Замена любимого

Никто из возможных наследников Ким Чен Ира не пользуется таким же авторитетом, как прежние руководители страны. Поэтому передача власти в Северной Корее не обойдется без потрясений

Замена любимого

На прошлой неделе Ким Чен Ир назначил своего младшего сына Ким Чен Уна начальником Службы государственной безопасности и присвоил ему официальный титул «Блестящий товарищ». Этот шаг подтвердил слухи о том, что северокорейский лидер наконец-то определился с преемником. По сообщениям сеульских газет Hankook Ilbo и Dong-a Ilbo, в конце мая высокопоставленные чиновники получили секретную инструкцию, согласно которой они должны поддерживать Ким Чен Уна.

Dong-a Ilbo также сообщила, что северяне уже разучивают прославляющую Ким Чен Уна песню, в которой он называется командиром Кимом и Молодым руководителем (в титулах северокорейских лидеров прослеживается четкая иерархия: Ким Ир Сена зовут Великим руководителем, а его сына – Любимым руководителем).

Никогда не отличавшийся крепким здоровьем вождь в августе 2008 года перенес несколько инсультов. Он так долго не показывался на людях, что даже поползли слухи о его смерти. Впервые после удара 67-летний Ким Чен Ир показался на людях в апреле, на первой сессии нового парламента КНДР – Верховного народного собрания (ВНС). Выглядел он неважно: еще больше похудел, поседел и заметно прихрамывал.

Почему Ким Чен Ир так долго тянет с выбором наследника, остается только гадать. Он, например, может считать объявление его имени дурным знаком. Не исключено, что Ким не хочет делиться славой даже с сыном. Но наиболее вероятная причина – трудность выбора. Если у Ким Ир Сена Чен был единственным сыном, то у него самого сыновей как минимум трое. «Как минимум», потому что точного числа его детей не знает никто. По некоторым данным, их тринадцать.

Коварный Диснейленд

В северокорейском обществе ценят опыт. С этой точки зрения выбор Ким Чен Уна не выдерживает никакой критики. Наиболее логичным кандидатом на пост преемника (кандидатура дочери никем и никогда всерьез не рассматривалась), казалось бы, должен быть старший сын Любимого руководителя, 37-летний Ким Чен Нам.

После того как Ким Чен Нам закончил учебу в частной школе в Женеве, отец устроил его сначала в министерство пропаганды, а потом на высокий пост в северокорейском КГБ. Звезда Нама закатилась восемь лет назад после громкого международного скандала: в 2001 году его выслали из Японии, куда он пытался попасть с паспортом гражданина Доминиканской Республики. Весь мир тогда облетели кадры из токийского аэропорта Нагата, на которых сына лидера КНДР в наручниках, словно заключенного, ведут к самолету.

Ким Чен Ир был в ярости, и желание посетить токийский Диснейленд стоило Наму титула кронпринца. На первое место выдвинулся второй сын Ким Чен Чол. Он на десять лет моложе сводного брата, любит рок и Эрика Клэптона, свободно говорит на английском и немецком языках, которые выучил в частной школе в Швейцарии в 1993–1998 годах. Чол несколько лет работал в северокорейском представительстве при ЮНЕСКО в Париже под вымышленной фамилией.

Однако Кэндзи Фухимото, бывший повар Ким Чен Ира, написавший в 2003 году бестселлер о нем и о его семье, утверждает, что Ким недолюбливает среднего сына за женоподобную внешность, которая, скорее всего, стала следствием избытка женских гормонов.

Младший, но не дурак

В позапрошлом году Ким вернул Нама из трехлетней ссылки в китайском Макао, где тот выполнял какие-то поручения отца, связанные с тайными банковскими счетами, и назначил на важный пост в Трудовой партии Кореи. Но какие-то соображения все же перевесили чашу весов на сторону младшего сына. На днях это косвенно подтвердил и сам Нам, заявивший в интервью японскому телеканалу TV Asahi, что власть его не интересует.

О Ким Чен Уне известно еще меньше, чем о братьях, неизвестна даже точная дата его рождения (то ли 1983-й, то ли 1984 год). На Западе есть лишь одна его фотография, плохого качества черно-белый снимок, сделанный, когда ему было одиннадцать лет. Впрочем, и на нем видно, что Ун сильно похож на отца – те же тонкие губы и слегка курносый нос. На сильное сходство, причем не только внешнее, обращает внимание и Фухимото, встречавшийся с Уном. Младший сын тоже честолюбив и стремится всегда быть первым. У Ким Чен Уна те же проблемы со здоровьем – диабет и слабое сердце. В прошлом году он попал в автомобильную аварию, что тоже не добавило ему здоровья. Так же, как Ким Чен Ир, Ун любит кино и поп-культуру. Его любимые актеры – Жан-Клод ван Дам и Арнольд Шварценеггер. Образование он получил в 1996–2001 годах в Международной школе в Берне, той же, где учился Чол. Ун свободно говорит по-английски, на швейцарском диалекте немецкого и, возможно, по-французски.

Одноклассники не догадывались, что рядом с ними сидит сын руководителя КНДР, потому что учился он под именем Пак Ун. В школу его возили и забирали на машине посольства КНДР, поэтому все думали, что он сын посольского шофера или самого посла. Жил Ун в посольстве, в двухстах метрах от школы, и часто ужинал в городе с послом.

По информации швейцарского журнала L’Hebdo, учился Ким Чен Ун хорошо. Лучше всего у него обстояли дела с математикой. Он был тихим и дружелюбным юношей с неплохим чувством юмора. Ун – большой поклонник баскетбола (его кумир – Майкл Джордан), несмотря на низкий рост (168 см) и полноту (90 кг). В школе Ун со всеми ладил: он часто разнимал дерущихся одноклассников, так что с коммуникабельностью и умением убеждать у него проблем нет.

Вернувшись домой, Ким Чен Ун окончил военную академию, но занимался дома; потом получил назначение в орготдел Трудовой партии Кореи. Впервые как о возможном преемнике о нем заговорили в 2006 году, когда среди старших руководителей партии начали распространять значки с его изображением. В январе 2008 года имя Уна появилось в бюллетенях для голосования в ВНС. В парламент он не прошел, но в апреле его назначили в Комитет обороны, самый влиятельный орган власти в КНДР. Он состоит из десяти человек, в основном военных, во главе его стоит сам Ким Чен Ир.

Коллективное руководство

[inc pk='1693' service='media']

Самый серьезный вопрос, связанный со сменой власти в Северной Корее, заключается в том, будет ли новое руководство страны, как сейчас, единоличным или же коллегиальным. Северокорейская элита может решить, что третий, какой-нибудь «гениальный», руководитель будет перебором, и возьмет власть в свои руки.

Ни одного из сыновей, в отличие от самого Ким Чен Ира, к руководству страной не готовили, поэтому необходимого опыта управления у них нет. Так что какое-то время за спиной нового руководителя вполне может стоять группа людей (учитывая засилье военных, скорее всего, она будет создана на основе Комитета обороны) или кто-то один.

Шансы Чо Мён Рока, первого вице-председателя КО и второго после Ким Чен Ира человека в Вооруженных силах, невелики в силу его преклонного возраста (84 года) и слабого здоровья. Выше шансы стать регентом у генерала Хён Чер Хе (74 года). Замначальника Политуправления армии сейчас много времени проводит с Ким Чен Иром. У Хёна есть еще один козырь – во время корейской войны 1950–1953 годов он охранял самого Ким Ир Сена. Еще один возможный кандидат на роль регента – О Кук Рёл, относительный новичок в северокорейской элите. Он из «группы 1980», новой волны руководителей, выдвинутых на съезде ТПК в 1980 году. О считают «глазами» и «ушами» Ким Чен Ира в армии и силах безопасности. Во время одной из чисток он попал в немилость, но потом был реабилитирован.

Многие специалисты отводят роль «дядьки» при молодом и неопытном руководителе 62-летнему Чан Сон Теку, мужу младшей сестры Кима. До начала 2003 года он считался одним из самых доверенных приближенных. Однако шесть лет назад авторитет Тека был подорван – его обвинили в желании сделать преемником своего приемного 35-летнего сына Ким Чжан Хуна, настоящий отец которого – сам Ким Чен Ир, а мать – одна из его медицинских сестер. В результате интриг Ким сначала посадил шурина вместе с несколькими десятками его сторонников под домашний арест, а потом отправил на перевоспитание в трудовой лагерь. Через какое-то время Тека реабилитировали и вернули в Пхеньян, где он возглавил административный отдел ТПК, а в апреле вместе с Уном вошел в Комитет обороны. В пользу Тека говорит и то, что он пользуется поддержкой ряда ключевых фигур в КНДР и практически руководил страной во время болезни Кима.

Покоя не будет

В мае Пхеньян объявил о «150-дневной битве», пропагандистской кампании, призывающей северных корейцев работать на благо родины еще больше и усерднее. Не исключено, что в начале октября, накануне очередной годовщины основания ТПК (10 октября), впервые почти за тридцать лет будет проведен партийный съезд, и на нем Ким Чен Ун будет официально объявлен преемником. Версия имеет право на существование, потому что в конце 1970-х, когда в КНДР проходила точно такая же, только 70-дневная «битва», Ким Ир Сен сделал так, чтобы лавры победителя достались сыну, и вскоре после этого официально провозгласил его своим преемником. В пользу этой версии говорит и тот факт, что, как сообщает японская газета Asahi, недавно Ун посетил с тайным визитом Пекин. Он встречался с китайскими руководителями, включая Ху Цзиньтао, и просил у них энергию и продовольствие.

В Сеуле же убеждены, что официально Ким Чен Ир назовет Уна своим преемником в 2012 году, в год столетнего юбилея Ким Ир Сена. При этом Ким Сун Хан, специалист по КНДР в Корейском университете Сеула, уверен, что передача власти не пройдет мирно – между сторонниками Уна и Нама развернется яростная борьба. «Сейчас, похоже, Ун – фаворит, но в такой закрытой стране, как Северная Корея, полная уверенность может наступить лишь после того, как он получит очень высокий пост в партии или в армии», – считает он.

О том, что борьбы не миновать, говорят и события последних лет. Похоже, несмотря на все обожание, в КНДР имеется серьезная оппозиция власти Ким Чен Ира. Достаточно вспомнить его неофициальный визит в Китай в 2004 году. На расположенной у самой границы станции Ренчхон тогда прогремел взрыв страшной силы. И хотя официальный Пхеньян утверждал, что это был несчастный случай и что поезд с Любимым руководителем прошел несколькими часами раньше, среди дипломатов долго ходили упорные слухи, что это было покушение и он лишь чудом остался жив, проскочив через станцию всего за двадцать минут до взрыва.

Некоторые политологи, в том числе министр обороны Южной Кореи Ли Сан Хи, считают, что именно вопросом престолонаследия во многом объясняются и последние агрессивные действия Пхеньяна. Чтобы передача власти прошла гладко, Ким решил пойти на конфронтацию с остальным миром, потом позволить дипломатам разрядить обстановку и отдать все лавры Уну, сделав его спасителем народа и государства. «Внутренняя политика в Северной Корее сейчас перевешивает внешние факторы, – считает специалист по Корее из Американского университета в Вашингтоне Питер Бек. – С помощью запусков ракет Ким укрепляет свой режим как внутри страны, так и в глазах зарубежной публики».

В любом случае политологи сомневаются, что династия Кимов сумеет продержаться еще хотя бы одно поколение. Ни к Уну, ни к Наму, ни к Чолу народ не относится с такой же фанатичной преданностью, как к их отцу. Принцев плохо знают не только за границей, но и дома. Ну и самое главное — в 1994 году, когда к власти пришел Ким Чен Ир, ему досталась куда более мощная и стабильная экономика, чем та, что он передаст своему преемнику.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее