Не фабрика мира

Не фабрика мира

О том, как изменится экономическое и политическое значение КНР для соседних стран, мы побеседовали с профессором Института стран Азии и Африки при МГУ, главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН Вилей Гельбрасом.

— Уважаемый Виля Гдаливич, не приведут ли многомиллиардные долги России и Казахстана к росту зависимости наших стран от восточного соседа по мере углубления кризиса?

— Китайские кредиты — пока только кредиты. Их принято брать и отдавать. Вот когда страна не в состоянии отдать кредит, возникает известная проблема задолженности. Задолженность, однако, это еще не политическая и не экономическая зависимость.

А вообще кризис пока в самом разгаре, поэтому говорить о его влиянии на политическое и экономическое значение КНР для мировой экономики, для России и Казахстана еще рано. В Китае происходят очень сложные политические, экономические и социальные перемены. Если антикризисную программу власти КНР смогут выполнить, Китай выйдет из кризиса совершенно иной страной. Вряд ли она останется «фабрикой мира».

— Это связано с планами по развитию внутреннего рынка?

— Развитие внутреннего рынка — это неизбежная реакция на одну из крупнейших жертв, положенных в КНР на алтарь борьбы за господство на мировых рынках. За счет своего внутреннего рынка, особенно сельского хозяйства, деревни, крестьянства, наращивались экспортные мощности промышленности.

Теперь придется многое перестроить в политической и экономической структуре страны. Быстрее всего начала меняться ее социальная структура. Крестьяне получают равные избирательные права с горожанами, право свободного передвижения по стране. По сути, заново создана система кредитования крестьянства. Теперь настало время для дальнейшего выравнивания социально-экономического положения крестьян и горожан. Этот процесс будет происходить в условиях преодоления глубокой социально-экономической дифференциации отдельных районов страны.

В обстановке крупнейших за все годы существования КНР масштабов строительства и появления массы новых специальностей и профессий изменяется емкость рынка труда. Изменятся стимулы и мотивы миграции за пределы страны — не бедность и не безработица будут главными мотивами поиска лучшей жизни.

— Как, на ваш взгляд, в перспективе 5–10 лет может измениться политика Китая по отношению к России и Казахстану? В частности, будет ли китайское руководство использовать ШОС для достижения своих целей?

— То, что Пекин будет стараться усилить свое влияние в Центральной Азии, представляется несомненным. Не зря же намечено построить две новые железные дороги из Синьцзяна в Центральную Азию.

КНР является единственной страной, проводящей четкую политику в рамках ШОС. В свое время Китай не для того инициировал создание этой организации, чтобы играть в ней второстепенную роль. Учитывая геополитическое положение членов ШОС, а также ресурсные особенности самого Китая, эта организация представляет для Пекина особое значение.

Статьи по теме:
Политика

Как у Пекина за пазухой

Страны ЦА вряд ли выработают единую политику в отношении «Пояса и пути», но общие правила конкуренции за китайские инвестиции им бы не помешали

Экономика и финансы

Техническая сторона оказалась сильнее

Страховой рынок ждет новый закон, который не окажет влияния на темпы страхового роста

Тема недели

Урбанизм под прицелом

Чем станут казахстанские города — драйверами экономического роста или точками напряжения?

Экономика и финансы

Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения