Все пойдет по плану

Посткризисный Казахстан останется нефтяным и металлургическим. Добавятся лишь элементы планового хозяйства

Все пойдет по плану

Президент Нурсултан Назарбаев не раз заявлял о том, что необходимо не только бороться с кризисом, но и задумываться о том, как страна будет развиваться в посткризисный период. В последние недели планы руководства страны в этом вопросе начали приобретать конкретные очертания. Из выступления главы государства на внеочередном съезде партии «Нур Отан» стало ясно, что с 1 января 2010 года стартует программа форсированного индустриально-инновационного развития, рассчитанная на пять лет. Суть в том, чтобы казахстанская экономика, миновав кризис, выдвинулась вперед за счет преобразования отраслей промышленности с высокой добавленной стоимостью, каковыми в Казахстане являются нефтегазовая и горнодобывающая. Главными инструментами программы «новой индустриализации» выступают Стратегия инновационно-индустриального развития на 2003–2015 годы и программа «30 корпоративных лидеров» общей стоимостью в 54 млрд долларов, из которых 2,5 млрд должны быть освоены в девяти проектах уже в текущем году. В целом, по словам президента, «будет усилена роль государственного планирования и стимулирования экономики», но при этом «базовые принципы рынка, такие как конкурентоспособность, неприкосновенность частной собственности, поощрение деловых инициатив, останутся незыблемыми».

Таким образом, можно говорить о том, что задачи, поставленные еще в принятой шесть лет назад Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы, корректируются, и такие приоритеты, как «стимулирование создания наукоемких и высокотехнологичных экспортно ориентированных производств», а также «диверсификация экспортного потенциала страны в пользу товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью» не то чтобы отодвигаются на второй план, но будут относиться прежде всего к сырьевому сектору национальной экономики.

Черный передел

В числе важнейших мер г-н Назарбаев назвал увеличение мощностей трех казахстанских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) с нынешних 14,5 млн тонн до 17 млн тонн в год к 2014 году в результате их полной форсированной модернизации. Отметим, что в советскую эпоху совокупные мощности этих НПЗ достигали 18 млн тонн — то есть заданная планка не дотягивает до показателей тридцатилетней давности.

Опрошенные нами эксперты считают, что поставленная задача вполне реализуема. Но одной модернизации недостаточно. Так, президент Института развития Казахстана Магбат Спанов уверен, что без строительства нового НПЗ не обойтись. А главный научный сотрудник Института экономики РК Олег Егоров отмечает, что повышения качества нефтепродуктов при существующем положении дел не стоит ожидать. Смеси нефти, которые используются на Павлодарском и Шымкентском НПЗ, отличаются высоким содержанием парафинов и не дают возможности получать продукты высокого качества. «Чтобы многократно заявленные европейские стандарты соблюдались, требуется, чтобы даже на новых заводах использовалось сырье, близкое по своим нефтехимическим параметрам», — объясняет профессор Егоров. Отметим, что казахстанские нефтепродукты по апрельским рейтингам IFQC (International Fuel Quality Center) заняли 90-е место по качеству и уступили российским и китайским аналогам.

В любом случае для модернизации НПЗ необходимо будет решить ряд проблем. Это и отсутствие у нас необходимых технологий, которые придется закупать, и ускорение сроков работ. «Мы планируем строительство перерабатывающих заводов на пять-семь лет, — рассказывает Олег Егоров, — а китайцы реализуют проекты ценой три миллиарда долларов за два-три года».

По мнению эксперта, перспективнее выглядит проект нефтегазохимической переработки на базе попутного газа, который планируется построить в районе поселка Карабатан. «Продукты — полимерные изделия, которые сами по себе уже товар, причем товар востребованный на заводах полипропиленовых и пластмассовых изделий Западно-Казахстанского региона», — отметил профессор. Бюджет уже пообещал выделить на него 10 млрд тенге, сейчас ведутся поиски соинвестора из-за рубежа.

Надо ждать еще

Второе перспективное направление — увеличение мощности и развитие высоких переделов в металлургии. По мнению президента, наши металлурги способны к 2015 году удвоить производство продукции: «С учетом углубления переработки и создания новых переделов валовая добавленная стоимость металлургии должна возрасти не менее чем на 107%», — заявил он на партийном съезде. За 2008 год отрасль произвела продукции на 1,34 трлн тенге (11,5 млрд долларов), что составляет более 40% объема обрабатывающей промышленности. При этом почти весь полученный металл экспортировался. То есть к 2015 году должно производиться и экспортироваться металлов на сумму около 2,7 трлн тенге (17,8 млрд долларов).

Приоритетными тут считаются 26 проектов общей стоимостью 1,6 трлн тенге. Например, новый металлургический завод в Темиртау, который должен производить около четырех миллионов тонн стали в год. Общий объем инвестиций в проект составляет семь миллиардов долларов. Предполагается, что мощности комбината после запуска предприятия вырастут до 10 млн тонн стали в год (ориентировочно 2013 год). Правда, руководитель пресс-службы ArcelorMittal Temirtau Николай Кубраков сообщил, что пока по новому заводу ведутся проектные работы: «В настоящее время рано говорить о каких-либо конкретных результатах. Работы на стадии технико-экономического обоснования. Но ранее обозначенные цифры не изменились. Сейчас из-за сложной экономической ситуации трудно говорить о точном сроке завершения проекта и собственно работ по строительству».

Такое же положение и у другого проекта — завода по производству поликристаллического кремния стоимостью 389 млн долларов в Астане компании Lancaster Group: ведутся проектные работы. С компанией AES даже заключен контракт на поставку 50 МВт электрической мощности. Несколько лучше дела обстоят у алюминщиков. Как сообщила пресс-служба ENRC, первая фаза проекта Казахстанского электролизного завода (КЭЗ) по производству алюминия завершена с опережением графика. Сегодня мощность предприятия составляет 125 тыс. тонн алюминия в год. Ожидается, что вторая фаза, которая позволит удвоить мощности, будет завершена в 2010 году. При этом в пресс-службе заверили: «Руководство группы удовлетворено нынешним ходом работ и надеется, что завершение строительства второй фазы также может произойти с опережением графика». Если учесть, что с февраля 2009 года в Казахстане отсутствует экспортная таможенная пошлина на первичный алюминий, то КЭЗ имеет шансы увеличить экспорт в стоимостном выражении, несмотря на двукратное падение цены металла — до 1350 долларов за тонну.

Еще один проект — Таразский металлургический завод — получил поддержку от Банка развития Казахстана. Заместитель председателя банка Кайрат Айтекенов на форуме National Business Forum сообщил, что предоставляется кредит в размере 40–60 млн долларов на модернизацию ТМЗ. В завод инвестировано уже 50 млн долларов. Основная продукция — электрокальцинированный антрацит, применяемый в алюминиевой промышленности, и ферросиликомарганец.

Несмотря на положительные примеры реализации инвестпроектов в металлургии, эксперты осторожны в прогнозах относительно будущего отрасли.

«Сейчас большинство металлургов практически не дают прогнозов производства на конец 2009 года, предпочитая ограничиваться лишь квартальным видением, — говорит Павел Шелехов из ИГ “Капитал”. — О перспективе производства в течение двух-трех лет сейчас вовсе говорить не приходится». Аналитик напоминает, что, например, в России инвестиционные проекты большинства металлургических компаний в условиях кризиса заморожены и перенесены на более поздний период. Впрочем, к окончанию запланированной пятилетки ситуация на рынках может кардинально измениться. «Стабилизация сталелитейного рынка может наступить не ранее 2010 года, однако для восстановления уровня производства до пиковых значений 2007–2008 годов может потребоваться минимум два-три года», — заключает аналитик.

Есть ли у нас план?

«Косвенно этот шаг <ставка на нефтянку и горнорудную отрасль> — это признание за экономикой страны сырьевой направленности», — полагает Магбат Спанов. «Если внимательно посмотреть все новые предлагаемые проекты, под индустриализацией либо подаются проекты в нефтегазовой сфере, что нельзя считать диверсификацией, либо проекты для групп ENRC, “Казахмыс”, компаний Миттала, что тоже нельзя считать диверсификацией экономики. Я в этом вижу только лоббирование отдельных групп интересов, что далеко от нужд страны», — в свою очередь отмечает директор Центра изучения общественной политики Меруерт Махмутова.

По мнению г-на Спанова, усиление планового элемента в управлении экономикой будет иметь неоднозначные последствия. «Будет легче работать с транснациональными компаниями, учитывая структуру и состав нашей экономики. Они будут давать свои данные, а мы будем просто суммировать и говорить, что мы будем выпускать столько-то тонн нефти. Но эти компании не подчиняются нашему Министерству экономики и бюджетного планирования. Как с ними будут работать? Фактически мы бы и хотели внедрить это. Но как будем определять плановые цифры для этих отраслей, где преобладает иностранный капитал? Вся экономика находится в руках крупных транснациональных компаний, даже не в руках фонда “Самрук-Казына”, которые оперируют только госфинансами», — объясняет эксперт. При этом он подчеркивает: «Мы еще ни одного трехлетнего цикла не прошли. И даже на два года никогда не планировали. Фактически то, что мы приняли, — трехлетний план, в течение года менялся не менее пяти раз. А тут другая подача. Это же живые деньги, ресурсы страны, которые в данный момент необходимы для поддержания ликвидности нашей экономики. Просто управление экономикой и планирование экономики — это немного разные вещи».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики