Ум и желание заработать

По мнению горного гида Андрея Гундарева, казахстанской туриндустрии не хватает не только развитой инфраструктуры, но и клиентоориентированного подхода. Особенно, если сравнивать ситуацию в Казахстане с положением дел в других странах – например Аргентине.

Ум и желание заработать

– Андрей, вы недавно вернулись с коммерческого восхождения на Аконкагуа, высшую точку Южной Америки. Судя по вашему опыту, насколько отличается работа турфирм в Казахстане и Аргентине?

– Думаю, главная разница – в менталитете. В отличие от многих казахстанских компаний, у аргентинских турфирм не заметно желания по-быстрому заработать, «срубить бабки». Зато есть желание развивать бизнес на долгосрочной основе.

Из этого вытекает особое отношение к клиентам. Турист для аргентинца – это все. Для него создаются все условия. Где вы видели в нашей стране туристов-инвалидов? Мы их и на улицах практически не видим – им неудобно по улицам передвигаться. А в Аргентине мне довелось посетить нацпарк Игуасу с его знаменитыми водопадами. Так вот, несмотря на то что там сложный для передвижения рельеф, везде можно встретить инвалидов-колясочников. Они равноправные участники туристического процесса.

Туристы из Казахстана в Аргентине, в общем-то, редкость. Да и вообще русскоговорящих туристов не часто встретишь. Наша группа всего пару раз встречала путешественников, говорящих по-русски. Тем не менее когда на Огненной Земле, на самом юге страны, при посадке в экскурсионный поезд служащий спросил нас, откуда мы, и мой товарищ сказал, что он из России, нам выдали брошюру на русском языке, рассказывающую об этом острове!

– А русскоговорящие гиды есть?

– Нет, мы не встречали. Откровенно говоря, у аргентинцев и с английским языком бывают проблемы. Тем не менее гиды, менеджеры не проявляют нетерпения, расшибаются в лепешку, чтобы выполнить твои пожелания. Ни разу за все время пребывания в Аргентине мы не слышали грубого слова в наш адрес или в адрес других туристов, хотя взаимопонимания подчас достичь было нелегко из-за языковых барьеров. Но это компенсировалось любезностью. После завершения спортивной части маршрута наша группа отправилась в поездку по стране – и менеджер турфирмы, с которой мы работали, сделала все, чтобы организовать нам тур. Сама позаботилась обо всех ваучерах, билетах – мы получили на руки стопку необходимых документов. Работала сверхурочно, постоянно спрашивала, что нам необходимо. При этом все основывалось на абсолютном доверии, без всяких договоров. Более того, уезжая из Аргентины, мы не смогли расплатиться из-за проблем с кредитной карточкой и остаток денег перевели уже из Казахстана. Но никаких нареканий, недовольства со стороны аргентинцев не последовало.

– Не можем не спросить о наболевшем для нашего рынка – о туристической инфраструктуре…

– Что тут сказать? Она просто на высшем уровне. Пермит – разрешение на спортивное восхождение – нам обошелся в 300 долларов на человека. Сначала мы решили, что это дороговато. Но потом поняли, за что берут деньги. Через нацпарк, расположенный в районе Аконкагуа, проходит множество туристов, альпинистов. Но на тропинках вы не найдете ни одной бумажки. Ни соринки. Постоянно дежурит вертолет спасателей. Все тропы промаркированы – не заблудишься ни при каких обстоятельствах. Перемещение гостей парка постоянно отслеживается. Работают медпункты. На высоте 4,3 тысячи метров отель, сопоставимый по уровню с отелем на Шымбулаке. Хотя до него нет асфальтовой дороги, в отеле есть свет, Интернет, телефон, сауна и даже почтовое отделение и полицейский участок. Можно отправить почтовую открытку в любую часть света. Словом, все делается для людей, которые платят деньги. Не всегда в гостиницах уровень сервиса соответствует цене – но это, пожалуй, единственный недостаток, и то не повсеместный.

– Можно ли сопоставить рекреационный потенциал Аргентины и Казахстана?

– При всей понятной разнице между нашими странами у нас тоже есть горы, озера, степи. Я думаю, мы можем весьма заинтересовать иностранных туристов. Но нужно формировать комплексный турпродукт. Вряд ли кто-то поедет в Туркестан, чтобы посмотреть на мавзолей и вернуться обратно. А вот если включить его в цепочку, в экскурсионный маршрут вместе с Отраром, Бухарой, Самаркандом – это возможно. Любителям активного отдыха можно предоставить рекреационные туры как дополнение спортивных туров.

В парке Игуасу проложены пешеходные дорожки, есть железная дорога. Можно путешествовать на рафтах, военных джипах… На входе в парк висит вывеска, сообщающая, что за 2008 год его посетил один миллион человек. Вход стоит 20 долларов. Вот и считайте, какой доход приносит за год объект, в который вложили ум и желание заработать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики