Главный козырь

В этом году нефтяной отрасли Казахстана исполняется 110 лет. За этот более чем вековой период она стала стратегически наиболее важной отраслью экономики страны

Главный козырь

Сегодня на долю Казахстана приходится около 3,3% мировых запасов нефти и 1% газа. При этом более половины всех прогнозируемых нефтяных запасов (а это, по некоторым оценкам, 18 млрд тонн) находится в бассейне Каспийского моря, которое в перспективе станет главным нефтедобывающим районом страны. Нефтегазоносные районы республики, на которых расположено 191 нефтяное и 49 конденсатных месторождений, занимают около 62% территории республики. Нефтедобыча стала ведущей отраслью национальной экономики. Сейчас даже сложно представить, что когда-то «черное золото» шло главным образом на притирки, мази и вывозилось в бурдюках на вьючных животных…

Двугорбый нефтевоз

Нефтяные проявления на территории Казахстана отмечались еще в древние времена. Местные жители собирали нефть из неглубоких ям и использовали в основном для лечения кожных заболеваний. Детальное исследование природных богатств Урало-Эмбинского района относится к 1892 году, когда Акционерное общество Рязанско-Уральской железной дороги направило специальную экспедицию Геологического комитета во главе с геологом Никитиным для поиска месторождений нефти и других полезных ископаемых. Экспедиция пробурила по нескольку скважин в местностях Доссор, Искине, Карашунгул.

В 1899 году нефтеносные участки были проданы Эмба-Каспийскому товариществу, которым в ноябре того же года с глубины 40 метров был получен первый нефтяной фонтан с огромным по тем временам суточным дебитом в 22–25 тонн. Это событие дало начало развитию казахстанской нефтяной промышленности. Нефть оказалась более легкой и качественной, чем бакинская. В 1911 году было открыто месторождение нефти промышленного значения — Доссор, через два года знаменитая компания «Нобель» открыла месторождение Макат. В 1914 году на этих двух месторождениях было добыто свыше 200 тыс. тонн нефти, которая вывозилась в бурдючных мешках на верблюдах для дальнейшей реализации на рынке.

С приходом советской власти все нефтедобывающие компании национализируются, и на их базе в 1920 году создается Управление нефтяными промыслами, преобразованное затем в трест «Эмбанефть». С середины 20-х годов начинаются масштабные геологические изыскания. Если за 1923–1927 годы общая глубина пробуренных разведочных скважин составила 23,9 тыс. метров, то в 1936–1940 годах уже 154 тыс. метров. В этот период были открыты и введены в эксплуатацию такие месторождения нефти, как Байчунас, Косчагыл, Сагиз, Кульсары, Южное Искине, Шубаркудук, Джаксымай. Некоторые из них до сих пор находятся в разработке. Добыча нефти в предвоенные годы составила 700–750 тыс. тонн.

Война и нефть

Интенсивное развитие нефтяной отрасли в Казахстане в предвоенные годы помогло обеспечивать страну топливом в 1942 году, когда наступление немецко-фашистских войск в излучине Дона и Волги, а также на Северном Кавказе поставило под удар нефтепромыслы Средней Волги, Северного Кавказа и Баку. Нефтяные районы, обеспечивавшие 85% отечественных нефтяных поставок, оказались отрезанными от основных транспортных магистралей. Из-за угрозы захвата региона демонтируется нефтепровод Баку — Батуми, а вывоз нефтепродуктов по Волге в период Сталинградской битвы оказался блокированным. Сложности с вывозом нефти заставили законсервировать большое количество высокодебетных скважин. В результате со второй половины 1942 года нефтедобыча, например, на Бакинских промыслах — главном нефтедобывающем районе страны — сократилась с 23,5 млн тонн в 1941 году почти вдвое и не смогла восстановиться до конца войны. Новым транзитным путем стал Казахстан, через территорию которого в обход зоны боевых действий осуществлялась переброска нефти и нефтепродуктов из бакинского нефтяного района.

Во второй половине 1942 года значительно увеличилась добыча нефти на Эмбинских промыслах, а промысел Кульсары занял второе место во Всесоюзном социалистическом соревновании. Объем производства нефти в Казахстане в 1942 году составил 866 тыс. тонн, а в 1943-м — 978,8 тыс. тонн. За время военного лихолетья было пробурено свыше 430 разведочных и добычных скважин, введены в эксплуатацию месторождения Южный Кошкар, Комсомольск, Жолдыбай, Тентексор; сооружены нефтепроводы Комсомольск — Макат и Кошкар — Сагаз.

Следует отметить, что роль Казахстана не осталась незамеченной германским командованием, которым неоднократно осуществлялась заброска диверсионных групп. Например, для разрушения нефтепровода Гурьев — Кандагач — Орск (за годы войны по нему было прокачано более трех миллионов тонн). Однако все эти попытки провалились: многие из диверсантов сдавались сами, другие быстро вылавливались при активном содействии населения. В частности, заброшенная в августе 1943 года на территорию Новобогатинского района диверсионная группа из 11 человек была ликвидирована работниками НКВД. Такая же участь постигла и заброшенную в начале мая 1944 года группу парашютистов из 14 человек: к 24 мая пятеро из них были убиты, девять взяты в плен.

Вместе с ростом нефтедобычи в Казахстане развивается и нефтепереработка. Ее первенцем стал Атырауский НПЗ, строительство которого было начато в 1943 году по техническому проекту, разработанному американской фирмой «Баджер и сыновья», поставлявшей и оборудование. Первоначальная мощность введенного в 1945 году в эксплуатацию завода составляла 800 тыс. тонн нефти в год и базировалась на нефтях Эмбинского месторождения и привозном бакинском дистилляте.

Углеводородная целина

После войны развитие нефтегазовой отрасли Казахстана продолжилось. К началу 60-х годов в пределах Гурьевской (с 1991 года Атырауской) области было выявлено и подготовлено 16 месторождений с суммарными геологическими запасами порядка 100 млн тонн. В 1960 году было открыто месторождение Прорва, ставшее самым крупным в то время открытием в истории нефтяной Эмбы, которая до середины 60-х годов оставалась единственным нефтяным районом республики.

Перелом начался с освоения месторождений нефти в Узени и Жетыбае на полуострове Мангистау, куда переместился центр добычи нефти в Казахстане. В конце 80-х годов приступили к эксплуатации месторождений нефти Тенгиз (неподалеку от г. Атырау) с извлекаемыми запасами нефти свыше одного миллиарда тонн, Кумколь (вблизи Байконура), нефтегазоконденсатного месторождения Карачаганак (недалеко от Уральска) с извлекаемыми запасами нефти и конденсата около 700 млн тонн и 1,3 трлн куб. м газа. Эти месторождения стали основой нефтегазовой отрасли современного Казахстана.

Мы делили СРП

Все изменилось с распадом СССР. У зарубежных компаний не мог не возникнуть интерес к имеющимся в Казахстане запасам углеводородных ресурсов. В феврале 1993 года создается первое совместное предприятие в нефтегазовой отрасли республики — казахстанско-турецкое предприятие «КазахТуркМунай». Реальное «нефтяное» присутствие крупных иностранных компаний в стране началось с апреля того же года, когда после четырех лет переговоров американская Chevron и госкомпания «Тенгизнефтегаз» на равнодолевой основе создали СП ТОО «Тенгизшевройл». Позже к проекту подключились Mobil (25%) и российско-американское СП LUKArco (5%), после чего доли Казахстана и Chevron в СП уменьшились соответственно до 25% и 45%.

В 2000 году Казахстан за 450 млн долларов продал пятипроцентную долю в СП компании Chevron. Американская компания также выделила 20 млн долларов на развитие новой столицы республики — города Астаны. Для сравнения: когда американский Chevron в 1993 году взял под свой контроль месторождение Тенгиз, там добывалось ежедневно всего 25 тыс. баррелей. С тех пор добыча увеличилась на целый порядок, или в 10 раз — до более 250 тыс. баррелей в день.

Ключевую роль в привлечении инвесторов играл механизм соглашений о разделе продукции (СРП). С середины 1990-х годов до 2004 года было подписано 14 СРП (среди них Карачаганак, Кашаган, структура Курмангазы, блок Жемчужина). Отсутствие единого закона компенсировалось тем, что отдельные условия и порядок заключения СРП были регламентированы в ряде отраслевых законодательных актов. Следует отметить, что ни одно из заключенных СРП  в Казахстане опубликовано не было, но, по неофициальным данным, условия налогообложения по ним исключительно благоприятны для инвесторов.

Работающий в режиме СРП иностранный инвестор выводился из национального налогового поля: освобождался от уплаты акциза на нефть, налога на сверхприбыль, налога на землю и имущество. СРП страхует инвесторов от всевозможных рисков, перекладывая последствия роста расходов на плечи государства, которое начинает получать прибыль от эксплуатации национальных природных ресурсов лишь после того, как инвесторы возместят собственные затраты.

Власти Казахстана разочаровались в СРП, и в начале прошлого года премьер-министр Карим Масимов распорядился не применять режим СРП при заключении новых контрактов на недропользование, подчеркнув при этом, что ранее заключенные СРП пересматриваться не будут. Однако налоговый режим СРП по взаимной договоренности может быть изменен, что дает возможность властям оказывать давление на участников подписанных контрактов с целью склонения их к компромиссам по налоговым вопросам. Новая редакция Налогового кодекса исключает возможность заключения СРП.

В настоящее время, за исключением добывающей «дочки» «КазМунайГаза» — компании «Разведка Добыча “КазМунайГаз”» (консолидированный объем добычи нефти и газоконденсата по группе компаний «КазМунайГаз» в 2008 году составил около 18 млн тонн из общего объема в 70,6 млн тонн), все основные нефтедобывающие компании Казахстана имеют иностранных инвесторов, представляющих более 20 государств.

Странные танцы

Политика, проводимая в первые годы независимости, направленная на передачу иностранным компаниям крупнейших нефтегазовых месторождений, оказалась далеко не всегда эффективной. Показательна история с приобретением в 1996 году неизвестной тогда на мировом рынке канадской компанией Hurricane Hydrocarbons Ltd (с июня 2003 года — «ПетроКазахстан Инк.») госкомпании АО «Южнефтегаз», которая владела и управляла месторождением Кумколь и рядом СП. Вместе с «Южнефтегазом» ею была также куплена и 50-процентная доля в двух совместных предприятиях — «Казгермунай» и «Тургай Петролеум» (позднее национальная компания «КазМунайГаз» выкупила эту долю в СП «КазГерМунай» за миллиард долларов).

Иностранцы пообещали осуществить инвестиции в объеме 280 млн долларов на протяжении шести лет. Свои затраты они быстро отбили, инвестициями же в производство стали приобретенное по завышенным ценам устаревшее и б/у оборудование для ремонта скважин, такие же моторы и автомобили.

В 2005 году, после ряда конфликтов с органами финансового контроля Казахстана и множества штрафов за различные нарушения, Hurricane Hydrocarbons Ltd (получившая к этому времени контроль над ОАО «Шымкентнефтеоргсинтез») за 4,18 млрд долларов была продана его хозяевами китайской корпорации CNPC. Правда, новому владельцу пришлось передать НК «КазМунайГаз» 33% в нефтеперерабатывающем предприятии «ПетроКазахстан» и 50% в дочерней компании «Казгермунай». Учитывая, что в 1999 году компания Hurricane Hydrocarbons Ltd на бирже в Канаде стоила около одного доллара, отличная сделка для канадцев!

Еще более интересна история с приватизацией Павлодарского НПЗ. Конкурс выиграла малоизвестная американская компания CCL Oil Ltd. Госкомимущества в лице первого руководителя подписывает договор концессии 7 марта 1997 года, по которому эта компания, в обмен на управление контрольным пакетом акций предприятия, обещает довести оборотные средства до 50 млн долларов, выплатить 1,5 млн долларов бонуса, погасить 4,12 млрд тенге задолженности.

Однако заместитель главы Госкомимущества Оралбай Абдукамалов, не согласившись с такими кабальными для американцев условиями, изменил их, сохранив при этом номер и дату прежнего договора. Компания получила ряд льгот: отсрочку оплаты бонуса, уменьшение обязательства по оплате долгов перед бюджетом и продление сроков уплаты этой задолженности, исключение права государства на одностороннее расторжение договора. Концессионеру предоставили право залога госпакета акций без согласия государства. Возбудившие было уголовное дело правоохранительные органы через некоторое время прекращают его по причине отсутствия оригинала первого договора, поскольку не знают, соответствуют ли подлиннику имеющиеся в деле копии. Договор с измененными условиями вступил в силу.

Нефтяной бриз

В течение века добыча нефти в РК велась лишь на суше. Однако дальнейшие перспективы отрасли связаны прежде всего с разработкой шельфовых месторождений на Каспии. В результате геофизических исследований на площади около 100 тыс. квадратных километров было локализовано 96 структур с вероятными запасами углеводородов в 13 млрд тонн условного топлива. В частности, на структурах Курмангазы, Центральное, Хвалынское, в проектах разработки которых НК КМГ принадлежит 50% акций. Поскольку на сегодняшний день они, как и Тюб-Караган, не дали положительных результатов, основные планы увеличения нефтедобычи связываются с Кашаганом, который в рамках заключенного в 1997 году СРП разрабатывает международный консорциум (до января 2009 года — Agip KCO). Как известно, осенью 1998 года Казахстан за 500 млн долларов продал свою долю (14,29%) в этом месторождении двум новым участникам Северо-Каспийского проекта: японской Inpex Nord Ltd и американской Phillips Petroleum Co.

Весной 2005-го государству с большим трудом за 913 млн долларов удалось выкупить у консорциума лишь 8,33% акций — половину доли покидавшей проект британской BG Group. Затем осенью 2008 года после долгих и сложных переговоров было подписано новое соглашение по Кашагану, и доля увеличилась до 16,81%. Согласно этому соглашению начало добычи (уже в четвертый раз) перенесено на конец 2013 года, капиталовложения увеличены с 57 млрд до 136 млрд долларов, а КМГ стал одним из ключевых участников проекта.

В январе этого года была осуществлена передача функций оператора проекта «Кашаган» от консорциума Agip KCO к новой операционной компании North Caspian Operating Company (NCOC). В состав новой совместной операционной компании в рамках СРП по Северному Каспию вошли все акционеры Agip KCO. После начала первого этапа руководство производственными операциями будет возложено на компанию Shell при постепенном усилении роли «КазМунайГаза».

В старых ботинках по новой дороге

По отработанной в ходе приватизации схеме очистки активов предприятий от кредиторской задолженности в нефтегазовой отрасли начался и процесс создания национальных компаний. В марте 1997 года было упразднено Министерство нефтегазовой промышленности РК и создана национальная нефтегазовая компания «Казахойл», которой были переданы все права на участие Казахстана в нефтегазовых проектах и в предприятиях отрасли. В апреле того же года создается национальная компания по транспортировке нефти «КазТрансОйл», а в феврале 2000-го ее дочерняя структура — «КазТрансГаз». (В мае 2001 года на базе двух последних формируется национальная компания по управлению магистральными нефте- и газопроводами «Транспорт нефти и газа».) Под контроль были взяты казахстанские доли в КТК, ТШО и других совместных проектах. Указом президента Республики Казахстан 20 февраля 2002 года путем слияния активов национальных компаний «Казахойл» и «Транспорт нефти и газа» создается национальная компания «КазМунайГаз», что стало знаковым событием для дальнейшего развития нефтегазового комплекса республики. Она заняла особое положение среди участников рынка: получила преимущественное право на приобретение любых активов, выставленных на продажу на внутреннем рынке, а также участие во всех проектах на шельфе страны с получением не менее 50% в каждом.

В настоящее время в нацкомпании сконцентрированы все принадлежащие государству активы в нефтегазовом секторе. Она имеет доли в «Тенгизшевройл» (20%), «Казахойл-Актобе» (50%), «Казгермунай» (50%) и ряде других нефтедобывающих предприятий. Однако большинство из имеющихся у «КазМунайГаза» месторождений старые, прошедшие пик добычи, и компания весьма заинтересована в новых месторождениях. Ее последним приобретением стало завершение в апреле текущего года сделки по выкупу акций входящего в пятерку крупнейших нефтедобывающих предприятий АО «Мангистаумунайгаз» у индонезийской Central Asia Petroleum Ltd через компанию Mangistau Investments B.V., учрежденную на паритетных началах с китайской CNPC.

Перегонка «черного золота»

За последние 10 лет объемы нефтедобычи в РК выросли в 2,7 раза. Доля нефтянки в ВВП страны утроилась, достигнув более 20%. Увеличение добычи обеспечивается как вводом в эксплуатацию новых месторождений, так и развитием старых. Однако в последние три года динамика роста нефтедобычи существенно снизилась. Одной из главных причин этого стало ужесточение правил недропользования и экологических требований (в частности, связанных с необходимостью утилизации попутного газа).

Иная картина сложилась в нефтепереработке. Рост объемов первичной переработки связан с падением производства нефтепродуктов в 90-е годы, а не с вводом в эксплуатацию новых мощностей (в республике действуют три нефтеперерабатывающих завода в Атырау, Павлодаре и Шымкенте). Так, если в 1991 году при уровне нефтедобычи в 25,2 млн тонн в Казахстане перерабатывалось 18 млн тонн нефти, то в прошлом году на отечественных НПЗ (государство сегодня участвует в качестве акционера на всех: АНПЗ полностью, а РКОР и ПНХЗ — частично) было переработано лишь 12,3 млн тонн нефти, причем 6,7 млн тонн из них — импортной. Как видим, власти республики отнюдь не преуспели в экономической мотивации недропользователей в переработке добытой нефти внутри страны.

Проектная мощность НПЗ (из-за высокого износа) составляет 14,5 млн тонн. В 2009 году объемы переработки нефти приблизятся к верхнему потолку и составят 13,5 млн тонн. Министерством энергетики и минеральных ресурсов РК предпринята очередная попытка модернизации НПЗ: в конце февраля им была разработана рассчитанная на семь лет Программа реконструкции нефтеперерабатывающего сектора. Предполагается, что реконструкция казахстанских НПЗ, на которую потребуется свыше трех миллиардов долларов инвестиций (АНПЗ —1,89 млрд, ПКОП — 0,68 млрд, ПНХЗ — 0,57 млрд), приведет к росту мощностей по переработке сырой нефти на 2,5 млн тонн, снижению импорта нефтепродуктов в 2013 году и его прекращению в 2015-м, когда объемы переработки составят 17 млн тонн.

Однако трудности с кредитованием могут все серьезно осложнить. В частности, по недавнему признанию министра финансов Болата Жамишева, внешний рынок заимствований для Казахстана закрылся, и это притом что и государство, и частные заемщики остро нуждаются в финансовых ресурсах. Тем не менее правительство продолжает делать ставку на нефтяную отрасль как экономическую основу будущего развития страны. И неудивительно — даже в условиях охладившихся цен на сырье нефтяная карта остается главным козырем казахстанской экономики.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности