Сырьевое затишье

Нормализация на сырьевых рынках говорит о том, что первая волна мирового кризиса прошла. Однако спокойно спать могут не все

Мировой кризис сильно сказался на рынках сырьевых товаров. Бурный экономический рост предыдущих лет привел к тому, что многие сырьевые отрасли оказались перегреты, поэтому кризисный обвал был крайне болезненным. Но теперь, по прошествии почти года с начала острой фазы кризиса, почти во всех сегментах ситуация нормализовалась. Нащупаны новые уровни устойчивости.

После впечатляющего обвала цены на нефть вновь растут, но вряд ли рост продлится слишком долго и зайдет слишком далеко. Мировая экономика еще не в том состоянии, чтобы позволить себе слишком дорогую нефть. Накопленные запасы нефти велики, и недостатка в мощностях не наблюдается. Наиболее вероятна стабилизация цен в коридоре 40–60 долларов за баррель. И в целом это устраивает российскую нефтянку, которая чувствует себя вполне комфортно.

Рынок сельскохозяйственной продукции тоже пережил серьезное падение — от ситуации, когда аналитики из-за резкого роста цен пророчили чуть ли не наступление голода, до существенного перепроизводства, приведшего к их падению. Но сегодня цены на сельхозпродукцию восстанавливаются. Частично из-за оптимизма по поводу перспектив мировой экономики, частично из-за недостаточно хороших урожаев по отдельным культурам и сокращения запасов. Благодаря девальвации у российских производителей появилась отличная возможность и для увеличения экспорта, и — по другим категориям — для расширения внутреннего производства.

Наиболее же тревожно выглядит ситуация в черной металлургии. Строительство и автопром — две наиболее металлоемкие отрасли — больше всех пострадали в этом кризисе. Среднемировая загрузка производственных мощностей находится сегодня на рекордно низком уровне — порядка 60%. Хуже всего положение дел у американских и европейских металлургов. Их российские коллеги пока находятся в сравнительно выгодной ситуации, поскольку сумели прорваться на рынок Китая, где спрос остается сильным благодаря правительственным программам. Но такое выгодное положение российских металлургов неустойчиво. Возможная потеря такого экспортного рынка не может быть компенсирована внутренним спросом, который по-прежнему очень слаб, и это может привести к второй волне кризиса в отрасли.

Рынок нефти: стабилизация

В течение этого года нефть торговалась в устойчивом диапазоне 40–55 долларов за баррель, но в начале мая пробила отметку 55 долларов и устремилась покорять новые вершины.

Впрочем, рост в основном обусловлен улучшением ожиданий относительно перспектив восстановления мировой экономики, увеличением инфляционных ожиданий и снижением доллара, в то время как фундаментальные факторы непосредственно на рынке нефти оставались практически неизменными. Спекулянты продолжали сокращать чистые длинные позиции на рынке нефти во время роста цен на нее, а это негативный опережающий сигнал, который говорит о неустойчивости текущей тенденции (см. график 1). Из однозначно позитивных факторов можно отметить разве что активный рост импорта нефти в Китай.

Против тенденции на повышение цен играет целый ряд факторов. Во-первых, спрос на топливо в США продолжал снижаться и составил 18,2 млн баррелей в сутки (–7,9% к уровню прошлого года), спрос на бензин упал на 1,2% — до 9,0 млн баррелей в сутки. Запасы нефти в США находятся на рекордном уровне и обеспечивают спрос практически на 19 дней. Спрос в странах ОЭСР обеспечен запасами нефти на рекордный 61 день (см. график 2).

Во-вторых, хотя ОПЕК официально продолжает придерживаться политики снижения добычи, в апреле добыча нефти ОПЕК выросла до 25,8 млн баррелей в сутки, что практически на 1 млн баррелей превышает официальную суточную квоту организации.

В-третьих, по оценкам ОПЕК, в первом квартале 2009 года мировой спрос на нефть упал на 2,4 млн баррелей в сутки (в основном за счет снижения спроса в странах ОЭСР; спрос на нефть в странах, не входящих в ОЭСР, остался практически неизменным). В 2009 году мировой спрос на нефть может снизиться на 1,6 млн баррелей в сутки — до 84 миллионов.

В-четвертых, обманутыми могут оказаться ожидания от наступающего в США автомобильного сезона. Минэнерго США прогнозирует увеличение спроса на топливо на 1%. По данным за февраль, суточная протяженность поездок американцев на автомобилях выросла на 2,7% к уровню прошлого года. Все это, казалось бы, должно оказать поддержку рынку нефти. Однако уже третью неделю подряд статистика показывает снижение запасов бензина в США. При этом НПЗ в США работают с достаточно высокой загрузкой — 84%. Это может говорить о том, что НПЗ делают запасы нефти, готовясь к летнему сезону. Увеличение маржи по нефтепродуктам также выступает дополнительным стимулом для роста производства топлива. Если повышение спроса на бензин не подтвердится, то это может стать очередным разочарованием для инвесторов.

Главным же сдерживающим фактором по-прежнему выступает слабость мировой экономики. Пока реализуется дефляционный сценарий кризиса (финансовая система, как пылесос, поглощает свежие денежные вливания без видимого результата для реального сектора), а потому дальнейший рост цены на нефть маловероятен.

Конечно, если избыточная ликвидность приведет к раскручиванию инфляционной спирали, это может поддержать цены на нефть на более высоком уровне. Но если нефть сильно подорожает, это окажет весомое давление на мировую экономику и замедлит темпы ее восстановления. Поэтому крупнейшие страны-потребители будут всячески препятствовать возобновлению устойчивого роста цен на нефть. А поскольку свободные мощности ОПЕК находятся на высоком уровне, в краткосрочном и среднесрочном плане дефицита сырья ожидать не стоит.

Исходя из анализа всех этих аргументов, на наш взгляд, можно ожидать, что равновесный уровень цен на нефть до конца года составит 40–60 долларов за баррель.

Металлургия: хрупкая надежда

Первый квартал 2009 года оставался довольно сложным для мировой металлургической отрасли и пока не внес ясности в перспективы дальнейшего развития. Некоторые проблески для ряда стран — основных игроков на мировом металлургическом рынке, включая Россию, все же появились. Вопрос, надолго ли.

По данным World Steel Association (WSA), в первом квартале 2009 года мировое производство стали снизилось на 22,8% — до 264 млн тонн. Производство относительно четвертого квартала 2008 года упало на 10%. Лишь пять стран по итогам первого квартала показали положительную динамику, но их доля (за исключением Китая) в общем объеме мирового производства составляет всего 1,8% (см. график 3). Среднемировая загрузка производственных мощностей находится на рекордно низком уровне — порядка 60%. При этом наиболее слабую динамику показывают предприятия Северной Америки (загрузка 45–50%), а в лидерах остается Китай с загрузкой свыше 60–70%.

В России производство стали за первые три месяца года снизилось на 33% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Но вопреки мировой тенденции в стране наблюдается ежемесячный прирост производства, что в конечном итоге обеспечило шестипроцентный рост относительно четвертого квартала 2008 года (см. графики 4 и 5). Безусловно, такое видимое восстановление можно связать c эффектом низкой базы, поскольку последний квартал 2008 года оказался крайне неудачным для наших металлургов (загрузка большинства из них опускалась до 50% и ниже).

Впрочем, нельзя не отметить и ряд фундаментальных факторов, благодаря которым сталелитейщики оставались на плаву. Основную поддержку сектору оказывали два фактора. Во-первых, сыграло свою роль обесценение национальной валюты, что сделало экспорт товаров более привлекательным. Но и это не оказало бы существенной поддержки, не будь у компаний соответствующего рынка сбыта. Экспортный рынок Китая и Юго-Восточной Азии стал спасательным кругом для металлургов (см. график 6). Интерес к Китаю был обеспечен в первую очередь усилением конкурентного преимущества российских сталепроизводителей в сегменте полуфабрикатов и проката. Резкое снижение цен на сырье на внутреннем рынке (прежде всего на кокс и железорудное сырье) обеспечило российским компаниям преимущество, в то время как продолжающийся переговорный процесс о ценообразовании на текущий год и более высокие мировые спот-цены делают себестоимость производства в Китае выше.

Во-вторых, помогли объявленные правительством КНР меры по стимулированию национальной экономики, в частности увеличение госзакупок и реализация инфраструктурных проектов. Это стало драйвером роста внутреннего спроса в Китае, что дало дополнительные возможности импортерам. В среднем доля экспорта у российских металлургов составляла в первом квартале более 55%. Например, «Евраз», можно сказать, открыл для себя азиатское направление в этот период, а НЛМК поставлял в Азию более 70% своей продукции.

В то же время более традиционный европейский рынок сбыта сейчас переживает гораздо худшие времена. Февральские запасы стали при текущем уровне экономической активности составляли порядка 104 дней, практически не изменившись по отношению к январю; в феврале 2008 года этот показатель был на уровне 64 дней. Согласно ожиданиям Eurofer, в 2010 году спрос будет оставаться слабым.

До тех пор пока китайские производители не установят новый уровень контрактных цен на год, продолжая закупать сырье преимущественно по спот-ценам, экспортные поставки в эту страну останутся выгодными для российских сталепроизводителей. Но если мировые сырьевые гиганты примут условия китайских компаний и снизят цены до уровня двух-трехлетней давности, преимущество наших игроков будет утеряно. Компании могут лишиться экспортного рынка сбыта, а поскольку на собственно российском рынке существенных улучшений не ожидается, это может спровоцировать вторую волну снижения производства (крупные российские предприятия уже увеличили загрузку мощностей к концу первого квартала до 70–80%).

Внутренняя слабость

Спекулятивный всплеск спроса на металл наблюдался на российском рынке в середине первого квартала. Этот феномен, не совсем типичный для данного периода, был связан с активизацией металлотрейдеров, пополняющих свои складские запасы после распродажи под конец года. В связи с существенным снижением производства в последнем квартале 2008 года, а также тем, что определенная номенклатура товаров производится под заказ, ажиотаж среди трейдеров и вызвал подобный скачок цен. Рост показали такие товары, как арматура (17%), катанка (15%), чугун (9%), штрипс (4%). Темпы увеличения закупок в зависимости от товара составляли от 20 до 460%. Хотя все же стоит отметить, что за январь — февраль текущего года объемы закупок по сравнению с соответствующим периодом прошлого года упали в 2,4 раза.

Скорее всего, в этом году сезонное летнее оживление будет менее выражено, чем в предыдущие годы. Раньше в этот период закупки осуществлялись за счет заемных средств, а в нынешних условиях доступ к кредитным ресурсам для большинства компаний существенно ограничен. Не исключено, что начало ремонтного сезона, а также старт посевной смогут несколько оживить сектор, но вряд ли стоит ждать продолжительного эффекта.

Уже апрель показал, что весьма вероятна стагнация. Еще в марте практически у всех крупнейших российских меткомбинатов наблюдался рост отгрузок, но в апреле произошел спад, который, согласно статистике железнодорожных перевозок, составил 20% к марту.

Нет признаков улучшения ситуации и в строительной отрасли, формирующей более 50% потребления металла. Строительная активность практически отсутствует, сейчас в стадии завершения лишь ранее начатые проекты, а возобновление масштабной деятельности в 2009 году вряд ли предвидится.

Предварительные прогнозы показывают, что мировое потребление стали по итогам 2009 года снизится на 15%, при этом в России спад может составить более 20%.

Поскольку спад в металлургической отрасли больше связан с проблемами не самих меткомпаний, а их потребителей, то есть с отсутствием платежеспособного спроса, то улучшения стоит ждать в первую очередь от тех компаний, которые способны получить необходимый объем финансирования или могут быть обеспечены стабильным спросом (прежде всего это госзаказы). Среди таких предприятий можно отметить компании оборонного комплекса, автопрома, но для наших металлургов этого явно недостаточно.

Ожидаемое двукратное снижение производства автомобилей в РФ не может не оказывать негативного влияния на меткомпании. И даже при условии полного восстановления автомобильного рынка это не станет особо мощным импульсом для оживления спроса. Машиностроение, которое, к примеру, в США или в Европе является весьма значительным потребителем металла, в России не дает большого вклада в прибыли металлургов. До тех пор пока не возобновится строительство, формирующее большую часть потребления металла в стране, на восстановление спроса надеяться не приходится.

Сельское хозяйство: стабилизация

Последствия мирового кризиса для сельскохозяйственных рынков были не столь разрушительны, как в секторе нефти или промышленных металлов, где цены обрушились в несколько раз относительно лета прошлого года.

В целом снижение покупательной способности населения на фоне кризиса повлияло на сокращение спроса как на продукты питания, например мяса, молока и молочных продуктов, так и на техническую продукцию (корма и т. д.). Падение спроса спровоцировало значительное снижение цен (см. график 7). Но с марта в некоторых сегментах рынка сельхозпродукции наблюдается постепенное восстановление ценовых уровней (на 20–30%). Причина — оптимизм инвесторов по поводу приостановки мирового спада и ожидание грядущего улучшения в экономике. Позитивные настроения затронули все рынки — от фондовых до товарных, хотя по факту мы видим пока лишь замедление темпов падения макроэкономических показателей и улучшение потребительского и делового настроения.

Наиболее сильное падение цен наблюдается в молочном сегменте — за год почти на 50%. Отчасти это вызвано предыдущим перепроизводством и сейчас влечет за собой сокращение выпуска молока. Негативная динамика цен на свинину в апреле прежде всего связана со вспышкой гриппа А (H1N1) и обеспокоенностью качеством свинины, как оказалось, беспочвенной. Впрочем, ряд отраслевых экспертов считают, что к весне 2010 года может произойти скачок цен на свинину в связи с вероятным сокращением поголовья скота из-за текущего неожиданного падения спроса.

Значительно повысились цены на кофе и соевые бобы, а в особенности на сахар, который с минимума в конце октября подорожал на 36%. Это может быть связано с ожидаемым дефицитом сахара из-за снижения урожаев в Азии, в частности в Индии, которая будет вынуждена увеличить импорт сахара на треть — из-за падения внутреннего производства. Международная сахарная организация (ISO) ожидает мирового дефицита сахара в размере 7,8 млн тонн и роста цен на 30% в конце текущего года до 20 центов за фунт — максимум за последние 28 лет. Правда, некоторые эксперты не видят причин для столь стремительного подорожания сахара, ожидая увеличения предложения из Бразилии. России вряд ли стоит опасаться роста мировых цен на сахар, так как рекордное производство сахара из свеклы в 2008 году (3,6 млн тонн) вызвало образование запасов сахара в России в размере 2,9 млн тонн.

Цены на пшеницу в текущем году демонстрируют стабильность (см. график 8), изменяясь в диапазоне 5–6 долларов за бушель в течение уже пяти месяцев. Падение почти в два раза с августа по декабрь прошлого года было связано со снижением спроса на биоэтанол — из-за трехкратного падения цен на нефть.

Согласно апрельским данным Международного совета по зерну (IGC), в 2009–2010 годах ожидается снижение мирового производства пшеницы на 5,4% — до 651 млн тонн по сравнению с рекордными 688 млн тонн в текущем сезоне 2008/09. Поскольку потребление останется практически на уровне прошлого года (643 млн тонн), а прирост запасов значительно сократится (с 46 млн до 9 млн тонн), можно ожидать, что цены на пшеницу будут стабильными.

Впрочем, во втором полугодии 2009 года некоторые отраслевики ожидают некоторого роста цен по причине дальнейшего сокращения посевных площадей, в частности в США, а также увеличения импорта Китаем из-за засухи в начале 2009 года. Но принципиально динамику рынка это не изменит.

Шанс на импортозамещение

Для российского же рынка текущий сельскохозяйственный год стал рекордным. По данным Минсельхоза, Россия собрала 108,1 млн тонн зерна — максимум с 1990–1991 годов. Экспорт зерна ожидается в размере до 20 млн тонн — рекорд с 2002–2003 годов.

Из сравнительной динамики индекса производства продукции сельского хозяйства и индекса общего промышленного производства (см. график 9) можно заключить, что влияние кризиса (с сентября по март) на сельское хозяйство было значительно менее болезненным. Достаточно отметить, что индекс производства ни разу не демонстрировал сокращения в годовом сопоставлении.

По данным Росстата, на 1 апреля 2009 года в России было посеяно 346,8 тыс. га яровых культур — всего 55,9% от площади на соответствующую дату 2008 года (сокращение вызвано погодными условиями и падением спроса). На конец первого квартала 2009 года поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех сельхозпроизводителей составляло 21,8 млн голов (на 2,1% меньше по сравнению с аналогичной датой предыдущего года), свиней — 17,1 млн (+4,1%), овец и коз — 22,5 млн голов (+2,0%).

По итогам первого квартала наибольшее сокращение в объеме выпуска продукции по отношению к аналогичному периоду прошлого года (см. график 10) произошло по сухому молоку, сливкам и смесям (–46%), консервам и пресервам рыбным и из морепродуктов (–17,9%), водке и ликеро-водочным изделиям (–17,9%). Рост продемонстрировали выпуск крупы (+24,6%), мяса и мясных субпродуктов (+11,4%), муки (+8%) и цельномолочной продукции (+1,4%). Анализируя изменение производства за март в годовом сопоставлении, можно заключить, что наблюдается некоторое улучшение показателей, что свидетельствует о возможной стабилизации в отрасли.

Данные ФТС по итогам первого квартала текущего года свидетельствуют, что в 2009 году все основные статьи импорта сельхозпродукции значительно снизятся. Снижение импорта — мяса, молока, подсолнечного масла, алкогольных и безалкогольных напитков и прочего — дает российским производителям хорошую возможность импортозамещения. Учитывая некоторый рост внутреннего производства, не исключено, что это уже частично происходит. Девальвация рубля на 25% к середине прошлого года в целом должна способствовать этому процессу. Но поскольку многие российские

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом