Индустриализация. Издание второе, исправленное

Концентрация ряда госактивов в Министерстве индустрии и торговли (МИТ) должна способствовать ускорению индустриально-инновационного развития страны. Не менее важной задачей адмреформы является разукрупнение «Самрук-Казыны»

Индустриализация. Издание второе, исправленное

Последние перестановки в правительстве, в частности назначение бывшего помощника президента по экономическим вопросам Асета Исекешева министром индустрии и торговли, отличается от традиционной для Казахстана перетасовки кадров. В министерство пришел новый руководитель, перед которым поставлена четкая задача – разработка пятилетнего плана индустриализации страны и его реализация. При этом новый глава МИТ уже предложил передать в ведение министерства ряд институтов развития, формально вписывающихся в правительственную концепцию индустриализации, а именно: Корпорацию по продвижению экспорта Kaznex, Национальный инновационный фонд (НИФ), Центр инжиниринга и трансферта технологий и социально-предпринимательских корпораций (СПК). Каждой из этих организаций отводится своя роль в реализации плана индустриализации. По словам нового главы МИТ, Kaznex станет аналитическим центром, НИФ и Центр инжиниринга возьмут на себя координацию инновационных проектов, а СПК будут региональными операторами индустриализации. Общими усилиями им придется за пятилетку сделать то, что не удалось за предыдущие шесть лет, – претворить в жизнь стратегию индустриально-инновационного развития, принятую еще в 2003 году.

Как раз под программу индустриализации Казахстана на 2003–2015 годы были созданы многие из передаваемых сегодня МИТ организаций. Некоторое время после создания их деятельность широко освещалась в печати. Но как в свое время индустриально-инновационная стратегия заслонила более раннюю программу импортозамещения, так и она сама ушла в тень, когда началась реализация программы кластерного развития, а затем прорывных проектов.

Под другой «крышей»

Хотя Асет Исекешев сообщил «Эксперту Казахстан», что вопрос о передаче некоторых институтов в ведение министерства пока еще рассматривается правительством, другие участники этого процесса говорят о нем, как о деле решенном. Факт передачи в МИТ нам подтвердили в Национальном инновационном фонде, в Kaznex, а также в фонде национального благосостояния (ФНБ) «Самрук-Казына». Передача ряда компаний Мининдустрии, считают в ФНБ, должна повысить эффективность их деятельности. В частности, включение в структуру МИТ позволит Kaznex более эффективно сотрудничать с комитетом по торговле и комитетом по инвестициям, входящим в министерство. НИФ и Центр инжиниринга и трансферта технологий станут сильным инструментом для выполнения МИТ поставленной перед ним задачи по развитию инновационной инфраструктуры.

Что касается СПК, то их деятельность расходится с задачами ФНБ, поскольку они, помимо коммерческих, выполняют и некоммерческие функции. Доля «Самрук-Казыны» в уставном капитале СПК составляет порядка 50–52%, 48–50% акций находятся в собственности правительства. «Это может повлечь неэффективное управление компаниями и, соответственно, низкие показатели эффективности деятельности. Такая модель управления компанией является неэффективной, целесообразно передать в собственность 100-процентный пакет акций единственному акционеру, правительству Казахстана», – говорится в письменном ответе, представленном «Эксперту Казахстан» пресс-службой ФНБ.

Что касается финансовых институтов развития, то есть Банка развития Казахстана (БРК), Инвестиционного фонда, фонда «Даму», Государственной страховой корпорации и фонда «Казына капитал менеджмент», г-н Исекешев предложил «Самрук-Казыне» управлять ими совместно через участие в совете директоров. Он также попросил дополнительных полномочий по формированию СД и состава правлений институтов развития. Так что вместе с активами МИТ расширяет и свои полномочия.

Выравнивание выпуклостей

Формально политес соблюден – кому как не МИТ и бразды правления в руки, если речь идет об индустриализации. Вместе с тем усиление МИТ идет, считает ряд наблюдателей, за счет «Самрук-Казыны». Неофициально в коридорах власти говорят, что, может быть, и в пику лично главе фонда Кайрату Келимбетову.

Действительно, еще 21 мая заместитель председателя правления «Самрук-Казыны» Тимур Кулибаев был назначен председателем совета директоров стратегических нацкомпаний – «КазМунайГаза» (КМГ), «Казахстан темир жолы» (КТЖ) и «Самрук-Энерго». Причем две первые до этого возглавлял его непосредственный начальник. Г-н Келимбетов также лишился поста председателя совета директоров Банка развития Казахстана, который возглавил Асет Исекешев. Так что налицо потеря позиций главы ФНБ.

Но, с другой стороны, по словам политолога Досыма Сатпаева, «Самрук-Казына» – это не только Кайрат Келимбетов, но и другие люди и группы. «Келимбетов – человек президента, он не является ставленником конкретной группировки. Возглавляя крупнейший холдинг, который распределяет госресурсы и несет ответственность за стратегические направления экономического развития, он разделяет эту ответственность. И спрос с него тоже будет высокий. Но решения по фонду принимает не только он. Эти решения принимаются в том числе и государством. То, что сейчас происходит, не является инициативой какой-то группировки, все эти действия согласовываются с главой государства», – говорит г-н Сатпаев.

При этом, по его мнению, есть еще одна, не афишируемая причина усиления МИТ за счет активов «Самрук-Казыны». По словам Досыма Сатпаева, фонд, в котором сконцентрированы мощные ресурсы, необходимо разукрупнить. «Сейчас уже понятно, что сверхконцентрация ни к чему хорошему не приведет, но речь не идет о том, что “Самрук-Казына” чуть ли не завтра прекратит свое существование. Если упразднить “Самрук-Казыну”, то нужно создавать другой холдинг, потому что нацкомпании должны быть объединены, и их никто не собирается отпускать в свободное плавание. Политический момент состоит в том, что президент чувствует, что может потерять контроль над элитами, над группировками, над финансово-промышленными группами (ФПГ). Поэтому в последние годы в Казахстане принята, как я называю, политика курирующих крыш. Каждая сфера, каждый сегмент казахстанской жизни курируется определенной структурой. Я считаю, что “Самрук-Казына” был создан не только для того, чтобы заниматься экономикой, но и чтобы усилить контроль над слишком уж мощными ФПГ», – говорит политолог.

Назначение г-на Исекешева председателем совета директоров БРК должно подчеркнуть серьезность намерений правительства. Понятно, что без финансового подкрепления любая программа останется на бумаге. «Будет ли МИТ действительно управлять БРК совместно с “Самрук-Казыной”? Вполне возможно, но далеко не факт, – говорит президент ассоциации вузов РК академик Рахман Алшанов. – По сути, идет борьба за контроль над финансовыми ресурсами. Двух хозяев быть не может». По его словам, когда глава МИТ говорит о совместном управлении, он имеет в виду усиление своего влияния на принятие решений по финансовым потокам, которые идут через БРК. «Исекешев хочет точно знать структуру траншей, потому что не может не понимать очевидных вещей, – уверен г-н Алшанов. – Ведь деньги тратились напропалую, никто не просчитывал целесообразности трат. Если государство может за счет преференций подтянуть деньги бизнеса, то зачем туда же вливать государственные деньги. Бизнес сам разберется, тем более если ему это выгодно». Сейчас перед министром стоит задача повысить эффективность инвестиций в индустриальные проекты.

Опуститься на землю

Казахстану необходимо менять идеологию индустриально-инновационного развития и попытаться связать новые разработки с реальной экономикой, исходя из своих возможностей. Академик Алшанов уверен, что новый министр индустрии, добиваясь создания в рамках МИТ аналитических центров, «пытается донести простую идею: хватит увлекаться сверхоригинальными и от того технологически сложными инновациями. Необходимо исходить из запросов реального производства».

Однако одного желания чиновника, даже столь высокого уровня, как глава профильного министерства, недостаточно для успешной реализации плана индустриализации. В конечном счете все будет зависеть от исполнителей. «Проблема в том, что наши чиновники действуют по принципу “здесь и сейчас”, – говорит Досым Сатпаев. – А любая индустриальная программа предполагает окупаемость в долгосрочном периоде. Ты сейчас вкладываешь деньги, а прибыль получаешь через 10–15 лет. Чиновники не привыкли так работать. Они хотят прямо сейчас получить право на проведение тендеров и откат получить прямо сейчас. Вне зависимости от того, окупится этот проект или нет».

Реанимация программы индустриализации именно сейчас – мера вынужденная: кризис показал уязвимость экономики, которая зависит от сырья и цен на него, а также от финансового сектора и его внешних займов. Кроме того, Казахстану именно сегодня нужно обнародовать грандиозные планы посткризисного развития как позитивную идею на фоне текущего глобального кризиса.

В то же время эту идею сегодня трудно подкрепить финансами. Понятно появление столь амбициозных планов в 2003 году, когда в страну поступали деньги и в виде внешних займов банков, и от экспорта нефти. Сейчас поток средств иссяк, а внутренние ресурсы тоже не бесконечны, ведь государство тратит очень много средств на поддержку финансового сектора. «Внешние кредиторы – Китай, например, давший нам 10 миллиардов долларов, – имеют собственные интересы, и они никак не связаны с индустриализацией Казахстана. Всемирный банк предоставил заем на строительство транспортного коридора, но это не инновационный проект, а инфраструктурный – он лишь создаст рабочие места. Другое дело, если бы в Казахстане строились заводы, которые бы выпускали машины для строительства дорог... Но этого нет», – сетует г-н Сатпаев.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?