Партнер замедленного действия

Киргизия намерена присоединиться к создаваемому в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) Таможенному союзу. Если ее и примут в союз, то по политическим соображениям

Партнер замедленного действия

Пятое заседание комиссии Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, прошедшее в Минске в конце мая 2009 года, стало в некотором смысле историческим. На нем впервые была заявлена дата создания Таможенного союза. Предполагается, что при этом будут унифицированы таможенные тарифы, упрощен порядок пересечения границы для людей и грузов. Как заявил по итогам заседания первый заместитель председателя правительства Российской Федерации Игорь Шувалов: «1 июля 2011 года без каких-либо изъятий между Россией, Казахстаном и Беларусью будет действовать единая таможенная территория...»

Другим итогом минской встречи стала заявка на вхождение в Таможенный союз, поданная Киргизией. «Кыргызстан тоже хотел бы активно участвовать в жизни Таможенного союза, потому что для нас это архиважно», – заявила во время выступления в Минске Чрезвычайный и Полномочный Посол Киргизии в Республике Беларусь Лидия Иманалиева. «Мы не мыслим себя вне зоны Таможенного союза», – добавила она.

По словам ответственного секретаря Таможенной комиссии ЕврАзЭС Сергея Глазьева, инициатива о приеме в члены союза исходила от президента Киргизии Курманбека Бакиева, который обратился с официальным письмом к нынешнему председателю ЕврАзЭС Александру Лукашенко. На основании этого письма «Беларусь предложила создать специальную группу, которая рассмотрит участие Кыргызстана в договорно-правовой базе и работе Таможенного союза», – сообщил г-н Глазьев. Кроме того, соответствующие поручения даны секретариату комиссии Таможенного союза. Подводя итоги майского заседания, Игорь Шувалов особенно подчеркнул, что возможность присоединения Киргизии начали рассматривать еще до того, как сам союз обрел реальное воплощение, «чтобы в рабочем порядке начать процесс присоединения этой страны к Таможенному союзу».

Эксперты по-разному оценивают шансы республики на то, что ее просьбу удовлетворят. Слишком нестабильна политическая жизнь республики со слабой экономикой, успевшей к тому же связать себя с Всемирной торговой организацией (ВТО).

Бочка меда из Бишкека

Помимо дополнительного политического веса, вхождение республики в Таможенный союз повысило бы роль Киргизии как регионального и трансконтинентального транспортного узла. Киргизские чиновники уже активизировали работу по упрощению таможенных процедур, внедрили принцип единого окна в сфере внешней торговли республики. Как считает эксперт аналитического консорциума «Перспектива» Азамат Дикамбаев: «Кыргызстан смог стать региональным центром торговли».

Помимо этого, вступление в Таможенный союз поможет Киргизии быстрее преодолеть последствия глобального экономического кризиса. При снятии пограничных барьеров и бюрократической волокиты, снижении таможенных пошлин между странами – участниками союза произойдет частичное восстановление и укрепление экономических связей, которые были заложены еще во времена СССР. Это создаст потенциал для быстрого экономического рывка. Одно только соглашение по унификации железнодорожных тарифов, по оценке президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, почти на треть увеличивает товарооборот между странами таможенной «тройки». Члены союза относятся к числу главных внешнеторговых контрагентов Кыргызстана.

У партнеров тоже есть интерес к участию Киргизии в Таможенном союзе. Хотя причины тут скорее политические. Доля этой страны во внешнеторговом обороте России и Белоруссии невелика: для РФ она в первом квартале 2009 года составила (по данным Федеральной службы государственной статистики РФ) всего 0,2%. С геополитической же точки зрения Россия через создание единой таможенной территории и включение в нее Киргизии усиливает свое влияние в регионе. В частности, получает дополнительные рычаги воздействия на присутствующих в стране американцев и их союзников по Антитеррористической коалиции.

Не следует упускать из виду и то, что следующим шагом после создания Таможенного союза может стать формирование общего рынка. А от общего рынка рукой подать и до экономического союза. Как считает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг, для России нет альтернативы стремлению «каким-то образом организовывать постсоветское экономическое пространство. Это является национальным интересом России».

Ложка дегтя от экономистов

Стремлению Киргизии войти в Таможенный союз может помешать несколько факторов. Прежде всего экономические. С одной стороны, республика меньше соседей пострадала из-за мирового кризиса. Как заявил недавно постоянный представитель Международного валютного фонд (МВФ) в КР Джеймс МакХью: «Экономический рост в Кыргызстане в 2009 году замедлится в меньшей степени, чем в других странах Центральной Азии и Кавказа». ВВП Киргизии за первый квартал вырос на 0,2%, в то время как у России упал на 12,3%, у Казахстана – на 4,5%. Из партнеров по Таможенному союзу только Белоруссия выросла на 1,1%. Кыргызстан еще может ее догнать – по прогнозам МВФ, ВВП республики в текущем году вырастет менее чем на 1%, но уже к концу 2010 года темпы роста увеличатся в три раза.

Но при этом экономика Киргизии остается одной из самых слабых в СНГ. Влияние кризиса кажется незначительным, если смотреть в целом на ВВП. Но при анализе ситуации в отдельных отраслях картина складывается безрадостная. Темпы развития промышленности за январь–апрель 2009 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, упали на 22%. В конце мая первый вице-премьер-министр Киргизии Омурбек Бабанов заявил, что за четыре месяца 2009 года в 12 из 17 отраслей промышленности республики наблюдалось резкое падение объемов производства.

Существует мнение, что, приняв Киргизию в свои члены, Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС наступит на те же грабли, что и Таможенный союз образца 1995–1998 годов, который создавался в рамках СНГ (в 2000 году именно он был преобразован в ЕврАзЭС). Как считают некоторые эксперты, именно вхождение Киргизии в 1996 году в первый Таможенный союз на постсоветском пространстве привело к кризису этой интеграционной инициативы. Во время парламентских слушаний комитета Совета Федерации РФ по делам СНГ в декабре 1997 года Павел Смирнов, занимавший тогда пост первого заместителя министра РФ по сотрудничеству с государствами – участниками СНГ, заявил: «Анализ показывает, что динамизм <Таможенного союза> был утрачен начиная со второго квартала 1996 года, после того как к “тройке” – Белоруссии, Казахстану и России – присоединилась Киргизия... По своим экономическим параметрам Киргизия не может сравниться не только с Российской Федерацией, не только с Казахстаном, но и с Белоруссией ни по людскому потенциалу, ни по промышленному потенциалу, ни по валовому внутреннему продукту».

Кроме того, Киргизия уже более 10 лет является членом ВТО – единственная из всех стран – участниц ЕврАзЭС. Насколько быстро и успешно республика, в случае вхождения в Таможенный союз, сможет урегулировать вопросы новых таможенных пошлин со своими партнерами по ВТО? Вопрос сложный. Сегодня Кыргызстан имеет консолидированный таможенный тариф, выработанный в ходе многосторонних переговоров при вступлении в организацию. Для того чтобы изменить эти ставки (а участие в Таможенном союзе предполагает унифицированный таможенный тариф для всех его членов), республике необходимо будет провести дополнительные переговоры более чем с двумя десятками стран – членов ВТО. Сегодня ставка таможенного тарифа республики составляет в среднем около 5%, в то время как унифицированный таможенный тариф, как предполагается, будет заметно выше этой цифры.

Молчание – золото

Потенциальных партнеров по Таможенному союзу может насторожить политическая ситуация в стране – в преддверии летних президентских выборов она остается нестабильной. Председатель партии «Ата-Мекен» Омурбек Текебаев заявил: «В случае победы на выборах нашего кандидата в течение полугода после этого будет назначен роспуск Жогорку Кенеша <парламента Киргизии>». Впрочем, реальных шансов на победу ни у одного из 12 кандидатов на высшую руководящую должность страны нет – за единственным исключением в лице ныне действующего президента Курманбека Бакиева.

Поставить под сомнение ценность Киргизии как партнера по Таможенному союзу могут и нерешенные пограничные вопросы. Республика уже урегулировала территориальные споры с Китаем и Казахстаном, но десятки километров киргизско-узбекской и киргизско-таджикской границы остаются «горячими». Как заявил секретарь Совета безопасности КР Адахан Мадумаров на совещании, посвященном исполнению договоренностей между Киргизией и Таджикистаном, заключенных в мае 2008 года и касающихся приграничных вопросов: «На отдельных участках границы Кыргызстана и Таджикистана существует конфликтный потенциал».

Еще сложнее ситуация с урегулированием линии прохождения государственной границы между Киргизией и Узбекистаном. По состоянию на конец мая 2009 года, по словам заведующего отделом региональных проблем аппарата правительства КР, руководителя киргизской делегации по делимитации и демаркации границы Саламата Аламанова: «На кыргызско-узбекской границе насчитывается около 50 спорных участков. Этот вопрос действительно сложный, и когда он будет разрешен полностью, неизвестно».

Какие аргументы перевесят, станет ясно уже в ближайшем будущем. Завтра, 9 июня 2009 года, на заседании очередного Межгосударственного совета ЕврАзЭС, которое пройдет в Москве, результаты работы специальной группы, рассматривающей участие Кыргызстана в договорно-правовой базе и работе Таможенного союза, будут доведены до сведения глав правительств стран – участниц сообщества. Что характерно – до начала заседания никто из высших руководителей Казахстана, России и Белоруссии не прокомментировал заявку Киргизии.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики