Бакалейщик и кардинал – это сила!

Ведущий научный сотрудник отдела проблематики ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований Аждар Куртов полагает, что реальных предпосылок для создания Таможенного союза пока нет

Бакалейщик и кардинал – это сила!

– Аждар Аширович, как соотносится стремление России создать ТС и «торговые войны» с Белоруссией, подписание Основ планирования таможенно-тарифной политики, не учитывающее создание ТС?

– Россия – страна огромной и далеко не всегда эффективной бюрократии. Управленческий механизм реформировали неоднократно, но так и не сделали его гибким и способным оперативно решать возникающие проблемы. Поэтому в России довольно часто можно обнаружить ситуацию, когда одно ведомство готовит некий документ, а другое в это же самое время разрабатывает свой документ, хотя вопросы, которые должны регулироваться данными актами, реально пересекаются. Так что в этом обстоятельстве скорее вижу возникшую разницу в подходах, а вовсе не заведомый скепсис чиновников.

– Кто из участников может получить наибольшую выгоду от создания ТС?

– Сегодня большая часть импортируемых Россией товаров из Европы идет через Белоруссию, равно как значительная часть импорта из Китая идет через Казахстан. Так кто получит выгоду от перехода на общую таможенную схему? Учтите еще, что номенклатура экспортных товаров у России куда шире, чем у двух других государств – партнеров по Таможенному союзу. Поэтому, извините, здесь ситуация напоминает фразу господина Бонасье из советского кинофильма «Три мушкетера»: «Бакалейшик и кардинал – это сила!». В том смысле, что выгоду могут получить, вероятнее всего, именно Казахстан и Белоруссия, а не Россия. Об эффективности же только что созданной организации судить рано: ведь пока даже вывеску на воротах не повесили. А прошлый опыт в этом направлении не внушает оптимизма.

– Можно ли говорить об угрозе захвата Россией ряда рынков и отраслей в Белоруссии и Казахстане после создания ТС?

– Мне кажется, что есть непонимание, что такое Таможенный союз. Это ведь не единое экономическое пространство, а лишь первый шаг к такому пространству. Поэтому не надо забегать вперед. В Таможенном союзе согласуются правила передвижения товаров, а не вся совокупность правовых норм, регламентирующих экономическую жизнь и вопросы собственности. Так что пока говорить об угрозе захвата Россией неких отраслей нельзя, по крайней мере в связи с формированием Таможенного союза. Но такая угроза, или, точнее, перспектива, действительно существует. А чему удивляться? Выживает более сильный, ловкий, богатый и расторопный. Российскому бизнесу, как и любому иному, всегда могут быть интересны те секторы, которые способны приносить максимальную прибыль без серьезных инвестиционных вложений. В России много бизнесменов, которые управляют совершенно разными по своему профилю предприятиями. Так что перечислять потенциальные объекты интереса нет смысла.

–Может ли это как-то ускорить вступление России, Белоруссии и Казахстана в ВТО?

–Я не знаю примеров, когда в ВТО принимали бы не отдельное государство, а некий союз, региональную организацию из нескольких стран. Все-таки нормы ВТО определяют его члены, а не кандидаты в члены. Во-вторых, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы спрогнозировать, что помимо чисто экономических претензий к нашим странам нам следует ожидать политически мотивированных, пусть и не прямо, претензий. К России их наверняка «выкатят» страны Балтии, Грузия и Украина, возможно, США. Ну а к Белоруссии многие ее соседи с Запада. Так что особого ускорения принятия Таможенного союза в ВТО я не ожидаю.

– Насколько вообще реалистичны планы создания Таможенного союза сегодня?

– На протяжении нескольких последних месяцев мы постоянно слышим от ведущих политиков стран СНГ примерно одно и то же: «Кризис дает уникальный шанс перестроить нашу (российскую, казахстанскую и так далее) экономику, сделать ее более диверсифицированной, инновационной» и прочее. Нечто подобное говорится и в отношении последнего решения о формировании Таможенного союза. С моей точки зрения, как говорят юристы, необходимых и достаточных оснований для такого оптимизма нет. Почему мы считаем, что раньше, когда в экономике дела шли относительно спокойно и благополучно, эта ситуация менее располагала для совершенствования экономических отношений? Разве сегодня, когда в пожарном порядке власти приходится тушить то один, то другой конфликт, вызванный остановкой производства, ситуация более располагает для продуктивных экономических новаций? Поэтому пессимизм сегодня, как мне представляется, более оправдан, чем ни на чем серьезно не основанный оптимизм.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?