Место денег изменить нельзя

Кризис негативно сказался на инвестиционной привлекательности казахстанской экономики в целом, но не изменил существенно отраслевую структуру иностранных инвестиций

В минувшую среду президент корейской корпорации LG Енг Бонг Ха, выступавший на совместном казахстанско-корейском форуме «Новые горизонты роста» попросил правительство РК «поддержать улучшение инвестиционного климата и институтов Казахстана, чтобы иностранные компании могли вести свою предпринимательскую деятельность». Прежде всего корейского бизнесмена заинтересовали проекты в топливно-энергетической сфере. По его словам, LG уже участвует в четырех проектах по освоению месторождений нефти, и корпорация заинтересована в развитии отношений. «С 2000 года благодаря экспорту энергоресурсов темпы роста экономики Казахстана достигли 10% в год… Из-за геополитического положения республика сможет сыграть роль моста между Азией и Европой… по объему нефтяных запасов Казахстан войдет в число десяти нефтедобывающих стран мира. Кроме нефти, он обладает различными минеральными ресурсами, поэтому для нашей корпорации, стремящейся к инвестициям в области природных ресурсов, является весьма привлекательной страной», — объяснил Енг Бонг Ха.

Двумя неделями ранее глава правительства РК Карим Масимов отдал распоряжение разработать карту размещения реализуемых и планируемых инвестпроектов и систематизировать имеющиеся для их реализации ресурсы. «Чтобы мы не пальцем в небо тыкали — кому, где, как захотелось, а с учетом всех наших возможностей, — пояснил он членам кабмина. — Чтобы в июне мы точку в этом вопросе поставили и очень четко, ясно и понятно двигались дальше».

 Ждать осталось недолго. Если распоряжение главы правительства будет выполнено в срок, то через месяц все желающие инвестировать в Казахстан смогут увидеть контуры нашей новой, прорывной и посткризисной экономики. Материализуются ли кружки на карте в промпредприятия и дороги — будет зависеть от того, насколько совпадут расчеты властей с реальной инвестиционной привлекательностью различных секторов экономики и отдельных проектов. Если совпадут, то вряд ли очертания экономики будущего будут заметно отличаться от экономики сегодняшней — сырьевой и экспортно ориентированной, в которой доминирует нефтянка. Более того, у добывающих отраслей есть все шансы упрочить свое положение.

Откуда деньжишки

Источников финансирования инвестпроектов в настоящее время немного. Деятельность внутренних инвесторов «парализована проблемами, которые переживает банковский сектор, и невозможностью выгодного внешнего заимствования по причине низкого инвестиционного рейтинга страны и банковской системы», — говорит эксперт «БТА Аналитика» Шамиль Дауранов. Главными инвесторами становятся государство и зарубежные игроки.

Казахстанские власти давно обозначили свои инвестиционные приоритеты. Еще осенью 2008-го вице-министр индустрии и торговли Алмас Косунов заявил, что в базовый перечень так называемых прорывных проектов вошли 45 проектов общей стоимостью 54 млрд долларов — капиталоемкие, экпортно ориентированные и высокотехнологичные.

В настоящее время на предмет целесообразности финансирования из средств фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» (ФНБ) рассматривается 25 проектов общей стоимостью 19,5 млрд долларов. Некоторые из них включены также в перечень прорывных проектов, реализуемых в рамках программы «30 корпоративных лидеров Казахстана». Однако средств, выделенных государством, не хватает. «Так, например, объем запрашиваемой на реализацию 25 проектов государственной поддержки составляет более 3,7 миллиарда долларов. В то же время сумма, выделенная фонду из средств Национального фонда с целью реализации инфраструктурных и инновационных проектов, значительно меньше указанного объема требуемого финансирования», — сообщил исполнительный директор АО ФНБ «Самрук-Казына» Сабр Есимбеков.

Нехватка средств может скорректировать планы властей на этот год. До начала 2010 года планируется завершение восьми прорывных проектов на сумму около 2,5 млрд долларов. Уже сейчас можно говорить о том, что большинство ранее заявленных проектов так и не будет реализовано из-за отсутствия необходимого финансирования, необъективных расчетных данных проектной документации, а также низкой инвестиционной привлекательности.

Недостаток средств могут отчасти скомпенсировать иностранные инвесторы. Правда, как замечает Шамиль Дауранов: «В условиях мирового экономического кризиса все страны стремятся в первую очередь решить собственные проблемы, а затем искать возможность эффективного вложения своего капитала в другие экономики». Да и работать с ними мы пока умеем плохо. По оценке Международной финансовой корпорации, изучившей 181 страну мира, работа казахстанских госструктур, специализирующихся на привлечении иностранных инвестиций, оценена как «слабая». То, что Китай получил такую же оценку, утешает слабо — в отличие от казахстанской экономики, китайская не испытывает проблем со средствами для инвестиций.

Инвестиционная привлекательность Казахстана оставляет желать лучшего. В рейтинге глобальной конкурентоспособности, который составляет Всемирный экономический форум, по итогам 2008–2009 года Казахстан занял 66-е место из 131. Вроде бы крепкий середнячок, лучший среди стран Центральной Азии, опередивший Грецию, Египет и Болгарию. Но годом ранее РК находилась на 61-м месте.

Можно вспомнить о том, что нашу страну инвесторы относят к развивающимся, рискованным для инвесторов рынкам. В начале мая Moody’s понизило рейтинг обязательств Казахстана в национальной валюте с «Ваа1» до «Ваа2», при этом прогноз по рейтингу установлен «негативный». Рейтинг снижен по причине сохраняющейся хрупкости банковской системы Казахстана из-за значительного объема краткосрочных обязательств в иностранной валюте. Также снижение рейтинга связано с тяжелой макроэкономической ситуацией и высокой зависимостью Казахстана от экспорта сырьевых товаров, цены на которые значительно упали.

«Падение нефти с середины 2008 года резко повысило девальвационные ожидания и риски дефолтов казахстанских эмитентов, — рассказывает старший инвестиционный аналитик АО “Инвестиционный финансовый дом “RESMI” Маулен Усенов. — Из-за низких цен на сырьевые товары международные инвесторы, судя по уровню CDS, относят нас к одной группе со странами Восточной Европы (например, Украиной, Литвой), экономики которых находятся в преддефолтном состоянии. При этом в апреле прошлого года страхование рисков от дефолтов для Казахстана обходилось инвесторам почти в три раза дешевле (на 1 апреля 2008-го — пятилетние CDS находились на уровне 271,6 б.п. вместо 675 б.п. на 28 апреля 2009-го)».

Правда, CDS для Казахстана вот уже больше месяца активно падают (хотя и остаются на высоких уровнях), а Standard & Poor’s дало нам прогноз «стабильный» по страновому рейтингу. Это означает, что нам все же доверяют. Видимо, благодаря этому Казахстану пока удается избегать снижения иностранных инвестиций. Несмотря на кризис, он не снизился. Хотя упали темпы роста. Если на 31 декабря 2007 года объем иностранных инвестиций вырос на 37%, то на 31 декабря 2008-го только на 11% и составил 113,1 млрд долларов. Объем прямых инвестиций в страну продолжил расти (в 2008-м на 34%), в то время как объем портфельных инвестиций снизился в прошлом году почти вдвое (по итогам 2007-го наблюдался рост). На данный момент примерно 43% иностранных вложений — это прямые инвестиции, 5% — портфельные, и остальное — прочие инвестиции, не относящиеся к этим двум категориям.

В этом году Казахстан уже смог привлечь несколько крупных кредитов. Так, из Китая Казахстан получит 10 млрд долларов, половина из них пойдет в нефтегазовые проекты, а вторая половина — на развитие инфраструктурных проектов. Кроме того, в эту сферу поступит один миллиард долларов из Объединенных Арабских Эмиратов.

Сила слабого тенге

Упомянутые кредиты были предоставлены банками развития. В отличие от них, частные инвесторы предпочитают вкладываться не в инфраструктуру, а в другие секторы экономики. Опрос фондов прямых инвестиций, проведенный компанией «Бейкер Тили Казахстан оценка», показал, что большинство их них приоритетными для инвестиций считают телекоммуникации и связь. При этом 60% не рассматривают проекты в сфере девелопмента и real estate. Маулен Усенов добавляет к телекому сельское хозяйство и все же верит в инфраструктуру. «В наше непростое время для инвесторов больше важна стабильность, нежели быстрые темпы роста. Стабильный сбыт продукции и возможная поддержка государства являются важнейшими факторами при аллокации инвестиций», — объясняет он свой выбор. А Шамиль Дауранов отмечает, что иностранные и внутренние инвесторы в первую очередь будут вкладывать свои средства в развитие добычи нефти, газа, отработку месторождений с высоким содержанием цветных, благородных и редкоземельных металлов и урана. Все остальные отрасли отходят на второй план.

Отраслевой расклад определяется многими факторами, в том числе антикризисными действиями правительства. Например, девальвация в начале этого года положительно сказалась в основном на экспортерах. Привлекательность экспортно ориентированных отраслей (нефтедобыча и металлургия) ввиду того, что издержки в них номинированы в тенге, а выручка — в иностранной валюте, повысилась. Не случайно зарубежные игроки демонстрируют повышенный интерес к нашей нефтянке. Тут можно вспомнить и недавнюю сделку по покупке китайской CNPC половины пакета акций компании «Мангистаумунайгаз» (подробнее см. «Нефть — вместе, заводы — врозь», «Эксперт Казахстан» № 16 от 27 апреля 2009 года), и переговоры о приобретении за 2,6 млрд долларов компании Imperial Energy, работающей в России и Казахстане, которые ведет индийская ONGC. Напомним, что этот же игрок в минувшем январе получил 25% в проекте по освоению перспективного нефтеносного участка «Сатпаев» в казахстанском секторе Каспийского моря. Несмотря на постоянные претензии, не сворачивают работу «Тенгизшевройл» и Кашаганский консорциум.

А вот строительство и банковский сектор, по мнению г-на Усенова, не дадут должной отдачи от инвестиций. «В последние два года коренным образом изменилась инвестиционная привлекательность банковской системы Казахстана, — отмечает в свою очередь г-н Дауранов. — Инвестиционный рейтинг практически всех банков скатился до категорий, при которых внешние займы и эмиссии ценных бумаг не позволяют проводить операции с экономической выгодой».

Изменения инвестиционных потоков вполне соответствуют предположениям аналитиков. По данным Нацбанка, за последний год удельный вес финансового сектора в общем объеме иностранных инвестиций снизился почти на 10% до 37%. Уменьшился удельный вес отрасли в портфельных инвестициях (с 87% в 2006-м до 75% в 2008-м), но продолжает расти удельный вес вложений в геологоразведку. Также в 2008 году можно отметить рост доли обрабатывающей промышленности и строительства. Вместе с тем в последние два года упала доля горнодобывающей промышленности: в разделе прямых инвестиций с 37% в 2006-м до 24% в 2008-м.

Адресаты инвестиций

В перечне приоритетных проектов, выделяемых госструктурами, доминируют электроэнергетика, нефтепереработка и нефтехимия, газовая отрасль, химическая промышленность, металлургия. Большинство проектов по этим направлениям планируется финансировать в основном за счет привлечения средств иностранных инвесторов. Правда, с этим часто возникают проблемы. К примеру, по проекту строительства первого интегрированного нефтехимического комплекса в Атырауской области вопрос с финансированием до сих пор не решен. В связи с финансовыми проблемами партнера по проекту — компании LyondellBasell (США) — ФНБ прорабатывается возможность привлечения арабских, индийских компаний, а также южнокорейской компании LG Chemicals.

По словам управляющего директора АО «KEGOC» Сергея Катышева, привлечение инвестиций (и внутренних, и внешних. — «ЭК») в электроэнергетическую отрасль, в первую очередь в модернизацию и развитие генерирующих источников и региональных электрических сетей, проблематично ввиду низкой инвестиционной привлекательности таких проектов. «Существующие уровни цен на электроэнергию и тарифов на услуги по ее передаче, распределению не обеспечивают возвратность и приемлемую норму прибыли для потенциальных инвесторов на приемлемых для них условиях», — поясняет он.

