Наказание без преступления

Кампания по борьбе с лжепредпринимательством может обернуться потерей собственности для добропорядочных бизнесменов

Наказание без преступления

5 мая группа казахстанских компаний попросила президента Нурсултана Назарбаева вмешаться в ситуацию, сложившуюся в сфере борьбы с лжепредприятиями. По мнению бизнесменов, действия правоохранительных органов нередко приводят «к безосновательному привлечению к налоговой и административной ответственности добросовестных предпринимателей за нарушения, которых мы не совершали». Под обращением подписались АО «Издательский дом “Кезен”», ТОО «Лодия», ТОО «Норд-Гарант», ИП «Елиманов С», ТОО ПВП «Сервис-Внедрение», ИП «Дружков В.В.Н.», ТОО «Петропавловский автоучкомбинат» и ряд других компаний. Они выражают недовольство тем, что за нарушения, совершенные их контрагентами, признанными впоследствии лжепредприятиями, «к ответственности привлекаются добросовестные предприниматели».

В перспективе этот конфликт может привести к банкротству многих представителей как отечественного, так и иностранного бизнеса. Причем без всякой вины со стороны самих участников рынка.

Откуда дровишки?

Интенсивная борьба с лжепредпринимательством ведется с 2006 года. Тогда по инициативе Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финполиция) в Налоговый кодекс были внесены соответствующие поправки. В июле 2007 года тоже с подачи финполиции лжепредпринимательство перевели в категорию тяжких, а статья 192 Уголовного кодекса «Лжепредпринимательство» была дополнена частями 2 и 3, которые предусматривают ответственность за отягчающие обстоятельства – за них отныне могли дать от трех до десяти лет лишения свободы.

Тогда же налоговые органы получили полномочия по решению суда аннулировать свидетельство о постановке на учет по НДС лжепредприятий. Причем «расходы по операциям с налогоплательщиком, признанным судом лжепредприятием, с момента начала преступной деятельности, установленного судом, относятся к расходам, не подлежащим к вычету» (подпункт 1-1 пункта 1 ст. 140 НК РК).

В результате одно отдельно взятое лжепредприятие тянет за собой в налоговую петлю всех своих контрагентов. В отношении последних суммы взаиморасчетов исключаются из сумм вычетов по корпоративному подоходному налогу (КПН) и сумм зачета по НДС. Так как все счета-фактуры лжепредприятия после соответствующего решения суда считаются фиктивными, а обязательства провинившегося перед бюджетом неисполненными. Здравый смысл подсказывает, что недоимки в бюджет должны вернуть лжепредприятия. Но ответчиками, как правило, становятся контрагенты.

Как разъясняет на своем корпоративном сайте начальник отдела аудита юридических лиц Налогового комитета по Ауэзовскому району Алматы Муса Калдарбеков: «При проведении налоговых проверок действия проверяющих налоговых инспекторов по исключению из вычетов стоимости приобретенных товаров (работ, услуг) и из зачета сумм НДС по счетам-фактурам, выставленным поставщиками-лжепредприятиями, признанными судом, являются правомерными».

Ничего личного

Нет ничего удивительного в том, что кампания по выявлению лжепредприятий началась именно сегодня, когда на фоне спада поступлений в республиканский и местные бюджеты налоговые органы утроили усилия по увеличению сбора налогов. А финполиция ужесточила борьбу с недобросовестными бизнесменами.

1 апреля официальный представитель финполиции Мурат Жуманбай заявил, что в текущем году выявлено 52 факта лжепредпринимательства, в суд направлены документы по 23 уголовным делам. «Сумма установленного ущерба по оконченным производством уголовным делам составила 10,1 миллиарда тенге, что почти в 13 раз превышает показатели аналогичного периода прошлого года (746,8 млн тенге. — “ЭК”)», — сообщил г-н Жуманбай. Он также отметил, что «указанная сумма фигурирует в уже вынесенных судебных решениях, в действительности же выявленный, но еще не доказанный ущерб государству в несколько раз выше». При этом, по данным финполиции, всего за 2008 год было выявлено 360 преступлений, связанных с лжепредпринимательством, а сумма установленного ущерба составила 57 млрд тенге.

Правительство и правоохранительные органы выработали единый подход к проблеме: надо бороться за укрепление платежной дисциплины, ибо от недоимок страдает народ. А так как с лжепредприятий практически невозможно выбить деньги, заплатить придется другим.

«В нашей стране борьба с теневиками и лжепредпринимателями ведется непонятным образом, — говорит исполнительный директор Фонда предпринимателей Казахстана Мунавара Палташева. – Чтобы сократить теневую экономику, усиливают требования и усложняют условия легальному бизнесу. Вместо поиска реальных лжепредпринимателей сначала “кончают” легальный бизнес, может быть, в массе осужденных и попадется пара-тройка лжепредпринимателей. Обиднее всего как раз то, что в любом случае виноват тот, кто в настоящий момент работает и согласно процедуре зарегистрирован в налоговых органах».

Отметим, что следить за тем, является контрагент преступником или нет (и, соответственно, нужно идти с повинной в финполицию или нет), должны сами бизнесмены. После судебного решения о признании субъекта лжепредприятием оно вносится в постоянно обновляемый список на сайте Налогового комитета, за которым и должны следить представители бизнеса. Как только они обнаружат в списке компании, с которыми имели контрактные отношения, необходимо внести изменения и дополнения в финансовую отчетность.

Кроме того, в соответствии с законодательством срок давности по налоговым обязательствам составляет пять лет. Поэтому субъектам бизнеса, попавшим под подозрение в связях с лжепредприятиями, необходимо поднимать свои счета-фактуры вплоть до 2004 года. Все это вместе взятое существенно увеличивает бумажную работу, расходы на ведение бухгалтерии.

По словам генерального директора АО VITA Петра Потапова, под ударом оказались законопослушные предприятия. «К примеру, в течение нескольких лет компания поставляла нам соевые бобы, причем исправно и с уплатой всех налогов, — вспоминает он. — Через какое-то время она прекращает поставки, и мы находим другого поставщика — нормальный бизнес-процесс, когда одни уходят с рынка, а другие приходят на их место. А спустя три-четыре года к нам приходят из финансовой полиции и заявляют, что наш поставщик признан лжепредприятием, поэтому все счета-фактуры необходимо аннулировать».

Как сообщил г-н Потапов, расчет финансовых обязательств контрагентов лжепредприятий производится по следующей схеме. Если по НДС не заплачено 100 млн тенге, то контрагенту, во-первых, придется заплатить в бюджет эти самые 100 млн тенге. Во-вторых, штраф об административных правонарушениях в размере от 20 до 50 МРП – порядка 50 тыс. тенге. В-третьих, налог на полученную за счет сделки прибыль, КПН – 30%, или 200 млн тенге. По самым грубым подсчетам, контрагент должен будет исполнить невыполненные обязательства перед бюджетом на общую сумму 350 млн тенге – более чем в три раза больше, чем сумма неуплаченного НДС.

Дальше – хуже

В самом конце апреля мажилисмены в первом чтении одобрили новые поправки, ужесточающие ответственность за лжепредпринимательство.

Как объяснил позднее журналистам Мурат Жуманбай: «…В целях привлечения к уголовной ответственности лиц, выписывающих или использующих фиктивные счета-фактуры, а также поддельные документы о получении товаров, предлагается введение в Уголовный кодекс статьи 192-1. То есть когда совершаются мнимые сделки или идет «торговля воздухом».

А согласно разъяснению главы Минфина РК Болата Жамишева, который выступал по поводу новаций в мажилисе, новые поправки позволят «привлекать к ответственности …не только коммерческие организации, но и индивидуальных предпринимателей, а также не только за создание коммерческой организации, но и за приобретение и руководство ею». То есть теперь преступником будет считаться бизнесмен, которому продали лжепредприятие. Индивидуальные предприниматели тоже попадают под удар.

Сфера борьбы с лжепредприятиями стремительно расширяется. Причем представители деловых кругов, с которыми мы побеседовали, опасаются, что отдельные работники правоохранительных органов смогут использовать новации для сведения счетов с неугодными предпринимателями. К примеру, по наводке фискальных органов так называемое лжепредприятие заключает контракт с неугодным предпринимателем. Сделка оформляется согласно всем процедурам, а потом фискалы приходят с проверкой к бизнесмену, даже не подозревавшему, что он имел дело с лжепредприятием.

К сожалению, узнать, что об этих страхах думают в Агентстве по борьбе с экономической и коррупционной преступностью, не удалось – к моменту сдачи номера финпол свою позицию не озвучил.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?