Квартал простоять да два продержаться

Чтобы оживить экономику хотя бы к третьему кварталу, правительству придется активизировать вливания бюджетных средств

Квартал простоять да два продержаться

Антикризисная программа правительства Казахстана была принята осенью прошлого года, когда после падения Lehman Brothers стало понятно, что мировой кризис, вместо того чтобы пойти на убыль, углубился и охватил не только финансовый сектор, но и экономику в целом. Падение цен на экспортные товары стало не менее тяжелым ударом для Казахстана, чем кризис ликвидности годом раньше, который нам уже стоил строительной отрасли. Теперь рецессия грозила всем отраслям. Правительству пришлось в срочном порядке разрабатывать меры помощи экономике за счет госсредств. Стоимость антикризисной программы — 2,2 трлн тенге, более половины (1,2 трлн тенге, или 10 млрд долларов по обменному курсу до девальвации) — деньги из стабилизационной части Национального фонда. В исследовании российского Института посткризисного мира (ИПМ) Казахстан наряду с Россией назван одной из стран, где на борьбу с кризисом выделены беспрецедентные средства — 15% ВВП.

Правительство определило пять основных направлений государственной помощи: малый и средний бизнес, агропромышленный комплекс, строительство, банки второго уровня (БВУ), прорывные инвестиционные проекты — и меру помощи по каждому из них. Большая часть денег уже поступила адресатам. Приоритетом 2009 года премьер-министр Карим Масимов назвал обеспечение занятости. Решение всех этих задач тесно увязано с реализацией антикризисной программы.

Экономику спасают банками

Сейчас, спустя почти полгода с начала действия программы, можно увидеть, что в ее реализации, несмотря на кажущуюся хаотичность, наблюдается определенная система. С самого начала подразумевалось, что все деньги пойдут через банки. По словам директора ИПМ Екатерины Шиповой, помощь банковскому сектору является классической антикризисной мерой. «Есть меры инновационные, на которые кто-то решается, а кто-то нет. Например, вхождение в капитал системообразующих банков. Это достаточно новаторская мера, и она, на мой взгляд, оправданна», — отмечает она.

Напомним, что именно так изначально планировало поступить правительство Казахстана — войти в капитал четырех крупнейших банков не более чем на 25%. Но эта схема в классическом варианте была осуществлена в отношении лишь двух банков — Народного и Казкоммерцбанка, где государству в лице фонда национального благосостояния (ФНБ) «Самрук-Казына» перешло порядка 20–21%. А вот с двумя другими— БТА и Альянс Банком — все пошло не так, как предполагалось. Их финансовое состояние, как утверждают сегодня власти Казахстана, оказалось настолько сложным, что было принято решение увеличить госдолю в них в три раза — то есть до 75%. Оценку правительства и регулятора рынка Агентства финансового надзора (АФН) подтверждает и независимый эксперт, директор центра экономического анализа «Ракурс» Ораз Жандосов. «Если бы в БТА и Альянс не влили деньги, то сейчас этих банков уже бы не было», — уверен он.

В начале февраля БТА Банк был практически национализирован, а вот с покупкой Альянса за 100 тенге по предложению действующих акционеров банка правительство не торопится. Завершение сделки зависит от результатов переговоров менеджмента с внешними кредиторами о реструктуризации долга.

С большой долей уверенности можно сказать, что судьбу национализированного БТА также решат кредиторы, согласившись или отвергнув предложенный банком план реструктуризации. Как ожидается, он будет представлен в августе. И правительство, и руководство ФНБ дали понять, что не возьмут на себя ответственность за одномоментную выплату долга, если кредиторы будут настаивать на его досрочном погашении. «Правительство однозначно не будет выплачивать долги БТА, потому что нет сейчас таких денег», — говорит г-н Жандосов.

Возможность если не банкротства, то консервации БТА правительством учитывается, о чем говорит поступивший в парламент законопроект* по вопросам совершенствования законодательства о платежах и переводах денег. Он предусматривает создание стабилизационного банка и одновременную передачу активов и обязательств банка другому банку добровольно или в принудительном порядке. А еще раньше АФН приняло постановление о добровольной передаче депозитов из одного банка в другой.

«Уполномоченный орган может создавать стабилизационный банк со стопроцентным участием государства, куда будут переводиться частично или полностью активы и пассивы банков при их консервации. Если не произойдет реструктуризация на тех условиях, которые предлагает правительство, как раз стаббанк и пригодится для спасения хотя бы части активов проблемных банков», — пояснил Ораз Жандосов.

Вместе с тем внешний долг БВУ значительно снизился за первый квартал 2009 года — с 39,2 до 35 млрд тенге. В рамках антикризисной программы на стабилизацию финансового сектора страны направлено, по данным ФНБ «Самрук-Казына», 716 млрд тенге. Правительство не только компенсирует отсутствие внешнего фондирования, предоставляя банкам деньги на кредитование экономики, но и, вливая деньги в капитал, облегчает банкам выплату займов. Да и деньги, выделенные на рефинансирование ипотеки и МСБ, по сути, увеличивают ликвидность банков.

С бизнеса сняли бремя

Поддержка малого и среднего бизнеса в конечном счете также направлена на решение задачи года — обеспечение занятости. «Есть меры абсолютно типичные, например поддержка МСБ — это классическая западная мера, по учебнику, во многих странах это было сделано еще раньше. Если начался кризис, то надо делать ставку на МСБ. Он создает рабочие места, что является чрезвычайно важным в период кризиса, когда идут массовые увольнения на крупных предприятиях», — говорит Екатерина Шипова.

МСБ через банки выделено 120 млрд тенге (один миллиард долларов по старому курсу), причем 70% этой суммы — на рефинансирование действующих кредитов и лишь 30% — на новые проекты. Это позволило снизить эффективную процентную ставку до 12,5%, в то время как рыночные ставки сегодня доходят до 20% и выше.

Правительство, увеличивая долю средств на рефинансирование, старалось облегчить жизнь заемщикам, которым трудно выплачивать долги по прежним ставкам, да еще и после девальвации тенге, ведь традиционно в Казахстане валютой займа является доллар. Но есть и еще одна цель — улучшение или хотя бы замедление дальнейшего ухудшения качества активов банков. То же самое и с ипотечными займами, на рефинансирование которых выделено также 120 млрд тенге. Для бюджетников действующие ипотечные кредиты подешевели до 9%, для всех остальных — до 11. Это снизило суммы выплат по кредитам и в конечном счете уменьшит число неработающих активов.

Большая доля рефинансирования МСБ означает, что на руки денег предприниматели не получили. Да, им снизили долговое бремя, и у них, возможно, появятся дополнительные средства, но, судя по динамике денежной массы, в экономике денег больше не становится.

Деловая активность падает, а уменьшение объемов производства в первом квартале 2009 года, по данным Агентства по статистике, наблюдалось во всех 14 областях республики.

Нужно отметить, бизнесу правительство помогает не только деньгами. В 2008 году были приняты изменения и дополнения в Налоговый кодекс, которые значительно снизили фискальную нагрузку на бизнес. В феврале введен мораторий на проверки МСБ. Хотя отечественные предприниматели все равно недовольны налоговой политикой государства и считают, что она не стимулирует развитие бизнеса и выход предприятий из тени, российские эксперты высоко оценивают меры правительства Казахстана по поддержке МСБ. «У нас вызывает даже некоторую зависть та программа, которая связана с помощью малому и среднему бизнесу в Казахстане. Принятие нового налогового законодательства, продление моратория на проверки, льготные условия получения кредита для МСБ — это все очень правильно и продуктивно. Мы очень надеемся, что этот опыт будет перенят в России», — говорит г-жа Шипова.

В очереди за помощью

По словам председателя совета Форума предпринимателей Казахстана Раимбека Баталова, сегодня уже произошла адаптация бизнеса к кризису: «Мы это видим по торговым сетям — падение более-менее приостановилось. Это позитивный импульс». Г-н Баталов представляет интересы частного сектора в антикризисном совете, созданном при правительстве 10 марта нынешнего года для диалога государства и бизнеса. «В рамках антикризисного совета, в рамках обратной связи мы тесно сотрудничаем с бизнесом и выясняем, что ему нужно в первую очередь. Мы вносим в программу изменения в соответствии с потребностями бизнеса. Важно не просто иметь саму программу — ничего качественного за короткое время создать невозможно — важно иметь инструменты ее совершенствования, внедрения и контроля. И не только по вертикали исполнительной власти, но и через общественные организации. Я думаю, в Казахстане этот процесс поставлен наиболее продуктивно и реально. Мы работаем с российскими, украинскими и бизнесменами из других стран и видим, что там такого контакта через государственно-частное партнерство нет», — говорит глава Форума предпринимателей. Антикризисный совет разрабатывает меры поддержки крупных и средних предприятий, которые не были охвачены программой помощи МСБ. По словам Раимбека Баталова, речь идет об адресной помощи потенциально конкурентоспособным отраслям и отраслевым компаниям через субсидирование кредитной ставки. Как это будет осуществляться на практике, какие конкретно компании получат такую помощь, пока рано говорить. Но, как пояснил глава ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов, правительством отобраны приоритетные для диверсификации экономики отрасли и предприятия (в пример он привел производство продуктов питания), и им, возможно, будет предложено субсидировать кредитные ставки аналогично программе субсидирования ставок для компаний агропромышленного комплекса (АПК) по линии Минсельхоза. В то же время он подчеркнул, что уменьшение процентных ставок по программе поддержки МСБ — практически то же самое субсидирование.

Большие тоже плачут

Крупные предприятия также испытывают негативное влияние второй волны кризиса, о чем говорит снижение в первом квартале индекса физического объема промышленной продукции в стратегических отраслях — горнодобывающей, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, обрабатывающей. Пришлось до лучших времен отложить реализацию намеченных крупных проектов. Как сообщили «Эксперту Казахстан» в Министерстве индустрии и торговли, из-за нехватки денег перенесены на более поздние сроки проекты добычи общераспространенных полезных ископаемых, стройиндустрии и металлургической промышленности. По просьбе инициаторов до 2010 года отложено строительство следующих предприятий: завода по производству легковых шин премиум-класса АО «Ordabasy — Nokian Tyres» в связи с приостановкой сотрудничества стратегическим партнером компанией Nokian Tyres; горно-металлургического комбината по переработке никель-кобальтовых руд месторождения «Шевченковское» — из-за падения мировых цен на никель; горно-металлургического комплекса на руднике «Шалкия» ТОО «Шалкия Цинк» в связи в нерентабельностью проекта в условиях стабильного падения цен на цинк.

Чтобы поддержать прорывные инвестиционные проекты, правительство в рамках антикризисной программы выделило один миллиард долларов. По информации ФНБ «Самрук-Казына», планируется реализовать 25 проектов в области энергетики, транспортной инфраструктуры, нефтегазовой отрасли и обрабатывающей промышленности на общую сумму 19,5 млрд долларов, 3,5 млрд долларов из этой суммы составит государственная помощь. Кредитование проектов намечалось начать в мае, однако пока ФНБ не делал никаких заявлений по этому поводу.

Отнюдь не все предприниматели затаились в ожидании конца кризиса. Многоотраслевой холдинг Astana Group, имеющий интересы в ретейле, АПК, дистрибуции автомобилей, даже в условиях кризиса продолжает расширять свое присутствие на перечисленных рынках. Президент холдинга Нурлан Смагулов рассказал о планах развития бизнеса: в Актобе будет открыт новый торговый центр, в Костанае — самая большая в Центральной Азии фабрика по производству макарон. «Фондируемся и здесь, и за рубежом, используя различные инструменты», — сказал г-н Смагулов, отвечая на вопрос об источниках финансирования строительства фабрики. Он считает, что и к ретейлу в Казахстане сохраняется интерес со стороны международных торговых сетей. В пример он привел торговые сети Zara и Mango, которые планируют открыть свои магазины в принадлежащем холдингу торгово-развлекательном центре «Мега» в ноябре этого года.

В ожидании спроса

Эффект от досрочного освоения средств, выделенных на МСБ, в чем отчитались практически все банки, пока незаметен. Эксперты считают, что параллельно с финансовой поддержкой бизнеса должна проводиться политика по поддержанию конечного спроса. Правительство пытается решить эту проблему двумя путями — через обеспечение занятости и увеличение бюджетных расходов на социальные нужды. За первый квартал число безработных составило 611 тыс. человек, уровень безработицы с января по апрель вырос с 6,7% до 7,2. Но эта цифра могла бы быть и больше. Сравнивая опыт России и Казахстана в борьбе с кризисом, директор департамента стратегического анализа российской аудиторско-консалтинговой компании ФБК Игорь Николаев отмечает, что у нас ситуация с безработицей лучше: «В Казахстане в феврале она выросла на символические 1,4 процента, а в России рост наблюдался на 33,8 процента».

Правительство дважды пересматривало бюджет на 2009 год (в Казахстане впервые принят трехлетний бюджет — на 2009–2011 годы). Были скорректированы прогнозы относительно доходной части, увеличен объем расходов. Доходы включают дополнительные трансферты из Нацфонда в сумме 347 млрд тенге. При этом 320 млрд были перенаправлены на социальные программы и программы по трудоустройству. «Хотя эти деньги будут осваиваться по упрощенной схеме — по закону о госзакупках, понятно, что они пока до экономики не дошли. Поэтому эти меры еще не вызвали рост конечного спроса», — считает Ораз Жандосов. По его мнению, падение экономики продолжится во втором квартале. В первом, по данным Агентства по статистике, ВВП упал на 2,2%.

По мнению Раимбека Баталова, спрос зависит от денежной массы, а также оживления деловой активности. «Сюда можно отнести и решение об увеличении казахстанского наполнения, чтобы деньги уходили не на импорт, а казахстанскому товаропроизводителю», — добавляет он. С этим утверждением согласна и Екатерина Шипова: «Для наших двух стран важнее в первую очередь импортозамещение, то есть переориентация экспортного спроса с основных продуктов на те, которые производятся внутри страны. Это гораздо более актуально, и объявление индустриализации в том числе решает эту проблему».

Игорь Николаев считает невнимание к поддержке внутреннего спроса недостатком как российской, так и казахстанской антикризисной программы. «Есть правильные слова по реализации инфраструктурных проектов, поддержка МСБ и другое. Инфраструктурные проекты — это хорошо, но стержнем программы должно быть стимулирование спроса. В этом Казахстан не смог избежать той же серьезной ошибки, что и Россия», — говорит эксперт.

Пока трудно сказать, насколько эффективна антикризисная программа. Ее практическая реализация, по сути, началась только с момента размещения госсредств в банках, а произошло это в конце февраля — начале марта. Только со второй половины апреля банки активизировали рефинансирование МСБ и ипотечных займов. А ведь при кризисе каждый день дорог. Теперь нужно дожить до осени, чтобы понять, удалось ли нам остановить падение.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики