Что захочет покупатель

Спрос на средства казахстанских фондов прямых инвестиций (ФПИ) растет. У них больше выбора, и они ужесточают критерии отбора

Что захочет покупатель

В условиях кризиса ликвидности и невозможности рефинансирования долга предприниматели рассматривают замещение долгов капиталом. «Одним из источников “живых денег” становятся средства фондов прямых инвестиций», – отмечают в своем отчете эксперты «Бейкер Тилли Казахстан оценка».

«В текущей ситуации, когда прямые инвестиции стали едва ли не единственной альтернативой банковским кредитам, количество компаний, которые хотят получить прямые инвестиции, значительно выросло. Раньше при перегреве экономики и строительном буме у них был доступ к дешевым кредитным ресурсам, а сейчас этого нет. Поэтому, естественно, компании стали более открыты для прямых инвестиций», – говорит управляющий партнер Aureos Central Asia Fund Талгат Кукенов.

Во времена бурного роста компании имели доступ к дешевому заемному финансированию и были менее склонны рассматривать в качестве источника фондирования ФПИ (также известные как Private Equity Funds), где за инвестиции приходится, как правило, делиться долей бизнеса.

Кроме того, многие компании до кризиса переоценивали себя и требовали слишком больших инвестиций за свой капитал. Кризис дал преимущество фондам, и они теперь диктуют условия и цены. Предприниматели, которым нужно финансирование, стали сговорчивее и готовы поделиться большим пакетом активов компании и обсудить цену.

Больше всего интереса к прямым инвестициям у малого и среднего бизнеса, особенно их секторов, сильнее всех испытывающих кризис, – недвижимость, ретейл, производственные компании.

В среднем фонды прямых инвестиций получают три-пять инвестиционных заявок в месяц, из них одобряют менее 1%. Каждый новый проект фонда прямых инвестиций требует тщательного анализа и проведения процедуры due diligence, поэтому на принятие решения уходит в среднем до двух месяцев (в России – три-шесть месяцев).

У ФПИ теперь больше выбора между проектами для финансирования, это, в частности, позволяет им вести более жесткий отбор кандидатов и повышать требования для потенциальных заемщиков.

«Разумеется, необходимое финансирование получат не все, ведь острая проблема с ликвидностью сформировала рынок покупателя, когда компаниям-реципиентам приходится убеждать и доказывать, что их бизнес привлекателен и перспективен в развитии», – говорят эксперты «Бейкер Тилли Казахстан оценка».

Кому мелочь, кому что

На данный момент в нашей стране работают более 40 ФПИ, примерно половина из которых иностранные. В феврале-марте текущего года компания «Бейкер Тилли Казахстан оценка» провела исследование фондов прямых инвестиций, зарегистрированных в Казахстане, одновременно их партнеры провели такое исследование в России. В казахстанском исследовании принимали участие фонды прямых инвестиций, управляющие активами от 30 до 100 млн долларов – это приблизительно средний сегмент рынка прямых инвестиций в нашей стране.

Как оказалось, критерии выбора проектов у казахстанских фондов заметно отличаются от критериев их российских коллег.

Казахстанские фонды готовы заниматься относительно небольшими проектами, требующими инвестиций до трех миллионов долларов. В целом многие фонды называют комфортными сделки на пять-семь миллионов и готовы вкладывать в проект до 10 млн долларов. Около 20% фондов готово инвестировать в одну компанию до 15 млн долларов.

В России ФПИ склонны заниматься более крупными проектами, они обычно не рассматривают инвестиции до трех миллионов долларов. Более 60% российских фондов готово работать с компаниями, требующими инвестиций от 15 до 50 млн долларов. В Казахстане опрошенные фонды не рассматривают проекты такого размера.

Как показал опрос, казахстанские фонды в основном (60%) предпочитают компании в стадии развития. Речь идет о предприятиях, которые находятся на этапе расширения бизнеса или рождения (работают менее пяти лет), и еще не являются стабильными зрелыми компаниями.

При этом казахстанские private equity также активно рассматривают start-up (40%). Это высорискованные проекты, но имеющие хорошую потенциальную доходность. Россияне же менее склонны идти на риск ради этой доходности, только 14% готовы работать с такими проектами. Большинство российских фондов предпочитают все же зрелые компании (уровень продаж растет, но прирост менее 15%). У них меньше потенциала для развития, но они более устойчивы. Это компании, давно миновавшие точку безубыточности и стабильно растущие. В Казахстане такими компаниями фонды практически не интересуются.

При этом 7,1% российских респондентов готовы рассматривать компании на стадии спада. Сейчас многие компании несут убытки, показывают снижение выручки и доходов, однако при этом у них есть потенциал развития и они мало стоят.

Черный список

Большинство фондов готовы осуществлять инвестиции в любом регионе Казахстана. Однако есть некоторые ФПИ (примерно 40%), которые хотят работать, например, только в Алматы или Актюбинской области. Это связано с желанием инвестора контролировать вложения, а иногда и с опытом успешного выхода из проектов конкретного региона.

Казахстанские фонды предпочитают телекоммуникации (80%), а также финансовые услуги и розничную торговлю. В России бесспорным преимуществом обладает FMCG (товары повседневного спроса) – 92%.

Единичные фонды специализируются только на отдельных отраслях. Например, фонд Centras Private Equity Fund предпочитает финансовый сектор (страхование, управление активами, лизинг и т.п.), поскольку лучше его знает.

В «черном списке» отраслей для инвестиций в Казахстане в первую очередь те, которые находятся под постоянным контролем и мониторингом государства (нефтегазовый сектор, военно-промышленный комплекс, машиностроение и пр.).

Также в Казахстане крайне непопулярен игорный бизнес. Под воздействием кризисных тенденций до 60% ФПИ не готово вкладывать в сферу девелопмента и real-estate.

Фонды предпочитают те сектора, где инвестиции можно быстрее окупить. ФПИ, как правило, заинтересованы в развитии компании и ее последующей продаже. Поэтому для многих фондов также важно иметь возможность выхода из компании – продажи своего пакета акционеру, инвестору и т.д. ФПИ часто ориентируется на выход из компании в течение трех-пяти лет. И смотрят на то, каких показателей может достичь компания за ограниченный период времени.

Частичный контроль

Большинство ФПИ рассматривают в компании, где они получают 25–49% уставного капитала, т.е. блокирующий, но не контрольный пакет. Инвесторов интересует сохранение корпоративного управления на предприятии, и текущая работа возлагается на действующий менеджмент.

Однако при этом около 20% фондов специализируются именно на покупке контрольного пакета компании. В любом случае все стратегические решения (диверсификация, продажа активов и пр.) принимаются совместно.

Для владельца компании приход инвестора означает потерю прежнего полного контроля, к чему многие казахстанские предприниматели были не готовы, но сейчас ситуация меняется. Некоторые фонды заявляют, что поскольку цена упала, они смотрят на большие пакеты акций, в том числе на мажоритарную долю. Такое вхождение имеет и положительный эффект. Фонд как инвестор не только предоставляет средства для развития компании, но и делится с ней опытом, дает своих менеджеров и активно участвует в повышении стоимости бизнеса. Фондам часто приходится работать над повышением стандартов корпоративного управления в компании, внедрением стандартов качества и др.

«Мы сейчас стали более внимательны, прежде всего к риску компании. Стали более осторожны, консервативны в плане выбора компаний, которые получают у нас инвестиции. И условия самих инвестиций стали жестче. В частности, в том, что касается приобретения долей акций, участия управления компаний. Мы принимаем более активное участие в управлении, осуществляем более строгий контроль за финансовыми потоками компаний и ведем более продуманную политику в плане развития, – рассказывает Талгат Кукенов. – Показательно, что это не уменьшило количество потенциальных проектов и компаний, желающих работать с нами, скорее наоборот, поскольку наши условия по-прежнему остаются более привлекательными, чем условия коммерческих кредитов. Одна проблема, с которой мы сталкиваемся, я считаю, кроется в менталитете определенных представителей бизнеса. Раньше предприниматель думал, что раз пришел инвестор, значит, даст денег, а он будет тратить как хочет. А сейчас мы стараемся ему объяснить, что если заходим, ему придется, во-первых, делиться властью в управлении компанией, во-вторых, так просто тратить деньги уже не получится. Сейчас он каждый шаг будет согласовывать с нами».

Фондам интересны компании с хорошим менеджментом и понятной структурой акционеров. Одна из главных проблем для ФПИ – слабый менеджмент казахстанских компаний. Менеджеры часто сопротивляются нововведениям, которые предлагает ФПИ.

Аудированная отчетность и хорошие продажи

Казахстанские и российские фонды также сильно расходятся в критериях принятия решения об инвестировании. Так, казахстанские фонды прямых инвестиций в первую очередь смотрят на наличие аудированной отчетности у компании, в то время как россияне уделяют внимание показателям рентабельности и доходности компании и перспективам рынка, на котором она работает.

Большинство фондов не инвестируют в компании, темпы роста выручки которых менее 20%.

«Желательно, чтобы у компании была прозрачная бухгалтерия. Кроме того, важен хороший менеджмент. И у компании должен быть потенциал для роста на рынке», – отмечает г-н Кукенов.

Иностранные ФПИ, работающие в Казахстане, часто говорят о том, что их интересуют компании, работающие на казахстанском рынке в течение нескольких лет, имеющие большую долю рынка, стабильные хорошие продажи, речь редко идет о молодых компаниях, и тем более о star-up.

Фонды прямых инвестиций ожидают, что количество сделок в текущем году не изменится или вырастет, а входные мультипликаторы уменьшатся. При этом в некоторых фондах говорят, что сейчас они заняли выжидательную позицию и не наращивают объемы финансирования. «Сейчас рынок замер, новые проекты почти не рассматриваются. Некоторые российские фонды вообще отказались от инвестиций в Казахстан. Основная причина – недостаток средств у самих фондов. Кроме того, сейчас трудно прогнозировать будущее рынка в целом и отдельных компаний в частности», – отмечает генеральный директор «Бейкер Тилли Казахстан оценка» Татьяна Гиш.

[inc pk='207' service='table']
Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом