На малых оборотах

Поток инвестиций в электроэнергетическую отрасль стран Центральной Азии иссякает. Вмешательство политиков не помогает исправить ситуацию

На малых оборотах

В минувшем месяце была приостановлена достройка Сангтудинской ГЭС-1 (СГЭС-1) в Таджикистане. Межу тем основные работы уже сделаны, последний, четвертый агрегат станции был пущен в середине мая. Причина проста — отсутствие средств на покупку горюче-смазочных материалов, и теперь невозможно завершить ряд строительных работ и достроить элементы укреплений плотины. По словам генерального директора ОАО «СГЭС-1» Рахметуллы Альжанова, долг таджикской стороны уже превысил 18 млн долларов, и сдача электростанции, запланированная на август, может быть перенесена. Основной долг — около 90% — приходится на государственную компанию «Барки Точик», которая не расплачивается за электроэнергию работающих агрегатов станции с начала года. Факт приостановки строительства крупной электростанции стал еще одним свидетельством неприятной для центральноазиатских энергетиков тенденции — сокращения инвестиций в отрасль.

Притягательные горы

Считается, что Центрально-Азиатский регион обладает значительным потенциалом в энергетике, особенно в гидросфере. Потенциал только Таджикистана оценивается в 150 млрд кВт.ч (притом что выработка в 2008 году составила лишь около 16 млрд).

ГЭС в горных районах могут быть вполне окупаемы даже при нынешних ценах на электроэнергию — не более 1,5 цента за киловатт-час. Средняя стоимость киловатта установленной мощности составляет приблизительно 1800 долларов в отличие от равнинных ГЭС, для которых данный показатель равен 3400 долларам. К этому стоит добавить, что вплоть до 2008 года в регионе наблюдался бурный рост энергопотребления — на 10–30% в год. Неудивительно, что регион привлек внимание инвесторов. «В развивающихся странах внутренние инвестиции превышают внутренние сбережения, — говорит начальник отдела экономического анализа  Евразийского банка развития Евгений Винокуров. — Дефицит между инвестиционными потребностями и внутренними сбережениями, направляемыми в сектор энергетики, необходимо будет восполнять за счет иностранных инвестиций». Объем объявленных инвестиций в Таджикистан, Киргизию, Узбекистан на период с 2000 по 2015 год составляет в общей сложности около 14 млрд долларов, из них освоено приблизительно восемь. В первую очередь благодаря «Интер РАО ЕЭС», при содействии которого с переменным успехом строится СГЭС-1. Следует отметить, что пуск первых трех агрегатов происходил с опережением графика — почти на три месяца.

В энергопроектах региона участвует и Иран, строящий в Таджикистане Сангтудинскую ГЭС-2 (220 МВт) стоимостью около 200 млн долларов. В июне начнутся работы по установке первого агрегата Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт в Кыргызстане.

Заметен неподдельный интерес с китайской стороны. В Казахстане в строительстве Мойнакской ГЭС, которую планируется ввести в эксплуатацию в 2011 году, участвует Китайский банк развития, он инвестировал около 200 млн долларов из необходимых 340 млн.

Вся надежда — на иностранцев

Все было бы хорошо — да вмешался пресловутый кризис. В 2007 году подписано соглашение о строительстве Китаем Яванской ГЭС в Таджикистане, но стройка не начата до сих пор.

Свои проблемы появились и в Узбекистане. С начала 2009 года узбекский госкомитет по имуществу не объявил ни одного тендера по приватизации энергообъектов, хотя с 2005 года выставлял на продажу по 39% ОАО «Сырдарьинская ТЭС», «Мубаракская ТЭЦ», «Ташкентская ТЭЦ», «Ферганская ТЭЦ», общая годовая выработка которых составляет около 16 млрд кВт.ч. Аналитик JPMorgan Сергей Аринин рассказал, что там сложилась смешная ситуация: государство хотело продать энергообъекты, но только миноритарные доли: «В момент, когда появлялись инвесторы, готовые купить контрольный пакет, Узбекистан брал паузу. Так что приостановление приватизации — логичное завершение процесса».

«Обстановка в электроэнергетической отрасли не способствует эффективному вложению средств. Работы по оздоровлению отрасли ведутся разве что в Казахстане, хотя и здесь много проблем, в частности, слабая связь Север — Юг», — продолжает аналитик. Одной из проблем электроснабжения Казахстана является и непостоянная работа Жамбылской ГРЭС, расположенной на юге страны. В конце мая от работы были освобождены почти 400 человек персонала из 650 работавших. Ожидается, что ГРЭС не будет работать до конца года. Произошло это из-за неконкурентоспособности станции, работающей на природном газе, по сравнению с другими источниками электроэнергии — киргизской и североказахстанской, которые дешевле жамбылской на 60–70%.

Проблема в том, считает г-н Аринин, что в государствах региона отсутствует грамотная работа государственных органов: сложно сохранить условия договора в первоначальном виде, нет четких и прозрачных правил игры. Это наблюдается на всем постсоветском пространстве, но особенно ярко проявляется в Центральной Азии.

«Так что, — говорит Сергей Аринин, — я не вижу никаких перспектив в отношении строительства ГЭС и других объектов в регионе».

Лишь немногие игроки готовы сегодня и дальше заниматься реализацией энергетических инвестпроектов. По словам г-на Аринина, строительство будет продолжаться там, где присутствуют российские государственные компании. Та же «Интер РАО ЕЭС» в июне намерена провести допэмиссию своих акций в пользу акционеров. Часть полученных средств пойдет на Камбаратинские ГЭС.

Есть определенная надежда на инвесторов из дальнего зарубежья — прежде всего из исламских стран. Представители Ирана не раз заявляли о возможности участия в строительстве Рогунской ГЭС в Таджикистане. А президент Турции Абдулла Гюль 29 мая во время визита в Душанбе хоть о конкретных цифрах не говорил, но заявил: «Турция готова участвовать в проектах по строительству в Таджикистане малых, средних и больших ГЭС».

Энергетика как политический фактор

Сергей Аринин полагает, что на «Интер РАО ЕЭС» возложены прежде всего политические задачи — усиление российского влияния в регионе: «Финансовое состояние компании позволяет участвовать в строительстве крупных энергообъектов, пусть даже с низкой отдачей прибыли».

Аналитик ИК «Ренессанс Капитал» Владимир Кляр также отмечает, что одной из задач «Интер РАО ЕЭС» в регионе является урегулирование отношений стран по водным спорам — то есть снова прослеживается политическая подоплека. В настоящее время Казахстан и Узбекистан, расположенные ниже по стоку, с тревогой наблюдают за возведением плотин ГЭС, которые могут снизить уровень водостока, необходимого для полива земель сельскохозяйственного назначения.

Возведение ГЭС с их мощными плотинами — дело затратное, но и отказываться вовсе от проектов инвесторы не будут, полагает г-н Аринин. Скорее всего, реализация озвученных проектов окажется несколько затянутой во времени и будет сопровождаться урезанием сметной стоимости. Похожая ситуация складывается со строительством Камбаратинских ГЭС, стоимость которых не определена, но уже заявляется о выделении миллионов долларов. Инвесторы оказались в патовой ситуации: с одной стороны, существуют обязательства о строительстве или модернизации, с другой — непредсказуемое поведение правительств и нехватка денежных средств. Даже «Интер РАО ЕЭС», который с момента прихода в руководство вице-премьера Игоря Сечина превратился в мощный инструмент реализации электроэнергетической стратегии Российской Федерации внутри и вне страны, будет работать в регионе, постоянно держа в уме его сложность. «Сейчас невозможно говорить о точных объемах сокращения инвестиций. Инвестиции, вероятно, даже возрастут — но лишь на словах. Когда дело коснется конкретных шагов, найдется много поводов для претензий и с той, и с другой стороны. Правительства будут требовать, например, низкий тариф, инвесторы будут долго над этим думать. Эти процессы могут длиться очень долго, и в конце концов окажется, что от первоначальной мощности и сметной стоимости останется процентов семьдесят. Также необходимо учитывать удешевление материалов», — считает Сергей Аринин.

Г-н Винокуров считает, что от временной остановки строительства не застрахован ни один крупный объект. Но политическая подоплека проводимых в Центральной Азии работ в электроэнергетической сфере позволяет не допускать грубого срыва работ по строительству энергообъектов, реализация озвученных проектов будет продолжена. Но при этом будут меняться сами проек

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности