Локализация second hand

В условиях экономического кризиса Узбекистан делает ставку на импортозамещение. Но развитию собственного производства мешают неблагоприятный бизнес-климат и износ основных фондов

Локализация second hand

Эффект программы локализации, принятой в Узбекистане в текущем году, по самым скромным оценкам официального Ташкента может составить около 2 млрд долларов. В условиях жесткого протекционизма ставка на вовлечение в процесс сокращения импорта делается на малый и средний бизнес (МСБ). Однако техническая отсталость производственной базы МСБ и невысокая эффективность налоговых льгот тормозят этот процесс.

Операция «Кооперация»

В прошлом месяце в Ташкенте начала работу третья Республиканская промышленная ярмарка, в рамках которой действует Кооперационная биржа. Последняя должна сводить напрямую производителей комплектующих и их потребителей. По данным организаторов ярмарки-биржи, ежегодно здесь заключаются контракты на сумму порядка одного миллиарда долларов. При этом объем таких кооперационных поставок увеличивается пропорционально сокращению импорта комплектующих изделий и запасных частей — порядка 35–40% в течение трех лет. До 70% заказов на локализацию размещается среди малых и средних предприятий (в Узбекистане данный сегмент собственников юридически называется «малый бизнес и частное предпринимательство»).

Очные встречи производителей комплектующих и крупных промышленных предприятий регулярно проводятся с учетом программы локализации, ежегодно корректируемой правительством. В 2009 году в эту программу включено 1042 проекта на общую сумму порядка 1,7 млрд долларов. В течение года планируется освоить выпуск 324 наименований новой готовой продукции, а также узлов и деталей комплектующей продукции. При этом около 70% продукции, предназначенной к выпуску в рамках программы локализации, приходится на предприятия автомобильной, химической, электротехнической и авиационной промышленности, а также сельскохозяйственного машиностроения.

К примеру, на GM-Uzbekistan уровень локализации планируется увеличить с 50,2% до 53% за счет реализации 95 проектов импортозамещения с объемом производства в отрасли на сумму около 190 млн долларов. Речь идет о трех моделях легковых автомобилей — Nexia, Matiz и Damas (остальные модели, выпускаемые на GM-Uzbekistan, собираются с низкой долей локализации). Существенная часть заказов — 65% — также будет размещена в секторе МСБ. Чтобы решить проблему загрузки мощностей этих предприятий и, самое главное, обеспечить выпуск качественного импортного аналога заказываемой продукции, власти обеспечили участников программы локализации налоговыми и таможенными преференциями. Это и беспошлинный ввоз техоборудования и запчастей, а также освобождение от налога на прибыль, единого налога и налога на имущество в части производства локализуемой продукции. Вместе с тем условия, в которых приходится работать малому бизнесу, существенно тормозят заявленные планы.

Чтение закона не освобождает от налогов

По данным официальной статистики Узбекистана, доля малого бизнеса в экономике страны растет. По итогам 2008 года этот показатель по отношению к ВВП увеличился до 48,2% с 46% годом ранее. На малых предприятиях трудится более восьми миллионов человек, что составляет 72,7% от общего числа трудового населения Узбекистана. Сегодня в республике зарегистрировано почти 436 тыс. малых предприятий, 64% из них занято в аграрном секторе. В промышленном секторе работает только 5% малых предприятий, и выдают они только 14% всего объема промпроизводства.

Власти Узбекистана уже несколько лет реализуют меры по поддержке малых и средних форм предпринимательства. Среди последних — введение с 1 января 2008 года Налогового кодекса в новой редакции, призванного максимально упростить фискальную систему. Тем не менее в рейтинге благоприятности деловой среды Doing Business Всемирного банка Узбекистан занял по итогам 2008 года только 138-е место среди 181 страны мира. (Для сравнения: у Киргизии — 68-е, Казахстана — 70-е, России — 120-е.) В апреле Международная финансовая корпорация (МФК) представила доклад «Деловая среда в Узбекистане глазами представителей частного бизнеса. 2009». Выводы доклада, полученные в ходе опроса предпринимателей, неутешительны: бизнес по-прежнему страдает от произвола чиновников и контролирующих органов, правовой незащищенности, сложности доступа к кредитам и высоких налогов.

Как следует из доклада, принятие нового Налогового кодекса не решило главной проблемы налоговой системы — высокой фискальной нагрузки на предпринимателей. Сумма совокупных налоговых отчислений предприятий по-прежнему остается высокой: на каждые 100 долларов полученной чистой прибыли предприятия выплачивают 170 долларов в виде различных налогов и обязательных платежей. Малый бизнес вынужден рассчитываться в среднем по семи видам налогов, даже используя упрощенную систему налогообложения. К тому же большинство предпринимателей так и не разобралось в нововведениях. «Новый Налоговый кодекс должен был стать документом прямого действия, упростить понимание законов. Но на деле получилось как раз наоборот, — считает доктор экономических наук Анвар Джумаев. — Отменено большинство инструкций, пояснений, которые были написаны простым языком. Сложилась ситуация — закон поменялся, а разъяснить это доступно у властей не получилось».

В рамках программы по преодолению последствий мирового кризиса правительство Узбекистана наметило ряд мер по улучшению доступа малого бизнеса к кредитным ресурсам: до полутора лет увеличен срок кредитования на пополнение оборотных средств, ресурсная база фонда льготного кредитования должна вырасти в два раза — примерно до 15 млн долларов. Фондом реконструкции и развития Узбекистана открыты кредитные линии узбекским банкам на покупку оборудования по ставке, не превышающей 5% годовых. Впрочем, сумма кредитов — 12 млн долларов — и условия их получения свидетельствуют о том, что средства эти, что называется, пройдут мимо кассы частного предпринимательства. К тому же коммерческие банки работать с субсидированными кредитами не любят и стараются компенсировать высокой стоимостью залога. Сегодня средняя стоимость залогового обеспечения составляет 122,4% от суммы кредита — понятно, что не каждое малое предприятие сможет справиться с такой задачей.

Есть еще кредиты международных финансовых институтов (на сегодняшний момент это около 90 млн долларов). Но воспользоваться этой кредитной линией не так просто: для получения кредита требуется не только залог, но и доказательства, что заемщик имеет не просто устойчивый, но и достаточно масштабный бизнес.

Все эти условия ставят под сомнение возможность предприятий осуществить технологическое перевооружение — главный вектор развития программы локализации экономики Узбекистана.

Проблема старого коня

Технологическая отсталость предприятий, которые должны заполнить нишу импортозамещения, остается главным фактором, сдерживающим планы республики по развитию программы локализации. Исследования, проведенные в рамках доклада МФК, показали, что сегодня предприятия малого и среднего бизнеса используют в своем производстве оборудование, произведенное почти 15 лет назад и приобретенное на внутреннем рынке, то есть уже подержанное.

«В рамках программы локализации мы наладили производство комплектующих для электроснабжения пассажирских вагонов. Заказанный объем работ выполнили, но по качеству уступили импортным аналогам, — признался “Эксперту Казахстан” руководитель одного из малых предприятий. — Теперь железнодорожники просят нас довести продукцию до ума, но оборудование у нас секонд-хенд, как выкручиваться — пока не знаем. Менять оснастку, линии — время и деньги, которых не так много».

Нельзя сказать, что правительство страны не делает шагов в исправлении сложившейся ситуации. В 2007 году президент Ислам Каримов своим указом снизил на пять лет на 25% налогооблагаемую базу малых предприятий на стоимость приобретаемого технологического оборудования. С 2008 года предприятия при покупке импортируемого оборудования у посредника были освобождены от уплаты НДС (ранее данная льгота предоставлялась только при собственном импорте). Вместе с тем льготами этими можно воспользоваться только с момента ввода в эксплуатацию купленного оборудования. Неудивительно, что, по результатам опросов, новое оборудование сегодня покупают лишь 11% предприятий малого бизнеса.

Еще одна специфическая проблема — конвертация валюты — не только не решается, но и продолжает расти, как снежный ком. По данным последнего исследования МФК, средний срок конвертации составлял в 2007 году 37 рабочих дней. Более свежих цифр пока не обнародовано, но, по мнению большинства участников рынка, нередко этот показатель доходит до 90 дней.

По данным исследования Doing Business, импортные операции в Узбекистане являются одними из самых дорогостоящих в мире. В частности, средняя продолжительность импортной операции составляет 104 дня, издержки на перевозку одного 20-футового контейнера — 4,5 тыс. долларов. По двум этим показателям республика замыкает рейтинг стран СНГ.

К тому же, по мнению многих экспертов, большие ограничения импорта, высокий протекционизм властей вырабатывают у местных предпринимателей стойкий иммунитет на проведение техперевооружения. «Если рынок защищен высокими пошлинами от качественного импорта, если потребитель стеснен в выборе продукции, то предприниматель выбирает такой облегченный вариант импортозамещения, где вопрос качества не является главным и ему не нужно конкурировать», — считает Ильхат Тушев, аналитик Central Asia investments.

Таким образом, заявленная программа промышленной кооперации и локализации пока строится в Узбекистане на безнадежно устаревших технологиях, и если власти останутся в накатанной колее и прежде всего не поменяют технологию отношения к малому бизнесу, то политика импортозамещения будет носить однобокий характер.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом