Процентом меньше

«КазТрансОйл» снизил транспортировку нефти по системе магистральных нефтепроводов на 1%. Это в первую очередь связано со снижением уровня добычи нефти в РК приблизительно на такой же уровень

Процентом меньше

АО «КазТрансОйл» (КТО), недавно принявшее участие в “народном IPO”, подвело итоги производственной деятельности за 2012 год. По плану на 2012 год компания должна была транспортировать 51,6 млн тонн, но превысила его на 4%, и общий объем транспортировки достиг 53,5 млн тонн. Однако этот показатель на 1% ниже достигнутого годом раньше (54 млн тонн). Правда, эти цифры компания предоставляет без учета результатов дочерних и совместно контролируемых организаций.

Грузооборот по системе магистральных нефтепроводов «КазТрансОйла» составил 34,5 млрд тоннокилометров; компания превысила план на 2%, но опять-таки это на 3% ниже показателей 2011 года. Объем подачи волжской воды потребителям Атырауской и Мангистауской областей по водоводу Астрахань - Мангышлак составил 22,8 млн кубометров. 

Одной из причин спада производственных показателей КТО является снижение добычи нефти в РК. По данным АО «Информационно-аналитический центр нефти и газа», объем добычи нефти и газового конденсата в РК в прошлом году уменьшился по сравнению с 2011 годом на 1,1%. Поставки нефти для переработки на НПЗ составили чуть менее 14 млн тонн, что на 6% выше показателей 2011 года.

Другая причина - сокращение поставок российской нефти, которое произошло в начале этого года. К примеру, общий объем транспортировки российской нефти по трубопроводу «Омск - Павлодар» за прошлый год снизился до 6 млн тонн, это на 8% ниже показателей 2011 года. Не производились и транзитные поставки российской нефти в Китай по этому нефтепроводу.

В результате КТО показал сокращение чистой прибыли к прошлогоднему показателю на 16%, хотя на 46% выше заявленного плана на 2012 год - 24,8 млрд тенге. Доход компании от основной деятельности увеличился на процент, достигнув почти 124 млрд тенге.  

"<span>Необходимо отметить, что с 1 декабря 2012 года тарифы на услугу по перекачке нефти по системе магистральных трубопроводов АО «КазТрансОйл» были повышены: для экспорта – с 3 331 до 4 732,6 тенге за одну тонну на 1000 км (без НДС), для поставок на внутренний рынок – с 1 303 до 1 954,5 тенге за одну тонну на 1000 км (без НДС)", - указывают в компании. </span>Независимый аналитик Олжас Байдильдинов считает, что именно повышение тарифа сгладило негативные производственные показатели КТО.

Если говорить о финансовых и производственных перспективах КТО, по мнению г-на Байдильдинова, они достаточно туманны. "Кашаган до сих пор не заработал, на крупных месторождениях добыча почти на прежнем уровне, рост транзита в Китай тоже под вопросом. Одним увеличением тарифов здесь «не отыграться». При этом чистая прибыль, из которой определяется величина дивидендов, снизилась. Вероятнее всего, в ближайшее время мы увидим снижение интереса к бумагам этой компании", - прогнозирует он. Также собеседник "Эксперта Казахстан" отмечает, что в мировой практике снижение чистого дохода в процентом соотношение большем, чем снижение дохода от реализации свидетельствует о неэффективном управлении расходами.

Напомним, что КТО, входящий в состав НК «КазМунайГаз», является главным оператором транспортировки казахстанской нефти по системе магистральных нефтепроводов. Он же обеспечивает перекачку воды на Мангышлак. Общая протяженность используемых для этого трубопроводов - около 8 тыс. километров. В настоящее время компания осуществляет транспортировку около 60% всей добываемой в Казахстане нефти.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее