Центральноазиатский театр коллективных действий

Мощная центральноазиатская группировка войск, которую планируют создать страны – члены Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), должна стать противовесом НАТО. Но вряд ли Североатлантический блок отнесется к ней как к равной себе по силам

Центральноазиатский театр коллективных действий

В нынешний понедельник, 15 июня, в Москве начинает свою работу очередная сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ. Главным пунктом в повестке дня значится подписание соглашения о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). После этого ОДКБ получит в свое распоряжение войсковые формирования быстрого реагирования на уровне десантно-штурмовых бригад и бригад спецназначения.

Между тем секретариат ОДКБ уже активно работает над следующим, более масштабным проектом по созданию в Центральной Азии (ЦА) крупной группировки войск, пригодной для ведения «большой войны». Эксперты считают, что Россия – главный инициатор создания такой группировки – не столько стремится создать армейский кулак на случай широкомасштабного военного конфликта в ЦА, сколько надеется удержать партнеров по ОДКБ от сближения с НАТО.

Батальоны просят огня

Месяц назад исполнилось 17 лет с того момента, как шесть бывших советских республик – Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Узбекистан и Таджикистан – подписали в Ташкенте Договор о коллективной безопасности (ДКБ). По сути, он заложил основы военно-политического сотрудничества стран СНГ. Причем статья 4 договора гласит, что «в случае совершения акта агрессии против любого из государств-участников все остальные государства-участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами…». Однако до конца 1990-х оказать друг другу военную помощь в рамках партнеры де-факто не могли. Большинство стран-подписантов сами находились в процессе создания собственных армий, некоторые из участников ДКБ предъявляли друг другу территориальные претензии. Менялся состав участников ДКБ – присоединилась Беларусь, а вот подписавшие было договор Грузия и Азербайджан (вместе с Узбекистаном) в 1999 году вышли из него. Поэтому сотрудничество ограничивалось консультациями.

Десять лет назад обострение ситуации на таджикско-афганской границе и угроза переноса боевых действий из охваченного войной Афганистана на территорию СНГ послужили стимулом к активизации военного сотрудничества. В 1999 году в рамках ДКБ был принят новый план формирования системы коллективной безопасности. В его основу была положена идея создания коалиционных группировок войск на восточноевропейском, кавказском и центральноазиатском направлениях. Спустя два года были сформированы коллективные силы быстрого развертывания (КСБР) – в их состав вошли по одному батальону от России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана общей численностью 1,5 тыс. человек. Впрочем, выделенные батальоны не стали менять место постоянной дислокации, ограничившись совместным участием в ежегодных учениях «Рубеж», на которых отрабатывали подавление мелких конфликтов и антитеррористические действия.

А еще два года спустя ДКБ был преобразован в ОДКБ.

По ком звонит Грузия

По-видимому, общие силы ОДКБ так и не вышли бы за рамки нескольких батальонов, если бы не прошлогодний грузино-осетинский конфликт. Во-первых, он указал на недостаточные боевые ресурсы для «военно-политического сдерживания» в регионе, а во-вторых, практически привел Россию к ситуации политического противостояния с Западом, который не одобрил ввод российской армии на территорию Южной Осетии. Зато россиян поддержали партнеры по ОДКБ. 6 сентября на саммите «семерки» (к этому времени Узбекистан вернулся в состав организации) президент РФ Дмитрий Медведев призвал к «наращиванию военной составляющей ОДКБ» и созданию коллективных сил «не хуже, чем у Североатлантического альянса».

После этого работа закипела. 4 февраля нынешнего года на внеочередной сессии СКБ при ОДКБ было решено создать КСОР, численностью в 10 раз большей, чем их предшественник КСБР. Причем в их состав должны войти не только военные части, но и спецподразделения правоохранительных органов и спецслужб. По замыслу руководства СКБ, новая структура должна стать эффективным универсальным инструментом для отражения военной агрессии, проведения спецопераций по ликвидации террористов и экстремистов, борьбы с организованной преступностью и наркотрафиком, а также ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

План «ЦАГВ»

В каком виде будут созданы КСОР (и будут ли), зависит от позиций партнеров. Прежде всего – Казахстана и Узбекистана. Ведь, как отмечает директор регионального Центральноазиатского филиала Института стран СНГ Александр Князев: «Военный потенциал Туркменистана и Киргизии принципиальную роль играть не будет, да и политический вес тоже».

Что касается Москвы, то она уже работает над планом формирования ударной группировки в Центральной Азии. Об этом заявил в конце мая генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. «Это будет четырехсторонняя, даже пятисторонняя, группировка. Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Россия создадут такую группировку, как мы говорим, для большой войны. На случай реальной серьезной угрозы территориальной целостности и суверенитету», – заявил генсек. Отметим, что в рамках ОДКБ уже действуют российско-белорусская и российско-армянская группировки, прикрывающие европейское и кавказское направления. Очевидно, пришел черед Центральной Азии.

По замыслам Кремля, в центральноазиатской группировке войск (ЦАГВ) будут представлены уже не батальоны, а «танковые и артиллерийские части, военно-морской флот на Каспии», – сообщил пресс-секретарь ОДКБ Виталий Струговец. Численность войск, которые будут представлены в группировке, пока не оглашается. Однако если учесть, что, по словам господина Струговца, в уже существующую российско-белорусскую группировку входят «все вооруженные силы Белоруссии и все, что есть у России на западном направлении», пятисторонний военный кулак в Центральной Азии может получиться очень внушительным и будет представлен всеми видами и родами войск участников ОДКБ.

Костяком группировки должны стать КСБР, которые, находясь в местах постоянной дислокации, будут отрабатывать совместные действия, как и прежде на многочисленных учениях. По словам г-на Струговца, «это связано с тем, что по ним отработана законодательная база в том, что касается пересечения границ союзных государств, и прочее».

Относительно основных задач и направлений, на которых предстоит действовать будущей группировке, сведений пока нет. Но вряд ли они будут противоречить недавно принятой «Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года». А она прогнозирует, что «внимание международной политики на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики, в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии». При этом, по мнению политолога Досыма Сатпаева, России ЦАГВ позволит легитимно присутствовать в регионе в военной сфере, поможет контролировать ситуацию в нем в своих интересах и даст возможность создать противовес НАТО.

Даром не НАТО

Однако создать столь мощную группировку войск, да еще и с участием пяти государств – дело, мягко говоря, непростое. Как рассказал на правах анонимности представитель Минобороны РК, «помимо юридических вопросов, которые, кстати, вызвали некоторые сложности в куда менее масштабном проекте – по созданию КСОР – со стороны Таджикистана и Узбекистана, необходимо решить вопросы практического характера. Здесь и вопросы о том, как страны ОДКБ будут при необходимости принимать на своей территории войска других государств, как эти войска будут применять оружие, как будет производиться слаживание воинских подразделений стран-участниц в составе соединений и частей».

Завотделом внешнеполитических исследований Казахстанского института стратегических исследований Булат Ауелбаев уверен, что в создании ЦАГВ заинтересованы все страны региона – прежде всего, потому что им нужно обеспечить стабильность своих южных рубежей. При этом Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан имеют общую границу с нестабильным Афганистаном и с помощью ЦАГВ получат дополнительные военно-политические ресурсы.

Однако как среднеазиатские члены ОДКБ, декларирующие многовекторность внешней политики, совместят участие в ЦАГВ с сотрудничеством с НАТО? Ведь они посылают своих офицеров учиться в Штаты, служить в Ирак (например, там работал казахстанский Казбриг)? «Нельзя одновременно участвовать в программах НАТО и быть членом ОДКБ. Формально пока такое положение существует со всеми республиками Центральной Азии, но я думаю, что ресурс такой ситуации уменьшается, он закончится, и рано или поздно нужно будет определяться и отказываться от так называемой “многовекторности”. Иначе все подобные начинания станут еще одним примером неэффективности интеграции в таком формате», – полагает Александр Князев, подозревающий, что ЦАГВ может остаться формальной организацией, существующей лишь на бумаге.

Досым Сатпаев полагает, что от создания ЦАГВ в любом случае «хуже не будет» – ведь создание военной группировки может сдерживать уровень напряженности в какой-то мере и стать превентивной мерой, способной сократить количество террористических вылазок». Говорить же об эффективности ЦАГВ, по его мнению, можно будет лишь после того, как она будет опробована в действии.

«В любом случае создание центральноазиатской группировки войск положительно отразится на развитии вооруженных сил стран ОДКБ», – заключает президент казахстанского центра военно-стратегических исследований Сергей Федосеев. «В первую очередь это касается адаптации и создания единых всесторонних стандартов в боевой подготовке, в обмундировании и в питании. У нас будет не только единая техника и вооружение, но будут единые стандарты к выполнению боевых действий». Действительно, сегодня вооруженные силы стран СНГ в большинстве своем комплектуются российским вооружением, потому как по условиям стран – участниц ОДКБ оно им продается по сниженным заводским ценам. «Натовцы не смогут перевооружить наши страны по западным стандартам хотя бы потому, что это экономически невыгодно нам», – говорит Досым Сатпаев.

Что же касается собственно НАТО, то даже в случае создания ЦАГВ альянс будет по-прежнему проводить свою «комплексную» политику в ЦА. «НАТО вряд ли станет заострять особое внимание на участии Казахстана или другой страны Центральной Азии в создании группировки ОДКБ, – считает Булат Ауелбаев. – Ими тоже рассчитываются возможности и потенциал ОДКБ, и ради призрачной угрозы они не станут портить отношения с государствами, с которыми налажены конструктивные отношения».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?