Третья сила

Редакционная статья

Третья сила

Американский политолог Сэмюэль Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций» пришел к неутешительному для нас выводу: «Страны с западно-христианскими корнями добиваются успеха в экономическом развитии и установлении демократии; перспективы экономического и политического развития в православных странах туманны; перспективы мусульманских стран и вовсе безрадостны».

Если посмотреть на череду арестов последнего времени, то может создаться ощущение, что в руководстве нацкомпаний, банков, крупных предприятий и акиматов республики собралась куча уголовников.

Что характерно, все арестованные фигуранты громких уголовных дел и один скрывшийся за границей — персоны публичные. Взять того же господина Джакишева. Его деятельность контролировалась (или должна была контролироваться) несколькими инстанциями, начиная от органов госбезопасности (все же уран — не пищевая целлюлоза) и заканчивая профильным министерством. И ведь проверяли! И даже выявляли отдельные нарушения. Согласно пресс-релизу Комитета нацбезопасности, преступные деяния Джакишева М., Аблязова М. и аффилированных с ними лиц «в апреле 2007 года в полном объеме были подтверждены актом проверки комитета финансового контроля, проведенной в НАК “Казатомпром”». Однако тогда объявили лишь об отдельных недостатках и неэффективном использовании средств, к руководству компании никаких претензий не предъявлялось, также сообщалось, что «по результатам проведенной проверки прокуратуры никаких незаконных действий со стороны “Казатомпрома” выявлено не было».

Самый передовой проблемный банк страны тоже неоднократно проверялся и аудиторами, и регулирующими органами, но практически вплоть до дня национализации претензий к нему не было.

Отсюда напрашиваются два вывода. Или проверяющие работали из рук вон плохо, или работали хорошо, но по каким-то причинам предпочли не замечать ни офшорных фирм, на которые выводились госактивы, ни порочные схемы принятия решений о выдаче финансовых средств. Что хуже — еще неизвестно. Известный французский политик и дипломат конца XVIII–начала XIX веков Шарль Морис де Талейран-Перигор как-то сказал по поводу расстрела одного герцога: «Это хуже, чем преступление. Это ошибка».

В первом случае нерадивые ревизоры должны получить по заслугам. Иначе вполне можно будет предположить, что и другие компании проверялись столь же «тщательно» и сейчас с успехом продолжают свою преступную деятельность. Соответственно, понадобятся системные решения, позволяющие повысить качество работы и уровень компетенции ответственных лиц. Сделать это будет сложно — «других писателей у нас нет», а изменить систему подготовки сотрудников надзорных и правоохранительных органов — задача архисложная в силу закрытости и инерционности подобных структур.

Во втором случае вполне можно говорить о существовании коррупционных схем, в которые вовлечены структуры, обязанные с этой самой коррупцией бороться. Что делать здесь? Выстроить такую систему принятия законов и их реализации, которая позволит в принципе исключить коррупциогенные факторы. Но для выстраивания таковой требуется огромная политическая воля. Есть ли она у нынешней власти? Пока что она предпочитает сажать коррупционеров по мере их выявления. Но такой подход контрпродуктивен — если только за дело не возьмется мощная карательная машина, сопоставимая по жестокости и масштабу деятельности с НКВД.

Вспомним Хантингтона. С демократией все понятно — она у нас уже вовсю торжествует настолько, насколько может, большего ожидать не приходится. Что до экономики, то капитаны казахстанского бизнеса, успешно выводившие свои компании в лидеры рынка (и не только отечественного), один за другим оказываются за решеткой. Под личинами наиболее прогрессивных, образованных, молодых и перспективных топ-менеджеров, считавшихся чуть ли не цветом нации, правоохранительные органы обнаруживают отъявленных злодеев. Преступники они или же безвинные жертвы наветов — в данном случае не принципиально. Главное — они уйдут, кто останется? Останемся мы с вами, уважаемые читатели. Именно мы, рядовые граждане, — единственный материал для построения гражданского общества, способного осуществлять контроль над властью и бизнесом. Только так можно устранить (насколько это вообще возможно) коррупционные схемы. И сделать это должны мы сами. В противном случае Хантингтон окажется прав.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом