Утро после карнавала

Редакционная статья

Утро после карнавала

Русский советский писатель Александр Крон в одном из своих произведений заметил, что больше всего боишься неожиданностей, которых ждешь. Глобальный кризис стал именно такой неожиданностью. В последнее время бытует еще такое определение — «самореализующееся пророчество». Когда в мире и отдельных странах появляется столько денег, что их попросту некуда девать, а растущее потребление населения не подкреплено материальными активами, то такая диспропорция не может не привести к коллапсу. Нельзя слишком долго жить не по средствам, перефразируя известную строчку из песни, можно сказать: эта музыка не будет вечной.

«… иногда мне кажется даже, что это не кризис. Это — поражение общества потребления в том виде, в котором пытались его сформировать в пострейгановскую эпоху Клинтон и Буш. Эта модель, ретранслированная к нам на постсоветское пространство, оказалась фактически обреченной: не сработала как технологический, как эффективно работающий проект», — эти слова генерального директора Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства МГУ Алексея Власова приводятся в докладе «Post-CCCP: оценка антикризисных действий правительств» Института посткризисного мира (ИПМ).

Глобализация похожа на многоэтажный дом, где все живут по соседству. Если загорелась одна квартира, то через некоторое время будет пылать все здание. Так произошло и с кризисом — он охватил все страны. Правительства время от времени собираются, чтобы порешать общие проблемы, наметить пути выхода из кризиса и тому подобное. Но выбираться из него, как показала практика, каждая страна будет отдельно по собственному плану действий.

У Казахстана в этом смысле есть некоторое преимущество: несмотря на то что мы находимся восточнее наших соседей из СНГ, огонь с Запада к нам первым перекинулся. И в то время как другие страны еще жили в относительном благополучии, нам пришлось срочно перестраиваться в соответствии с новыми условиями. Нужно еще заметить, что в отличие от России, например, пережившей дефолт 1998 года и сумевшей перестроить управление экономикой, для нас это был совершенно новый опыт. Тяжелые годы после распада Союза не в счет — там были совсем иные причины.

Кризис ликвидности, или финансовый кризис 2007 года, подготовил Казахстан к его более тяжелой форме осенью 2008-го. Уже при первом этапе была разработана идеология антикризисной политики — усиление позиций государства в экономике и поддержка государством испытывающей стресс строительной отрасли. Эта идеология была положена и в основу антикризисной программы правительства Казахстана, разработанной осенью 2008 года. Теперь уже госсредства должны поддержать практически все отрасли экономики, малый и средний бизнес и решить основную задачу текущего года — обеспечение занятости населения.

Масштаб запланированных в рамках казахстанской программы антикризисных мер эксперты сравнивают только с аналогичными мерами в России. Наши страны объединяет наличие средств на борьбу с последствиями кризиса — российский Стабфонд и казахстанский Нацфонд, где были накоплены деньги от продажи нефти и газа. Очевидно, никто не предполагал, что копилку придется распечатать так скоро — в Казахстане фонд был создан в 2000 году, в России — в 2004-м. Тем странам СНГ, где таких фондов нет вследствие отсутствия нефтяных доходов, например Украине, конечно, сложнее противостоять кризису. В уже названном исследовании ИПМ приводятся оценки успешности антикризисных мер в различных странах бывшего Союза. Причем в роли экспертов большей частью выступило население этих стран. Наибольшую сумму положительных оценок получили Россия и Казахстан. Они же, по мнению опрошенных, первыми выйдут из кризиса. Вместе с тем российское правительство объявило политической целью 2009 года сдерживание инфляции. Казахстан уже прошел период сдерживания цен: после взлета инфляции в конце 2007-го ее удержание в объявленном коридоре стало главной задачей правительства и Нацбанка. Но после второй волны кризиса и замедления экономики эта проблема решилась сама собой.

И все же высокие оценки казахстанской антикризисной программы можно считать пока авансом, потому что говорить об эффективности мер еще рано. Признанием успеха станет хотя бы замедление падения экономики к концу года.