Луч света

Олег Табаков приехал в южную столицу Казахстана сеять светлое, разумное, вечное

Луч света

В конце апреля Алматы посетил великий человек и по совместительству народный артист СССР, худрук Московского художественного театра им. Чехова и театра-студии «Табакерка» Олег Табаков. Пригласило Олега Павловича руководство Казахской академии искусств им. Жургенова для того, чтобы он провел мастер-классы для студентов. Были даже придуманы темы, которые мэтр должен был раскрыть в форме лекций. Но структура мероприятия оказалась не жесткой, и лектор предпочел форму вопрос — ответ, поэтому задуманные мастер-классы довольно быстро превратились в творческий вечер воспоминаний.

Не за длинным рублем

Фигура Табакова — знаковая, причем для нескольких поколений, живших когда-то в одном, а сейчас — в разных государствах, при и после Союза. И в советскую, и в постсоветскую эпохи Олег Павлович оставался величиной, влиятельным лицом, всегда повернутым к публике. Этот человек с завидной энергией сумел реализовать себя не только как талантливый актер и режиссер, но и как директор, менеджер, предприниматель.

Правда, что касается алматинской аудитории, встретившейся с мэтром, то у меня сложилось впечатление, что большинство собравшихся плохо представляли, кто перед ними находится. Это было заметно по вопросам, которые задавали студенты-театралы. Так, например, один юноша попросил «чего-нибудь изобразить», поскольку еще ни разу не видел Олега Павловича в действии ни вживую, ни по телевизору. Однако некоторым будущим служителям муз, видимо, объяснили, что к ним приехал большой человек. Девушка с верхних рядов (мастер-класс проходил в актовом зале Жургеновки) обратилась к мэтру с просьбой отменить этюды в академии, а то «уж сильно они достали». Табакова не смутила детская непосредственность, и он рекомендовал выполнять требования учебной программы — коль назвался груздем, полезай в кузов.

Несмотря на подобного рода казусы, мэтр остался студентами доволен и сообщил журналистам, что приехал не наживы ради: «Я получу за это впятеро меньше, чем получаю, снимаясь в фильмах капиталистических режиссеров. Я не бессребреник… но это дети, студенты, и они мне интересны». Представлявший и сопровождавший знаменитость ректор Жургеновки Мухамедияулы Арыстанбек пояснил: «Почему именно Олег Павлович? Он великий учитель, потому что его ученики уже состоявшиеся мэтры, такие, как Машков, Безруков, и другие. Насчет гонорара: он получает значительно меньше, чем некоторые наши звезды средней величины за пение под фонограмму... Это удивительно, что Олег Павлович за такой гонорар приехал к нам. Это объясняется тем, что он любит свое ремесло».

Не ждать милостей от природы

Выступая перед студентами, Олег Табаков все же коснулся заявленной в плане темы — современной театральной драматургии.

Владимир Немирович-Данченко писал, что театр призван ставить современную драматургию. К сожалению, качественной современной драматургии часто не хватает, и тогда приходится обращаться к классическим произведениям, которые перекликаются с проблематикой сегодняшнего дня. Но, как заметил Олег Павлович, ему за всю жизнь довелось быть свидетелем одного десятилетия удивительного расцвета драматургических талантов — Розова, Володина и Вампилова. «Удивительно, как они сошлись в одном времени и как друг друга инспирировали… По сути, это те люди, кому мы обязаны куском хлеба. В старые времена это был Островский. Мы зарабатываем деньги потому, что говорим чужие слова, и эти трое в отрезке семидесятых писали замечательные пьесы», — рассказал режиссер.

Свой рассказ об этих драматургах он начал с Вампилова. По мнению Олега Табакова, вампиловская «Утиная охота» — «поразительный диагноз, рак совести. Как он смог это рассмотреть в самое застойное брежневское время? Это до сих пор один из самых посещаемых спектаклей в художественном театре». Затем появился Михаил Рощин с «Валентином и Валентиной»… Потом — Шатров, Гейман, а дальше, по словам мэтра, «этот серебряный шнур обрезали».

За девять лет, что г-н Табаков вплотную занимается художественным театром, ему «удалось соединить интересы театра с литературными интересами братьев Пресняковых». Кроме них гость отметил братьев Дурненковых. Есть и другие драматурги — Угаров, Ксения Драгунская. «Я не буду перечислять дальше — на мой взгляд, это явление менее значительное. Есть и театр DOC с его идеологом Иваном Вырыпаевым. На мой вкус это не представляется слишком интересным», — резюмировал Табаков. И настоятельно рекомендовал аудитории перечитать пьесу Вампилова «Несравненный Наконечников»: «Такую абсолютно сегодняшнюю историю. Башковитый режиссер может добавить туда один, два рассказа — у меня руки не доходят, но я обязательно что-нибудь сделаю».

Мэтр отметил, что в целом литературные успехи у современных авторов заметнее, чем драматургические. Но он как может провоцирует талантливых писателей. В частности, ему удалось склонить к сотрудничеству Захара Прилепина, который написал инсценировку по своей повести «Санькя». Курс, который ведет Кирилл Серебренников, будет делать первый дипломный спектакль по этой пьесе. «Настоящим талантом является автор «Пластилина» уральский писатель Василий Сигарев. Его я настойчиво и безуспешно вытягиваю в драматургию. Дмитрия Быкова провоцирую на то, чтобы сделать авторскую редакцию пьесы грузинского драматурга 20-х годов Поликарпа Какабадзе «Кваркваре». Это история политического авантюриста типа нашего Жириновского, такого пузыря земли (пузырями земли называет ведьм в «Макбете» Шекспир). Дима увлекся, и к концу сезона пьеса будет сделана, — сообщил он. — Как говорил Мичурин, мы не можем ждать милостей от природы — взять их у нее наша задача. Задача театра провоцировать, вызывать, добираться до неудовлетворенных возможностей. Надо драматургию инспирировать, организовывать и надо обязательно оставлять процент на неудачу. Театр без риска — гиблое дело».

Справить потребности души

На вопрос, каков современный театральный зритель и кто сегодня ходит на спектакли «Табакерки», режиссер ответил, что зритель — образ собирательный: «Я несколько сезонов подряд приезжал в подвал и смотрел, кто приходит на спектакль. И твердо установил, что больше половины — дети новых русских. «Новые русские» — понятие широкого радиуса: от детей наших нуворишей и олигархов до людей, окончивших философский или филологический факультет, но реализовавших свои способности в бизнесе. Эти люди могут платить, и у них, странным образом, кроме интересов к ночному клубу и прожектору Перис Хилтон или персоне Ксении Собчак, есть еще потребность, по рекомендации Пушкина, «обливаться слезами над вымыслом». Это молодые люди пестрого состава, и они, как правило, ведут себя активно в конце спектакля: бывают энергичны и даже агрессивны в выражении симпатии и поддержки. «Мы здесь! Нам это нравится!» — демонстрируют они. Но вместе с этим в подвал приходят учителя, доктора, приехавшие из Смоленска, Саратова, Астрахани, которые на встрече говорят, что нет тысячи рублей, но очень бы хотели попасть на спектакль, и они проходят бесплатно».

По мнению Олега Табакова театр — «театрально-зрелищное предприятие», призванное реализовать душевные потребности: «Я бы не стал его равнять с церковью и употреблять словоблудных слов. Немирович-Данченко в одном из своих писем пишет, что в театр не ходят больные и бедные, в театр ходят здоровые и богатые. Иногда какая-нибудь образованная женщина, патетически воздевая руки, восклицает: этот актер как кусок черного хлеба! Редко я вижу, что кто-то жует кусок хлеба без масла с радостью. Я менее всего хочу кого-то обижать, но это достаточно демагогическая позиция… Зрители — это те, кого мы заслуживаем, и думать, что в театре будет публика, которая посещает большой зал консерватории, неверно. Публики для большого зала консерватории уже не всегда хватает. Театр — наша с вами душевная потребность».

 Упорядочить отношения

О своей работе в качестве руководителя театра Табаков отозвался так: «Я называю себя кризисным менеджером или генералом из ведомства министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу. Когда из жизни ушел Ефремов, я был руководителем театра на улице Чаплыгина и ректором школы-студии МХАТ. Куда меня и посадил Олег Ефремов в 1985 году. Когда это случилось, у меня не было времени прикидывать, вычислять: выгодно — не выгодно. Это мой дом, в нем мне дали профессию. К этому моменту положение было сложным — в последние годы Олег Михайлович был болен, прикован к аппарату, который очищал легкие. Так бывает в жизни, в природе, когда заболевает крупная особь, то вокруг начинают кучковаться шакалы, гиены и прочие санитары леса… Я столкнулся с серьезными проблемами. Получалось так, что вместе со снимаемыми спектаклями какие-то актеры выпадали из репертуара. Проходило два года, и я им предлагал уйти. Первые два года театр выплачивал им годовое содержание — никогда никто из них не судился».

Журналистов интересовал вопрос о нашумевшей системе штрафов и поощрений, введенной Табаковым в театре. «Когда появились заработанные деньги, каждая женщина стала получать семь тысяч рублей на каждого ребенка. Женя Добровольская рекордсмен — у нее четверо детей и она получает приличные деньги. Общим собранием было решено, что те, кто проработал в театре 25 лет, будут получать свои 30 тысяч рублей, независимо, выходят они на сцену или нет. Что касается молодежи, то я, приглашая к себе на работу молодого актера, беру на себя ответственность за его судьбу на два года. За девять лет был уволен один человек, остальные работают. Раз в год они подписывают контракт и обязаны выполнять его условия. Если телевидение, радио, записывающие студии хотят воспользоваться услугами актера, то должны заплатить театру за каждый рабочий день, который они изымают у работодателя. Это не очень большие деньги — полторы-две тысячи рублей. Но это упорядочивает взаимоотношения и облегчает жизнь. Они не должны врать, ловчить и заниматься свинством, которое однажды и было наказано штрафом в размере 30 тысяч рублей», — пояснил он.

Мастер-классы закончились по народному обычаю почестями великому человеку. На Олега Табакова (у которого, по его словам, уже есть все возможные награды) надели традиционный чапан и провозгласили профессором академии им. Жургенова. Преподаватели и студенты бурно аплодировали, а потом побежали на сцену для памятной групповой фотографии. Хочется верить, что приезд величины такого уровня не станет последним, а поддержит прежние традиции обмена культурным опытом между нашими странами.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?