В транспортной сфере наибольшие шансы на реализацию имеют проекты, связанные с иностранными партнерами. Министерству транспорта и коммуникаций пришлось пересмотреть планы в отношении ряда проектов, реализация которых была запланирована на 2008–2010 годы. Завершение нескольких железнодорожных проектов планируется после 2012 года. «Например, по проекту электрификации линии Макат — Кандыагаш срок начала строительства задерживается из-за проблемы привлечения финансовых средств на строительство. В связи с глобальным кризисом срок реализации проектов по строительству железнодорожной линии Мангышлак — Баутино и автомобильной дороги Бейнеу — Шалкар предполагается в более поздний период», — сообщил начальник управления развития транспорта и путей сообщения департамента развития транспортного комплекса РК Министерства транспорта и коммуникаций Тулен Конкаков. Тем не менее наиболее перспективный железнодорожный проект по строительству железной дороги Узень — госграница с Туркменистаном в министерстве планируют завершить в срок. Проект является частью железнодорожной линии Узень — Берекет — Горган, строительство которой планируется совместно Казахстаном, Туркменистаном и Ираном. Стороны согласились завершить строительство участков вышеназванной железнодорожной линии на территории своих государств одновременно, до декабря 2011 года.

Значительно больший интерес инвесторы проявляют к проектам в автодорожной отрасли. По словам г-на Конкакова: «По автодорожным концессионным проектам, проведение конкурсов по которым запланировано с июня по сентябрь текущего года, на сегодняшний день проявили заинтересованность 72 компании из 17 стран, в том числе крупные компании из США, Франции, Германии, Австрии, Италии, Китая, Турции, Кореи, России, Израиля. Это свидетельствует о достаточной активности со стороны потенциальных концессионеров». Такую активность в Минтранскоме объясняют серьезной поддержкой концессионеров государства. В числе стимулирующих мер: софинансирование проектов, государственные гарантии по займам, другие финансовые преференции, а также передача инвестору исключительных прав, связанных с эксплуатацией объекта концессии. Вполне вероятно, что в связи с последним в Казахстане появятся платные автодороги.

Кризис в головах

Присутствие иностранных инвесторов еще не гарантирует реализации инвестпроекта. Иногда зарубежные игроки отказываются от ранее заявленных планов из-за пересмотра стоимости проекта, которая была неправильно рассчитана на начальном этапе проектирования. Как пояснили в ФНБ: «Применительно к целому ряду проектов, находящихся на стадии реализации, отсутствуют проработанные бизнес-план и ТЭО. Имеющаяся по некоторым проектам проектная документация должным образом не отражает нынешние экономические реалии и должна быть пересмотрена на предмет обоснованности выдвинутых предположений».

В свою очередь эксперты считают, что в Казахстане результат инвестпроектов ориентирован не столько на экономическую, сколько на политическую эффективность. По словам президента Института развития Казахстана Магбата Спанова: «В Казахстане при принятии решения о финансировании того или иного проекта прежде всего учитывается политический резонанс — чем громче проект, тем вероятнее, что он будет профинансирован. Как правило, рыночная, а тем более социальная эффективность проекта не учитывается».

По словам руководителя аналитического управления компании «Тройка Диалог Казахстан» Эмиля Милушева, определяющими факторами при реализации крупных инвестпроектов в Казахстане будут «жесткий политический курс на диверсификацию экспортной корзины, невзирая на динамику цен на нефть и газ», но при этом и цены на сырье сыграют свою роль. «Кризис показал, насколько экономика Казахстана восприимчива к уровню цен на сырьевых рынках. Пример — масштабный проект ТОО «Шалкия Цинк» — один из пионеров выхода на IPO. Несмотря на падение мировых цен на цинк компания открыта для инвесторов. Успех проекта будет зависеть в первую очередь от ценового уровня. Если цена на цинк будет расти, то, естественно, перспективность проекта будет увеличиваться», — считает г-н Милушев.

Как показал опыт последних месяцев, даже в условиях падения цен на нефть ниже 40 долларов за баррель именно нефтегазовый сектор остается наиболее устойчивым. В отличие от компаний, представляющих другие отрасли, нефтяники не объявляли дефолтов, не проявляли публичного беспокойства о реструктуризации задолженности. Учитывая, что в середине мая цены снова подобрались к 60 долларам, можно с уверенностью предположить, что никакой диверсификации направлений инвестирования в Казахстан ждать не приходится. Как иностранные игроки вкладывались в нефтянку и горнодобывающую промышленность, так и будут вкладываться. А проекты по диверсификации экономики при нынешней конъюнктуре рынка теряют приоритетность.

 В подготовке материала принимала участие Татьяна Батищева

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики