На струнах рояля

В этом году алматинский джаз-фестиваль отошел от традиционного этнического разнообразия в сторону исполнительского авангарда: преодоления стереотипов в технике исполнения и в ансамблевом звучании

На струнах рояля

Как всегда, организация ежегодного международного фестиваля «Праздник джаза» не обошлась без активного участия посольств Германии, Австрии, Франции, США и Турции, а также Гете-института и участников из этих стран. Квинтет Jazz Indeed из Германии или австрийское трио HDV Дэвида Хэлбока, чьи выступления прошли во второй и третий дни, стали настоящим подарком алматинской публике. Виртуозность, импровизация, актерское мастерство, авангардная работа со звучанием отличали немецких и австрийских музыкантов. Программа была составлена так, чтобы не умалять мастерства наших соотечественников. Так, юношеский оркестр, открывший фестиваль, шел в сцепке хоть и с очень профессиональной, но не слишком выразительной группой Jazz IAm, а достоинства казахстанской The Magic of Nomads как нельзя выгоднее оттенял джаз-банд из Турции.

В рамках обычного

Четырехдневную программу джаз-фестиваля традиционно открыл Almaty Youth Jazz Band. Оркестр Тагира Зарипова, основанный на базе детской музыкальной школы, – единственный молодежный джазовый коллектив в Казахстане. Он остается уникальной кузницей музыкальных джаз-кадров нашей страны. Обычно выступление оркестра вызывает если не восторг, то, по крайней мере, умиление у публики. Но как же не улыбнуться и не умилиться, когда серьезную музыку играют дети. В этот раз то ли дети подросли, то ли состав сменился, но их игра уже не производила былого эффекта. И действительно, на сцене усиленно дудели в саксофоны и тромбоны уже не дети и даже не отроки, а как минимум юноши и девушки. Не особенно чистый звук и несколько дилетантское исполнение сделали свое дело – слушателей клонило ко сну. Поэтому качественная и профессиональная игра группы из США Jazz IAm и пение Розаны Витро, выступивших вслед за ними, сразу дали почувствовать разницу уровней. И дело тут не в возрасте и опыте (понятно, что с начинающих музыкантов надо спрашивать по иным меркам), а в сценических требованиях, диктуемых уровнем мероприятия.

Но при всем своем качестве и профессионализме американцы играли так же скучно, без изюминки, без задора, как и наши соотечественники. Хотя элементы новизны и наличествовали, как и во всякой джазовой импровизации, а знакомые джазовые произведения были сыграны и перепеты по-своему, а в выступлении и было что-то необычное, но все же оно не выходило за рамки обычного традиционного взгляда на то, как следует играть джаз.

Узбекский джаз и туркменский «Рамштайн»

На следующий вечер программа оказалась более насыщенной и яркой. Сначала выступила группа «Арцах», которая является старейшим джазовым коллективом Узбекистана, созданным еще в 1954 году. Несмотря на более энергичную манеру исполнения, чем у музыкантов, выступавших в день открытия, джаз в интерпретации узбеков звучал довольно традиционно. Как всегда, были исполнены популярные вещи, но без особой новизны. Группа представила обычный качественный, но по высоким меркам искусства все-таки ресторанный джаз. Хотя некоторые композиции звучали довольно интересно и навеивали ассоциации из шестидесятых. Например, в какой-то момент гитарные проигрыши узбеков напомнили Rides on the storm группы Doors. Затем на сцену вышли их коллеги из Туркменистана, сугубо мужской коллектив «Арвана». Группа была создана в прошлом году, и, как сказано в пресс-релизе, в ее состав вошли опытные музыканты. На поверку они оказались не только опытными, но и универсальными. Было заметно, что их тянет к чему-то иному, нежели к джазу. Основными музыкальными инструментами в «Арване» были электрогитары. Поэтому неудивительно, что музыка звучала несколько в хард-роковом варианте. А голосовые модуляции, произведенные вокалистом, певшим на туркменском языке, вызвали ассоциации с «Рамштайном». Несмотря на то что музыканты периодически вплетали в произведение этнические мотивы, все же по энергичности и буквально забойности гитарных проигрышей аура от их выступления исходила хард-роковая. Туркмены еще дальше, чем узбеки, продвинулись в усилении популярной манеры, устроив рок-шоу с гитарами и прыжками. И не ошиблись, поскольку пришлись по вкусу основной массе слушателей. Наверное, если бы родина сказала «надо», с тем же успехом они бы представили и туркменский балет.

Звуки Му

По-настоящему оживленный интерес слушателей вызвало выступление приехавшего по приглашению Гете-института квинтета Jazz Indeed, продемонстрировавшего новаторскую манеру исполнять джаз. Скорее всего, они не революционеры и не открыватели нового стиля, а просто находятся на гребне современных тенденций и могут показать алматинским слушателям, куда двигается джаз, как сейчас его играют и понимают в Европе, в чем состоят современные тенденции развития джаза. Прежде всего, это артистизм, свобода и виртуозность владения инструментами, будь то рояль, контрабас, ударные, саксофон или голос. Помимо того, что солист группы Михаэль Шифэль потрясающе модулировал голосом и жонглировал микрофоном, он еще и пел тексты на социально злободневные темы по-немецки и по-английски. При этом тонко иронизировал и пародировал популярные мотивы и исполнителей. Не всякий сможет так талантливо и выразительно кривляться на сцене. Из знакомого и близкого вспомнились Гаркуша с Мамоновым. Шифэлю не уступали в виртуозности саксофонист Ян фон Клевитц, пианист Бенэ Аперданиер, Пауль Клебер (контрабас) и Райнер Винч (ударные, перкуссия).

Квинтет хорошо известен в берлинских музыкальных кругах. Что примечательно, исполняет не импровизации известных композиций, а произведения собственного сочинения, создавая креативы в стиле funk в духе свободной аранжировки немецкой поп-музыки. Михаэль Шифэль считает, что у джаза нет запретов и границ. Он смело заменяет недостающие инструменты собственным голосом. Концерты квинтета нередко проходят и в маленьких залах. Музыкант часто сотрудничает и с диджеями. Кстати, об уровне исполнителя свидетельствует и тот факт, что Михаэль преподает джазовый вокал в Академии музыки имени Ференца Листа в Веймаре.

От этно к авангарду

[inc pk='1726' service='media']

Программа третьего вечера увенчалась триумфом австрийского трио HDV Дэвида Хэлбока. Выступавшие перед ним завсегдатаи алматинского фестиваля квартет Осипова/Хоменкова и гости из Франции дуэт Two подготовили публику к восприятию авангардных австрийцев. Осипов с Хоменковым продолжают свой творческий поиск в русле этнической тематики. Если пять лет назад они синтезировали джаз с русскими народными песнями (в духе Надежды Бабкиной), то теперь дуэт продуктивно эксплуатирует казахские национальные мотивы в духе Нагимы Ескалиевой. Молодая певица, выпускница Казахстанской национальной консерватории Гаухар Умирзакова демонстрировала возможности вокала, но не все спетые ею песни выгодно его подчеркивали. Утонченно-воздушный джаз исполнили французы, но их игра казалась несколько отстраненной. Поэтому последовавшее за ними трио Дэвида Хэлбока заметно оживило аудиторию. Хэлбок – потрясающий пианист, сплотивший вокруг себя двух других талантливых музыкантов Лукаса Дитриха (контрабас) и Марка Вогеля (ударные). Перед выступлением Хэлбок объявил, что композиция, которую они сейчас исполнят, была навеяна творчеством мексиканской художницы Фриды Кало. Трио HDV (Хэлбок, Дитрих, Вогель) часто посвящает свои произведения великим людям, вдохновившим их. В 2006 году они выпустили альбом «Чествуя современных гениев». Хэлбок наглядно продемонстрировал, что рояль – струнный инструмент, играя не только на клавишах, но и на его струнах. Необычная игра на рояле сопровождалась таким же необычным звучанием контрабаса и ударных. В джаз-музыке австрийские музыканты нашли основу для импровизации и свободного интуитивного обращения с инструментами. Демонстрируя виртуозное владение классической техникой, музыканты выходят за ее границы к свободному эксперименту с голосом и звуком. Происходящее на сцене можно было охарактеризовать как виртуозный акционизм. Немцы доказали, что они асы не только в классической музыке, но и в джазе.

Последовавшее за этим выступление приехавшего на фестиваль известного израильского музыканта Леонида Пташки (первоначально организаторы не были уверены в том, что он посетит Алматы, и не внесли его имя в программу фестиваля) было таким же виртуозным, но все же традиционным по манере исполнения. Музыкант работает в области популярного джаза. Он исполнял произведения собственного сочинения, много контактировал с публикой, заставляя ее петь вместе с ним, демонстрировал возможности своего не очень сильного, но смелого вокала – лучше всего у Пташки получалось не пение, а звукоподражание. И хотя пианист и композитор – выходец из Баку, от его творчества веяло одесским флером.

В иных потоках

В заключительный день фестиваля выступила казахстанская группа The Magic of Nomads, объединившая известных казахстанских музыкантов — Едиля Хусаиновя, Газиза Габдрахимова, Рената Гайсина, Виктора Хоменкова, Салимгерея Садыкова. Они стали звездами заключительного дня, зажигательно исполняя популярные обработки народных мелодий. Довольно сложно было определить, что из исполненного подпадает под определение «джаз». Но это и не важно, ведь современный джаз многолик и многогранен, и сложно устанавливать границы. Программа, представленная номадами, выглядела как красочное музыкальное шоу: участники группы надели этнические костюмы, взяли в руки колоритные народные инструменты, Едиль Хусаинов запел в экзотической манере. Музыканты нарочно не избежали общих мест, играя в популярном стиле. А в конце, как обычно, исполнили попурри на песни «Битлз», чем вызвали восторг широкой публики. Зачем мудрить, когда уже есть песни «Битлз», которые хороши сами по себе, а сыгранные на этнических инструментах и переработанные на народный лад – тем более. Слушатели были в восторге. Но в представленном творчестве не было чего-то нового и необычного: выступление рекламируемой группы еще раз подтвердило ориентацию наших исполнителей на популярное звучание.

За выступлениями среднеазиатских коллективов чувствовался бекграунд двадцатилетней давности. Видимо, сказывалась разница в информационных потоках и менталитетах. Музыканты нашего региона до сих пор склонны трактовать джаз-импровизацию как синтез c этникой, роком семидесятых, классикой или поп-музыкой, в то время как европейцы делают ставку на акционизм, артистизм и свободное владение инструментами.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики