Не будите дядюшку Линча...

Массовые беспорядки в киргизском селе стали свидетельством не только уровня некомпетентности и безволия киргизских властей на уровне местных сообществ, но и кризиса института общественного судопроизводства — суда аксакалов

Не будите дядюшку Линча...

Жила-была в киргизском селе Петровка, в нескольких десятках километров к западу от Бишкека, девочка четырех лет. У девочки была мама-эпилептик и любящая бабушка. Отец умер. В ночь с 6 на 7 апреля кто-то совершил в отношении девочки некие «действия сексуального характера». Бабушка и мама, побоявшись огласки, не стали сообщать о происшедшем в милицию. За них это сделали соседи. Еще через неделю жители Петровки сами задержали подозреваемого в насилии местного жителя, 22-летнего Абдулло, и отдали его в руки милиции. На следующий день с заявлением о попытке изнасилования ее малолетней внучки в местный РОВД обратилась и бабушка девочки. Но вскоре Абдулло был выпущен на свободу — «за отсутствием состава преступления». Бабушку два дня допрашивали в милиции. А 19-го апреля ее нашли дома мертвой — как заявили в РОВД, она повесилась.

Большинство жителей Петровки пришли к выводу, что односельчанка была убита, а дело в отношении насильника прикрыто за взятку. В селе прошло несколько сходов, участники которых требовали от властей правосудия. Очередной сход состоялся 26 апреля. Как рассказывали позже на пресс-конференции в агентстве АКИpress жители Петровки:«На собрании, организованном в тот день, три женщины курдской национальности… подняли крик и скандал, вследствие чего собравшийся народ взволновался и начал требовать выселения всех курдов из села…» Дело в том, что девочка по национальности была русская. А подозреваемый в насилии — курдом.

Вскоре в селе началась массовая драка. Билась курдская молодежь против русской и киргизской. Количество участников побоища оценивается в 350–800 человек. Вскоре толпа начала бить стекла в домах и переворачивала автомобили, принадлежащие этническим курдам (120 курдских семей проживают в Петровке с 1993 года). К двум часам дня подразделениям внутренних войск и спецназу удалось взять ситуацию под контроль. Прокуратура Московского района Киргизии начала уголовное дело по статьям 299 и 233 Уголовного кодекса КР — возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды и организация массовых беспорядков.

На следующий день после драки сельчане потребовали выселить из Петровки всех курдов в 24 часа. Был создан общественный комитет, в который вошли 18 человек. После обеда митингующие на несколько часов перекрыли трассу Бишкек—Ош.

С больной головы на нездоровую

Случившееся вызвало большой резонанс в стране. Политики вспомнили про скорые выборы президента и использовали случившееся в своих целях. Глава киргизского МВД Молдомус Конгантиев заявил, что «как такового изнасилования не было», а молодежь против курдов подстрекал один из координаторов ОНД (Объединенное народное движение — в него входит большинство оппозиционных партий Киргизии). Единый кандидат от ОНД на предстоящих в июле президентских выборах Алмазбек Атамбаев в ответ заявил информагентству 24.kg, что «вся вина за произошедшее лежит на руководителях силовых структур, которые сращиваются с криминалом, а потом все валят на оппозицию».

Выступая на заседании парламентской фракции коммунистов, первый заместитель МВД КР Сабырбек Курманалиев заявил: «От граждан Кыргызстана поступает много жалоб на лиц курдской национальности». Замминистра доложил депутатам, что в ближайшее время будет проведена выборка правонарушений, совершенных лицами курдской национальности в течение пяти лет. «Причем не только по Петровке, но и всему Московскому району. Это позволит проанализировать ситуацию и принять обоснованное решение».

Свою оценку событий дал президент республики Курманбек Бакиев: «Ужасающее преступление произошло еще три недели назад. …Тут вина не на возмущенных людях, которым власть отказала в установлении справедливости. Вина — на бездушных чиновниках, которые проигнорировали, попытались замять происшедшее». Полетели головы — районного прокурора, начальника РОВД, акима...

Нет человеков — нет проблем?

Между тем местные жители продолжали действовать. В Петровке прошли два схода аксакалов — киргизских и курдских. По их итогам в этот же день составлен список на выселение по отрицательным мотивам 50 курдских семей, которым дали три дня на сборы. Отметим, что аким района Кубанычбек Сыданов посоветовал аксакалам совместно составить список, куда должны войти те люди, которые перешли грань дозволенного. Курдские аксакалы не согласились со столь жестким требованием. В итоге курдская община решила выселить семью насильника и других его родственников.  А очередной сход потребовал от властей эксгумации трупа бабушки и проведения новой экспертизы.

Власти пошли на попятный. К 30 апреля все без исключения жители Петровки, задержанные во время беспорядков, были отпущены. Генпрокуратура КР возбудила еще два дела «в отношении должностных лиц ОВД Московского района по факту злоупотребления служебным положением и служебного подлога и по факту обнаружения трупа бабушки с признаками насильственной смерти».

Из Петровки выехало пять семей: самого подозреваемого и его ближайших родственников. Теперь, по словам главы Ассоциации курдов КР Рамазана Сеидова, они «вынуждены постоянно переезжать с места на место, потому что их нигде не хотят принимать».

Стоит отметить, что, в отличие от внешне схожих событий в других странах — массовых беспорядков в российской Кондопоге или национальных погромов в Индии — массового насилия в Петровке не было. Более того, в селе был создан новый орган, Общественный совет, в который вошли представители конфликтующих сторон вне зависимости от национальной принадлежности.

Но в Киргизии уже 15 лет официально существует некий аналог таких советов, институт судопроизводства обычного права, который должен эффективно и оперативно разрешать конфликты на местном уровне. Это так называемые суды аксакалов (мудрецов). Но, как признают специалисты, механизм их действия так и не отлажен государством. Как видно, и петровские аксакалы не смогли предотвратить конфликт.

В руках достойных

Суд аксакалов — это самостоятельный вид судебных учреждений, действующих на основе обычного права (адата) и применяющих его нормы, не противоречащие закону. Эти учреждения не включены в судебную систему, но дополняют ее в части рассмотрения споров. Чаще всего речь идет о конфликтах между жителями одного населенного пункта. В 2002 году вступил в силу закон КР «О судах аксакалов», а в 2007-м право граждан учреждать суды аксакалов было внесено в Конституцию КР. По словам депутата Жогорку Кенеша КР (парламента) Гульнары Дербишевой, на сегодняшний день в республике зарегистрировано 1055 судов аксакалов, членами которых являются 6019 человек. Как говорится в законе, «суды аксакалов в своей деятельности руководствуются также своей совестью, личными убеждениями, нормами морали и нравственности, исторически сложившимися из обычаев и традиций народов Кыргызстана, не противоречащими законодательству КР».

Но — хотели как лучше, а получилось как всегда. Институт обычного права в Киргизии так и не дождался эффективной поддержки государства. Хотя в суды должны были попасть уважаемые люди, избираемые местным населением, по словам г-жи Дербишевой, «зачастую <членов суда аксакалов> назначают лидеры местных сообществ, что противоречит закону». Деятельность судов не всегда обеспечивается нормативно-правовой базой, многие судьи имеют самое поверхностное представление о процессуальных нормах, процедурах составления судебных протоколов и вынесении решений. По словам юриста-координатора программ Фонда содействия и поддержки правовых реформ в Кыргызстане Акылбека Ташбулатова: «Для многих председателей и членов судов аксакалов характерна некомпетентность в некоторых вопросах, наличие стереотипов, отсутствие навыков по мирному разрешению конфликтов и отсутствие понятий о правах человека».

Естественно, что эти проблемы негативно сказываются на имидже института обычного. Часто, даже зная о наличии такого судебного механизма в своем населенном пункте, люди предпочитают обращаться сразу в правоохранительные органы или традиционные суды. Или, как в Петровке, действуют сами. Как отмечает г-н Ташбулатов: «По словам самих членов судов — аксакалов, сотрудники правоохранительных органов передают им дела... только после длительного разбирательства... Провинившийся человек, потративший немалую сумму денег во время предыдущих разбирательств, считает, что с него достаточно, и на заседания судов аксакалов по вызову не является».

Время не ждет

Трудно сказать, как много времени займет у властей Киргизии построение вертикали судебно-исполнительной власти, пользующейся доверием граждан. Поэтому сегодня общественное судопроизводство начинает играть критическую роль в обеспечении социальной стабильности страны. «Над развитием данного института... необходимо непрерывно проводить работу. Это почти то же самое, что и судьи общей юрисдикции, которые периодически проходят различные обучающие курсы, семинары, в том числе по изменениям и дополнениям в законодательстве», — считает г-н Ташбулатов.

Попытка создания в Московском районе Киргизии Общественного совета, в который вошли делегаты-аксакалы от целого ряда населенных пунктов, говорит о том, что, возможно, настало время укрупнить территориальный охват действия института судов аксакалов. Сегодня законодательство ограничивает его действие территориями аилов, поселков, городов.

Как показали события в Петровке, отсутствие внимания власти к отладке механизма цивилизованных методов общественного правосудия в местных сообществах приводит к тому, что сообщества берут судебную власть в свои руки революционным путем. Практически ни у кого не вызывает сомнения, что взрыв возмущения жителей Петровки был вызван не столько самим фактом преступления, сколько равнодушием и попустительством местных органов власти и правопорядка. Как сказал на пресс-конференции в АКИpress депутат районного совета Баялы Сарыкулов: «Если бы… милиция сразу же задержала насильника и тех, кто причастен к убийству бабушки девочки, расследовала дело так, как они должны это делать, тогда этих событий бы вообще не было».

Большинство крупных народных бунтов на территории Киргизии берут начало в незначительных конфликтах на бытовом уровне, которые вполне могли бы урегулировать общественные суды. Перевернутый стакан черешни на базаре в городе Ош, приведший к крупнейшему в современной истории Центральной Азии межнациональному противостоянию, драка подростков в компьютерном клубе киргизско-дунганского села Искра, в результате которой свои дома оставили многие дунганские семьи... череда взаимных обид между жителями Петровки, представляющими разные этнические общины… Равнодушие, некомпетентность и коррупция местных властей и правоохранительных органов, помноженные на отсутствие эффективно работающего механизма общественного разрешения конфликтов (в том числе имеющих национальную окраску) на уровне отдельно взятого сообщества — таков рецепт гремучей смеси, способной разнести вдребезги межнациональное согласие в Кыргызстане. И не только в нем.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики