казахстанских заводов.

Кроме того, у казахстанских оборонных предприятий достаточно ограничен ассортимент выпускаемой продукции. Как поясняет президент «Казахстан инжиниринг» Галым Оразбаков: «Если мы купим 10–15 истребителей, нам этого хватит на десятилетия. Поэтому нам нет смысла создавать такие производства». Привлекательный рынок международной легальной торговли оружием и военным оборудованием казахстанскими предприятиями пока освоен в меньшей степени.

Оборонка на гражданке

Выжить заводам помогли не только заказы российского Минобороны, но и конверсия. К 2006 году доля гражданской продукции в структуре производства отечественных заводов достигала уже 80%. Военное оборудование (или, как принято называть сейчас, «специального и двойного назначения») в настоящее время занимает скромную нишу в 10–15% в общем объеме производства.

Значительную долю в поставках оборудования, выпускаемого предприятиями военно-промышленного комплекса (ВПК) для гражданских нужд, составляет оборудование для нефте- и газодобычи, а также морские суда.

Директор департамента корпоративного управления и стратегического развития Елена Сахарова отмечает, что конверсия была необходима: «Гражданское оборудование приносит до 90% прибыли. Наш менеджмент был направлен на расширение ареала поставок, неважно, гражданского оборудования или военного. Это было достигнуто значительным сокращением сторонних затрат, тщательным планированием производства.

Это не означает, что есть намерения отказаться в дальнейшем от производства продукции военного назначения. Напротив, именно недостаточная развитость военно-промышленного потенциала, зависимость от других стран в техническом оснащении Вооруженных сил, ремонте вооружения и военной техники названы в военной доктрине, принятой в 1998 году, внутренними угрозами безопасности государства.

Многое зависит и от качества управления предприятиями и существующими на них технологическими процессами. Некоторые предприятия смогли обновить управление согласно существующим потребностям. Ряд предприятий не загружен на свою мощность, что приводит к высокой себестоимости. Не проводившаяся долгое время модернизация производств породила фактор несоответствия отечественной продукции международным стандартам. Г-н Оразбаков считает, что «износ оборудования и недостаточно хорошо поставленный менеджмент не позволяют нашим предприятиям на равных конкурировать с иностранными заводами, оборудование которых меняется каждые два-три года».

Братство по оружию

Но окончательно переходить на гражданские рельсы казахстанский ВПК не планирует.

«Налаживание производства собственного вооружения и военной техники в будущем позволит Казахстану увеличивать экспортный потенциал отечественных военно-промышленных компаний и предприятий путем расширения рынков сбыта и объемов экспортной военной продукции», – говорится в военной доктрине.

В парламенте с начала марта идет работа над проектом закона «О внесении изменений и дополнений в закон “О государственном оборонном заказе”», который имеет своей целью совершенствование системы формирования и исполнения гособоронзаказа, создание благоприятных условий для развития оборонно-промышленного комплекса республики, говорит вице-министр индустрии и торговли Алмас Косынов. Сейчас законопроект рассматривается сенатом.

Ожидается, что будет изменена и система закупок вооружений и комплектующих. В настоящее время Минобороны республики при работе с иностранными производителями пользуется услугами 39 предприятий-посредников. «Предполагается, что большая часть этих поставщиков не войдет в перечень. Будет одна организация, которая занимается импортом. При этом преимуществом обладают отечественные предприятия. Разумеется, зарубежные поставщики будут привлечены, если их оборудование и техника не производятся на территории Казахстана», – говорит г-н Косынов.

Поскольку самостоятельно наладить производство конкурентоспособной продукции казахстанским заводам будет сложно, по мнению г-на Шамрая, необходимо развивать партнерство с зарубежными компаниями: «Стремительный рост стоимости разработки и производства вооружений подталкивает к такой интеграции. Кроме того, кооперация нескольких национальных ВПК позволяет странам отказаться от участия во всех этапах производства военной продукции».

Одним из основных недостатков казахстанской оборонной промышленности г-н Шамрай считает отсутствие научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, но развитие в ближайшие 10 лет они вряд ли получат, так как легче перенимать опыт ведущих стран.

Примеры такого сотрудничества уже есть, в том числе в производстве продукции гражданского назначения. Например, это проекты «Казахстан инжиниринга» с израильской IIM, французской Thales и другими компаниями. Правда, не все попытки оказались удачны. Так, в 2006 году «Казахстан инжиниринг» и ОАО «Казанский вертолетный завод» планировали создать совместное производство по сборке малогабаритных вертолетов, которые применяются в гражданских и военных целях. По словам председателя комитета промышленности и научно-технического развития Министерства индустрии и торговли Мейрама Кажикена, изучались возможности трех казахстанских заводов: «В течение 10–15 лет мы планируем выйти на 30-процентную локализацию производства в Казахстане». Но впоследствии производство начато не было, и вертолеты продолжают поступать в готовом виде из России.

Что касается контракта с израильтянами, то, несмотря на неудовлетворительные результаты испытаний, он не будет разорван. Руководство компании Soltam Systems LTD гарантировало, что модернизированное вооружение будет приведено в соответствие международным стандартам. Не отчаивается и МОРК. «Учитывая, что срок поставки вооружения и оказания услуг по модернизации определен до конца 2009 года, Министерством обороны были приглашены независимые эксперты из Российской Федерации, Республики Беларусь и стран НАТО», – говорится в распространенном пресс-релизе министерства.

Дело – в деталях

Учитывая высокую конкуренцию на рынке вооружений, некоторые специалисты считают, что казахстанским предприятиям разумнее сосредоточиться на производстве комплектующих. Так, по мнению г-на Шамрая, «моральное и физическое старение военной техники и отдельных ее компонентов позволяет отечественным заводам рассчитывать на потребность заказчиков в запасных частях и проведение ремонтных работ. На проведение технического ремонта только истребителей в России Казахстаном ежегодно затрачивается около четырех миллионов долларов. На казахстанских заводах средства производства позволяют сэкономить на таких заказах до трети затрат. Речь идет о производстве несложных деталей, не требующих высоких технологий и участия первоклассных специалистов. То же касается и бронетанковой техники, артиллерии».

По его мнению, следует подумать и над легальной торговлей военными технологиями, которые остались с советских времен: «Не надо думать, что такие технологии безнадежно устарели». Например, вряд ли армии Казахстана понадобятся системы точного наведения торпед, которые могут производить наши предприятия, но большой интерес к таким системам проявляют страны Латинской Америки.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?