Движение важнее цели

Движение важнее цели

Регулярно приходящие новости о том, что сделан новый шаг на пути к созданию Таможенного союза в составе Белоруссии, Казахстана и России, сопровождаются комментариями о том, что нам, странам-участницам, это даст и от чего это нас убережет.

Про выгоды от введения единого таможенного тарифа (рост товарооборота и грузопотоков внутри союза) говорят вскользь. Во-первых, потому, что на протяжении последних пятнадцати лет об этом говорилось так часто, что это уже никем не воспринимается как новость. Во-вторых, это не всех радует. Например, продукт жизнедеятельности российского автопрома многие казахстанцы не хотят считать транспортным средством.

Зато спасение наших стран от поспешного вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) обсуждается более обстоятельно, хотя, строго говоря, это тоже новость не первой свежести.

Таможенный союз стал инструментом оборонительным, точнее, его оборонительные возможности оказались сегодня более востребованными, чем наступательные. Россия, объявив постсоветское пространство сферой своих привилегированных интересов, выстраивает глубоко эшелонированную оборону. Казахстан проявляет заинтересованность в создании этой оборонительной системы не меньшую, чем Россия, хотя и пытается строить ее с учетом своих собственных интересов, не всегда и не во всем совпадающих с российскими.

Причем для Казахстана это оборона не только от ВТО, но и от китайской экономической экспансии – как на двустороннем уровне, так и в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Напомним, что вступление Казахстана в ВТО откроет наш рынок в первую очередь для китайских товаров. И именно Китай продвигает идею создания в рамках ШОС зоны свободной торговли. То, что речь идет сегодня именно об оборонительном союзе, подтверждается и заявлением Киргизии, которая уже давно является членом ВТО, вступить в Таможенный союз.

Хотя свое разочарование решением Москвы и ее таможенных союзников отложить на неопределенное время вступление в ВТО выразили страны Запада, у которых внезапно исчез один из важных предметов торга и рычагов давления на Россию, союз изменит ситуацию внутри Евразийского экономического сообщества и Шанхайской организации сотрудничества.

Таможенный союз очерчивает те экономические рубежи, на которые отступает Россия в своих попытках сохранить доминирование на постсоветском пространстве. Линия обороны, которая еще недавно проходила по границам Евразийского экономического сообщества, уже прорвана Китаем, который для стран Центральной Азии сегодня стал не только самым важным торговым партнером, но и самым важным инвестором, а также кредитором.

В военной сфере Организации Договора о коллективной безопасности пока удается фиксировать российские интересы в Евразии. Здесь культурно-цивилизационному доминированию России также ничто не угрожает в ближайшие десять лет. А в экономической сфере Москва сдает свои позиции. Много лет она боролась за то, чтобы центральноазиатский газ не пошел в Европу в обход России. Она победила и проиграла одновременно. Газ в Европу из Туркмении, видимо, не пойдет уже никогда. Он пойдет в Китай. Да и российская нефтянка уже живет на китайские кредиты.

Впрочем, со временем ситуация может измениться. Тогда Таможенный союз будет использован как форма расширения российского влияния во все той же сфере привилегированных интересов. И не беда, если включение в него той же Киргизии заставит отодвинуть сроки окончательного завершения «всех необходимых процедур» еще на два-три года. Ведь в этом процессе главное – движение, а не достижение цели.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки

Спецвыпуск

Когда нефть дорожает

Господдержка и благоприятная конъюнктура на товарных рынках позволили крупнейшим казахстанским компаниям немного улучшить показатели доходности

Политика и экономика

Цена эффективности

“Самрук-Казына” в 2017 году ожидает экономический эффект от трансформации в размере 30 млрд тенге

Тема недели

Под стрелой Нацбанка

Усилия регулятора по сдерживанию инфляции нивелируются несогласованностью денежно-кредитной и фискальной политик