Израиль сеет ветер

Новый израильский кабинет министров начал пересмотр региональной политики государства. Итогом этого процесса может быть крушение ближневосточных планов Барака Обамы

Израиль сеет ветер

Новый премьер Израиля Беньямин Нетаньяху, придя к власти, отказался от политики умиротворения, проводимой предыдущей администрацией Эхуда Ольмерта. Собрав в правящую коалицию многие ультраправые партии, он стал проводником их интересов и фактически взял курс на конфронтацию с основными региональными соперниками — Палестинской автономией, Сирией и Ираном. Более того, Израиль всерьез готовится к нанесению удара по иранским ядерным объектам, не видя иного способа предотвратить появление у Тегерана ядерного оружия.

Иранское направление израильской внешней политики вызывает наибольшую обеспокоенность в Вашингтоне, поскольку идет вразрез с новой американской внешней политикой в регионе Большого Ближнего Востока (см. "Стратегия созидающего хаоса", «Эксперт» №13 за 2009 г.).

Правый поворот

Появление правого кабинета Нетаньяху — реакция израильтян на провал мирных усилий Эхуда Ольмерта. Его попытки договориться с арабами по формуле «территории в обмен на мир» и политика одностороннего размежевания оказались не только безуспешными, но и ослабили государство. Ведь, несмотря на израильские уступки, палестинский террор так и не прекратился. А две политически проигранные за это время войны — вторая ливанская и операция «Литой Свинец» — развеяли миф о непобедимости Израиля и возвели боевиков из «Хезболлы» и «Хамаса» в ранг общемусульманских героев. Поэтому сейчас большинство израильтян выступает за отказ от любых уступок (не говоря уже о позволении создать палестинское государство) до тех пор, пока палестинцы не прекратят политику террора в отношении евреев и не признают право Израиля на существование.

На прошедших выборах израильтяне отдали предпочтение правым партиям, причем значительная часть голосов пришлась на радикалов — прежде всего на «Наш дом Израиль» (НДИ) во главе с Авигдором Либерманом (см. "Осталось утопить авианосец", «Эксперт» №8). В обмен на вступление НДИ в правящую коалицию Нетаньяху фактически отдал на откуп Либерману израильскую внешнюю политику. И тот, заняв пост министра иностранных дел, кинулся оправдывать ожидания своих избирателей.

Прежде всего Либерман при одобрении Нетаньяху публично открестился от базисного принципа арабо-израильских переговоров, закрепленного на конференции в Аннаполисе, — формулы «два государства для двух народов». «Это красивая формулировка, не наполненная конкретным реальным содержанием, — объясняет Либерман. — В случае создания гомогенного палестинского государства Израиль превратится на самом деле в государство для двух народов. Что делать с израильскими арабами? Особенно с теми, кто не проявляет никакой лояльности к израильскому государству, кто помогает террористам, кто не признает за нашей страной права на существование. До тех пор пока этот вопрос не будет решен, не имеет смысла говорить о создании двух государств для двух народов».

Потом Либерман фактически прервал мирные переговоры с Сирией, в свое время с таким трудом инициированные Ольмертом. Новый министр иностранных дел заявил, что вообще не рассматривает сирийцев как партнеров для переговоров, и публично отказался идти на компромисс с Дамаском относительно Голанских высот. «Политика территориальных уступок завела нас в тупик, — сказал он. — Формула “территории в обмен на мир” оказалась совершенно несостоятельной. Мы вышли из Ливана и получили на нашей северной границе “Хезболлу” и “катюши”, вышли из Газы и получили “Кассамы” и “Хамас”».

Самовредительство

Однако несмотря на всю скандальность, сам по себе правый поворот в палестинском направлении израильской внешней политики не приведет к серьезному кризису на Ближнем Востоке. Палестино-израильские переговоры и раньше не раз входили в замороженное состояние, не нарушая при этом сложившийся многолетний статус-кво в регионе. И переговоры, прерванные сейчас Либерманом и Нетаньяху, в крайнем случае можно будет продолжить после следующих выборов в Израиле.

Другое дело, что эта политика может нанести серьезный вред самому Израилю. Своими действиями по демонтажу нынешней системы арабо-израильских переговоров Либерман уже оттолкнул от Израиля прикормленного Западом Махмуда Аббаса. Лидер Палестинской автономии фактически отказался вести переговоры с израильтянами до тех пор, пока Тель-Авив не вернется к формуле «два государства для двух народов». К тому же, не желая терять лицо и прослыть слабовольным, Махмуд Аббас после прихода Либермана резко ужесточил свою риторику в отношении Израиля — и нашел понимание у некоторых представителей «Хамаса». 26 апреля «Фатх» и «Хамас» начали переговоры о восстановлении национального единства, — что в перспективе может грозить Израилю восстановлением палестинского единства.

В целом, по мнению ряда израильских политиков, курс Либермана вскоре докажет свою неэффективность, что вынудит кабинет Нетаньяху смягчить политику в отношении палестинцев. «Нынешнее правительство пока предпочитает металл в голосе реальным делам, — считает бывшая глава израильского МИДа Ципи Ливни. — Уверена, в итоге ему придется смирить гордыню и действовать единственно возможными способами. Обидно только, что на этом пути Израиль теряет поддержку зарубежных лидеров, которая ему весьма пригодилась бы».

Речь прежде всего о Египте. Само назначение Либермана серьезно осложнило отношение Израиля с этой страной, выступающей главным посредником в деле арабо-израильского урегулирования. Каир до сих пор не может простить скандального пассажа октября 2008 года, когда с трибуны кнессета Либерман предложил президенту Египта Хосни Мубараку убираться в ад, если тот не хочет приехать с официальным визитом в Израиль. Поэтому 15 апреля министр иностранных дел Египта Ахмад Абу аль-Райт заявил, что поскольку его израильский визави по-прежнему придерживается негативных взглядов в отношении Каира, то «нога Либермана не ступит на землю Египта». Напряжение между Каиром и Тель-Авивом достигло такого уровня, что Авигдору Либерману даже пришлось продлить до августа 2009 года каденцию нынешнего посла в Египте Шалома Коэна. Министр иностранных дел побоялся, что у его человека в Каире просто откажутся принимать верительные грамоты.

Может и ударить

Гораздо более серьезные и неприятные последствия, по мнению многих аналитиков, может иметь иранское направление политики нынешнего израильского кабинета. Действия Тель-Авива способны сорвать планы Вашингтона по налаживанию отношений с Ираном.

Пятого мая в США побывал президент Израиля Шимон Перес, и, по некоторым данным, заявил Бараку Обаме о готовности Беньямина Нетаньяху нанести удар по иранским ядерным объектам — причем без получения одобрения Соединенных Штатов. По словам Переса, этот приказ последует «в том случае, если Израиль убедится, что международное сообщество не в силах остановить иранскую ядерную программу». То есть в случае, если во время ирано-израильских переговоров Барак Обама пойдет на поводу у Ирана и закроет глаза на иранское ядерное оружие в обмен на помощь Тегерана в афганском, иракском и ливанском вопросах. «Для Израиля очень важно, чтобы эти переговоры прошли эффективно — в противном случае у него не будет иного выхода кроме как нанести удар, —  объясняет “Эксперту” израильская политолог Эмили Ландау. —  Я боюсь, что Барак Обама недостаточно подготовлен к переговорам с Тегераном. Он не понимает всей сложности этих переговоров, не знает, что США должны сделать для того, чтобы занять на них более сильную позицию, нежели Иран. Иранцы могут в каждом действии США находить для себя выгоду».

Демонстрируя серьезность своих намерений «подстраховать» дипломатию Обамы бомбардировками иранских ядерных объектов, Израиль провел в начале мая учения ВВС в районе Гибралтара, отрабатывая возможности нанесения ударов по отдаленным от основных баз районам. Кроме того, командование израильских войск ПВО начало вызывать на еженедельные сборы резервистов.  

«Иранский курс» кабинета Нетаньяху в отличие от палестинской политики пользуется полной поддержкой как израильского политического истеблишмента, так и общества. Для Израиля с его психологией «осажденной крепости» само наличие, неважно формальное или фактическое, иранской ядерной угрозы недопустимый риск, который нужно ликвидировать (так, как это было сделано в 1981 году во время бомбежки иракского реактора в Осираке). По данным The Jerusalem Post, почти 66% израильтян выступает за нанесение превентивных ударов по иранским ядерным объектам. Три четверти из них поддержат удар даже в том случае, если против него выступит Барак Обама.

До сегодняшнего дня этого удара не последовало в основном потому, что в правительстве Эхуда Ольмерта не нашлось человека, готового взять на себя такую ответственность. А Либерман может взять. И если удар все-таки нанесут, то он будет иметь катастрофические последствия для планов Вашингтона. У США не останется выбора кроме как безоговорочно поддержать Израиль — и это перечеркнет всю «новую внешнюю политику» Обамы и все перспективы мира на Большом Ближнем Востоке.

Понимая опасность ситуации, Барак Обама вызвал Беньямина Нетаньяху на ковер. По мнению ряда экспертов, от переговоров, которые пройдут между двумя лидерами 18 мая в Вашингтоне, будет зависеть очень многое. «Если только в скором времени одна из сторон не изменит свою позицию, —  пишет британская The Guardian, — звук их грядущего столкновения будет громко и зловеще раздаваться по всему Ближнему Востоку».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики