Серьезные забавы молодых

Фаворитами кинофестиваля «Звезды Шакена» стали картины из Ирана, Германии, Польши и России. Из отечественных картин приза удостоилась лишь одна — анимационная

Серьезные забавы молодых

В конце мая в южной столице Казахстана закончился VII Алматинский международный кинофестиваль «Звезды Шакена» (АМКФ), названный в честь знаменитого казахстанского кинорежиссера и актера Шакена Айманова. Главная цель мероприятия — продвижение творчества молодых кинематографистов и укрепление связей отечественных кинопроизводителей с зарубежными коллегами.

Нынешний фестиваль, как обычно, проходил в киноцентре торгового комплекса Silk Way. Из 466 заявок для участия в конкурсной программе было отобрано 65 в трех секциях: дебюты (9 картин), кино молодых (19) и студенческое кино (37). География участников охватывала 30 стран. В рамках секции «кино молодых», в рубриках «анимация», «игровое» и «неигровое кино» наибольшее количество картин представил Союз молодых кинематографистов Ирана. А Корейская академия киноискусств (KAFA) подготовила программу анимационных фильмов молодых режиссеров. За это ее наградили дипломом «За высокий профессиональный уровень предоставленной программы». Как отметил исполнительный директор KAFA Пак Кийонг: «Эта программа приурочена к 25-летию корейской киношколы, она стартовала в Алматы и затем продолжится в Пекине, Токио, Париже и других городах мира. Это предмет особой гордости академии: студенты, снявшие эти фильмы, обучались на продвинутых курсах художественного мастерства».

От будильников до манекенов

В корейской программе в основном были представлены анимационные фильмы, выполненные в новаторской манере рисунка, и работы с компьютерными программами. В основном они были посвящены романтизации повседневности и индивидуальным переживаниям. Так, в трехминутном «Испытании будильников» Кима Джеонга-суна обыденным предметам — будильникам — даны имена и характеры. Они исправно будят своего хозяина каждое утро в семь часов, но тот их постоянно игнорирует. Неожиданным для будильников становится появление мобильного телефона, подаренного хозяину его девушкой. Анимационная поэма Рю Джи-на «Корень» рассказывает о любви и расставании при помощи образов двух деревьев: при внезапной встрече влюбленных их эмоции путаются. Смогут ли они пройти мимо, не заметив друг друга?

Что касается иранской программы, то от корейской ее отличала этническая и социально-культурная направленность. Из-за выбранных героев и среды их обитания некоторые картины обрели ярко выраженную экзотическую ретронаправленность. Картины «Всю свою жизнь» Реза Данеш Пажуха и «Вестибюль франкомасона» Азиты Рассафи повествуют о пожилых людях, живущих в окружении средневекового быта. В основе «Всю свою жизнь» лежит трогательная история об одиноких пожилых супругах, у которых на двоих одна пара очков, и когда один отдает их другому, мир превращается в расплывчатые очертания. Но все же особое внимание привлекает их быт. Старики живут в доме-мазанке, моются прямо во дворе при помощи таза и кувшина, одеваются в традиционную одежду. О том, что это наше время, свидетельствует лишь телевизор, по которому они смотрят медитативный фильм о красотах природы. Героем «Вестибюля франкомасона» становится старый мастер и его антикварная коллекция, камера движется по заставленным старинными вещами комнатам и выходит в средневековый внутренний дворик, со старой стеной и ступенями, на которых разместились традиционные восточные кувшины. Иранский герой, конечно, никакой не франкомасон, это метафора, намекающая на его чрезмерную привязанность к своей коллекции. Испытывая финансовые затруднения, он стоит перед дилеммой: что же продать из дорогих сердцу вещей. Такой восточный кощей, чахнущий над златом. «Священный свет» Саадата Али Саидпура и совсем отдавал этической экзотикой, замешанной на медитативных этюдах об игре света и восточной архитектуры.

О современных социально-политических реалиях Ирана рассказала «Грубая обработка» Фирузе Хосровани. Молодая женщина-режиссер рассматривает гендерные проблемы общества через судьбу манекенов в витринах тегеранских магазинов. Их «перемоделированные» фигуры (в Иране женским манекенам спиливают головы и грудь) стали аллегорическим осмыслением закона нового режима, заставляющего скрывать под паранджой лица иранских женщин. Картина вызвала большой интерес у публики. Фирузе Хосровани неохотно прокомментировала картину. На родине о ее фильме широкая публика не знает. По словам Фирузе, ей бы не хотелось афишировать свою работу, поскольку из-за этого у нее могут возникнуть неприятности: «Я просто хотела показать, какие в нашем обществе существуют пережитки и стереотипы: якобы манекены с выраженной грудью сексуально возбуждают мужчин». За свою злободневность и смелость «Грубая обработка» удостоилась приза в номинации «Неигровое короткометражное кино». В номинации «Игровое короткометражное кино» приз получила еще одна иранская картина, «Бумеранг» режиссера Дариуша Гарибзадеха. Это захватывающий семиминутный триллер о безруком мальчике, поймавшем большую рыбу ногами.

«Пророк бы выбрал кино»

Как рассказал на встрече со зрителями директор Союза молодых иранских кинематографистов Бакиде Нассер Али, после революции, которая произошла 30 лет назад, в Иране многое изменилось, страна перешла на новый этап развития. Иранские кинематографисты стали больше снимать про культуру и общество (раньше, при шахском режиме, фильмы были посвящены преимущественно военной тематике). Большинство фильмов спонсирует правительство, в Иране есть закон, где написано, что государство должно помогать развитию кинематографа. Из бюджета выделяются деньги на съемки короткометражных и документальных фильмов. Особое внимание уделяется экспериментальному кино и обучению молодежи. Фильмы, снимаемые на бюджетные деньги, в основном рассказывают о культуре страны. Как отметил Бакиде Нассер Али, в Иране снимают на разные темы, но секс и насилие запрещены. Он уверен, что иранское кино отличает моральность и гуманистические ценности. В Иране каждый год проходит около 40 кинофестивалей. Пять из них — международные. Это фестивали полнометражных игровых фильмов, короткометражных фильмов, документального кино, детского и молодежного кино и анимации. «Я считаю, что нельзя снимать фильмы только для кинофестивалей. Наша цель делать не только фестивальное кино. Кинофестивали проходят, чтобы его посмотрели и зрители, и режиссеры. Чтобы была не только конкуренция, но и практика», — считает Бакиде Нассер Али.

Иранский прокат не государственный, все кинотеатры частные. Государство просто помогает, создавая выгодные условия для проката местных фильмов. В год выпускается около ста игровых полнометражных картин, которые демонстрируются в кинотеатрах. Деньги, которые государство выделяет на развитие кино, в бюджет не возвращаются. Тем не менее режиссеры стараются выручить хотя бы 20% от стоимости картины, и эти деньги оставляют у себя. Правительство Ирана поддерживает кино, так как это искусство имеет большое влияние на людей. «Если бы Пророк жил сегодня, он выбрал бы такую форму общения с народом, как кино», — отметил Бакиде Нассер Али.

Жизнь этносов в многополярном мире

Не менее интересными оказались картины из Германии и России. Гран-при фестиваля присужден фильму «Ради отца» совместного производства Германия—Израиль выпускника Постдамской киноакадемии Дрора Захави. Это полнометражный игровой дебют режиссера, снимавшего ранее телевизионные сериалы. Картина уже получила приз зрительских симпатий Московского международного кинофестиваля. Видно, что режиссер хотел снять добрый фильм про добрых по природе людей, даже если они воюют друг с другом. В результате получилось забавное кино, которое все же трудно назвать комедией. Резонанс между формой и содержанием возникает, когда герой фильма, арабский парень, начиненный взрывчаткой для теракта, убегая от еврейской девушки, забирается на дерево, где ждет, когда его взорвут из террористического центра. А девушка, стоящая внизу, интересуется: не йогой ли он собрался заниматься? В это время арабы в центре спорят, нажимать кнопку детонатора или нет, поскольку день выходной и на воздух взлетит мало евреев, при этом они выглядят тоже неплохими, добродушными ребятами. Зато не вызывают симпатии хулиганы в ермолках, преследующие согрешившую героиню. Итог фильма: чувство любви к еврейской девушке отвлекает молодого араба от выполнения принятого обещания ради чести отца.

Другая любопытная немецкая картина, только уже документальная, рассказывает о чеченской семье, живущей восьмой год в Германии, в ожидании статуса беженцев. Фильм «Между небом и землей» Ханы Дуз, студентки Берлинской академии телевидения и кино, представляет собой полуторачасовое наблюдение за жизнью трех поколений: родителей, двух детей и бабушки, живущих под одной крышей в подвешенном состоянии, в неизвестности, что их ожидает. Картина проливает свет на то, как становятся беженцами и на каких условиях в Европе признают их статус, об отношениях внутри семьи и этнической иммигрантской общины, со знакомыми и друзьями, а также с государством. О ценностях и ориентирах, а главное, о том, как снимаются документальные фильмы. Во время просмотра возникает много вопросов, которые так и остаются без ответов. Тем не менее она расставляет гуманные, цивилизованные акценты. Основной темой становятся культурные ценности, они выше политических и социальных разногласий.

Что вырастет из деток в клетке?

Из российских фильмов запомнились два: шуточная камерная картина «Русалка» Петра Амелина, снятая по мотивам одноименного рассказа Аркадия Аверченко. Она о противостоящих романтическим чувствам и витанию в облаках здравом цинизме и иронии, укрепляющих душевное здоровье, но при этом убивающих поэтическое вдохновение. Вне конкурса был показан фильм-призер Каннского фестиваля «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай Германики о жизни московских школьников. С одной стороны, картина продолжает традиции советского кинематографа («Чучело», «Маленькая Вера» и др.), рассказывающего о проблемах молодого гоповатого, не имеющего духовных ориентиров поколения. С другой — по манере съемок придерживается традиций американского артхаузного кино в духе Гаса Ван Сента. Игровая картина, снятая в документальном стиле, создает пугающе реалистичный эффект происходящего на экране. В ролях — московские школьницы, играющие сами себя. О жестокости и стадных инстинктах подростков создано немало литературных произведений, в том числе и западных. Классическим считается роман Уильяма Голдинга «Повелитель мух». Но действие картины Германики происходит не на необитаемом острове, как в книге Голдинга, а в современном обществе. Ситуация ужесточается и тем, что его героини — девочки, что свидетельствует о потери нравственных ориентиров в рамках патриархального уклада. Причем описанные события выглядят не как исключение, а скорее как правило. Картина заставляет задуматься о том, что происходит с двумя основными ячейками общества, такими социальными институтами, как семья и школа.

Что касается нашего казахстанского кино, то в конкурсе участвовало всего девять работ. Вообще-то хорошо, что на широкий экран, как это было раньше, не попали слабые дипломные работы, явно снятые для того, чтобы формально подтвердить окончание академии. Их участие в фестивале и демонстрация в кинотеатре всегда вызывали у меня удивление, а также — безразличие отборочной комиссии. В этот раз программа оказалась более лаконичной и выдержанной на определенном уровне требований к молодежному, но все же конкурсному и фестивальному кино. Причем, как отметили в жюри, внимания из отечественного кинематографа скорее заслуживала анимация, нежели кинокартины. Поэтому единственный полученный казахстанцами приз присудили мультфильму «Колокольчик» Адая Абельдинова. Несмотря на промахи в организации, сбои в расписании и неосведомленность организаторов фестиваля о мероприятиях, а также формальное отношение к мастер-классам и дискуссиям участников «Звезд Шакена», преподавателей и студентов академии искусств, украшением этого события стала скромность и объективность.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом