Газовые виражи Туркмении

В Туркменистане сталкиваются интересы ведущих игроков мирового энергетического рынка – России, Китая, Евросоюза, США, и Ашхабад, стараясь диверсифицировать свой газовый экспорт, совершает виражи от одного игрока к другому

Газовые виражи Туркмении

В последнее время Ашхабад проводит активную политику многовариантности маршрутов экспорта газа. С Россией обсуждает проект Прикаспийского газопровода, в декабре 2007 года подписывает межправительственное соглашение по проекту его строительства и заявляет о его приоритетном значении. С Китаем подписывает договор о строительстве газопровода в Поднебесную через Узбекистан и Казахстан. Обнадеживает США и Евросоюз, выступающих за строительство по дну Каспия Транскаспийского газопровода.

Однако если европейские направления транспортировки туркменского газа требуют еще длительных политических, юридических и экономических согласований, то с Китаем Туркмения уже договорилась практически по всем параметрам. Заключительным аккордом, оформляющим газовый союз Пекина и Ашхабада, стал состоявшийся на прошлой неделе визит в столицу Туркмении вице-премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна, в ходе которого был подписан пакет из семи соглашений. Их детали стороны не раскрывают. Агентство «Синьхуа» ограничилось лишь сообщением, что были подписаны документы о сотрудничестве КНР и Туркмении в газовой сфере, а также по вопросам финансового взаимодействия. В частности, соглашение о предоставлении Государственным банком развития Китая концерну «Туркменгаз» кредита в четыре миллиарда долларов на освоение месторождения газа Южный Иолотань.

Можно предположить, что, наблюдая за тем, как часто Ашхабад пересматривает договоренности с другими партнерами, в КНР не могут полностью исключать возможность подобного и в отношениях между Ашхабадом и Пекином. Выделяя четырехмиллиардный кредит Туркмении, Пекин, таким образом, страхуется от того, что Ашхабад будет использовать газовые месторождения, отведенные для заполнения строящейся трубы в Китай, для поставок по другим направлениям.

Запасы аудированы, но…

Освоение месторождения Южный Иолотань имеет свою историю. В начале 90-х годов на территории этого месторождения начинала работать аргентинская Bredas, оценивавшая запасы в 800 млрд кубометров, но вынужденная покинуть страну из-за конфликта с Сапармуратом Ниязовым. В ноябре 2006 года на месторождение была допущена китайская CNPC для бурения 12 геологоразведочных скважин в 2007–2009 годах.

Однако международный аудит запасов месторождения был обнародован совсем недавно. В октябре прошлого года британская компания Gaffney Cline & Associates опубликовала результаты исследования, согласно которым запасы газа в Южном Иолотане оцениваются в 4–14 трлн кубометров, что ставит его в четверку крупнейших месторождений мира.

По мнению специалистов, на разработку месторождения уйдет несколько лет. За это время, как рассчитывают в Ашхабаде, закончится финансово-экономический кризис. «После его спада потребность в нефти и газе всех стран возрастет. Мы должны быть всесторонне готовыми к конъюнктурным изменениям на мировом энергетическом рынке», – заявил президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. По его словам: «Если только в Южном Иолотане мы будем ежегодно добывать 50 миллиардов кубометров, то сможем любую страну на 100 лет обеспечить топливом».

Тем не менее существует ряд факторов, способных умерить амбиции туркменского руководства. Так, содержание сероводорода в кубометре газа на многих месторождениях республики превышает 1%, а по международным стандартам должно быть не более 0,008%. По-видимому, не является исключением и Южный Иолотань. В 2006 году топ-менеджеры «Газпрома» неофициально рассказывали, что газ на месторождении высокосернистый и трудноизвлекаемый. Это мнение косвенно подтвердил и Джим Джиллет из консультационной компании Gaffney Cline & Associates, отметивший, что добывать газ на Южном Иолотане будет сложно и опасно.

Кроме того, Программой развития нефтегазовой промышленности Туркмении на период до 2030 года планируется довести добычу природного газа к 2015 году до 160 млрд кубометров, из них экспортировать 125 млрд. Но динамика добычи газа в Туркменистане за последние годы ставит эти планы под сомнение. В частности, в 2008 году Туркмения была намерена добыть 81,5 млрд кубометров газа, однако в своем выступлении на расширенном заседании кабинета министров 15 января 2009 Гурбангулы Бердымухамедов поставил перед правительством задачи в 2009 году довести объем добычи природного газа до 75 млрд кубометров, экспорт газа запланирован на уровне 52 млрд кубов (в 2007 году экспорт составил 58 млрд). Таким образом, хотя данных за прошлый год об объемах газодобычи в Туркмении пока нет, можно уверенно утверждать, что заявленные планы выполнены не были. И вряд ли стоит ждать, что туркмены сумеют сделать это в нынешнем году: им пришлось остановить добычу газа на 195 скважинах из-за аварии на участке газопровода САЦ-4 в начале апреля, по которому велись поставки газа в Россию.

Следует отметить, что до последнего времени туркменский природный газ экспортировался в соседний Иран – до восьми миллиардов кубометров в год – и Россию (до 45 млрд). Теперь же Китай становится покупателем, сопоставимым с Россией. Хотя это вряд ли сильно опечалит «Газпром»: газ уходит не на европейский рынок, где работают россияне, а на менее доходный китайский. Напомним, что в 2006 году Пекин и Ашхабад заключили соглашение о строительстве трубопровода мощностью 30 млрд кубометров газа, а в 2007-м изменили это соглашение, договорившись увеличить пропускную мощность трубопровода до 40 млрд кубометров.

ЕС, США…

В середине апреля текущего года правительство Туркмении подписало первое соглашение с европейской компанией в области добычи и транспортировки газа. Согласно меморандуму немецкий концерн RWE AG примет участие в разведке и добыче углеводородов на туркменском шельфе Каспийского моря, а также окажет содействие в создании газотранспортной инфраструктуры и изучении возможностей транспортировки туркменского газа на мировые рынки. Очевидно, что речь идет об обходящих Россию маршрутах. Казалось, что это станет началом прорыва в отношениях между Туркменией и Евросоюзом. Увы, похоже, что наиболее проигравшей стороной будет именно Евросоюз, стремящийся превратить Туркмению в ресурсную базу для газопровода Nabucco.

В начале июня в Брюсселе прошли переговоры с туркменской делегацией по газу. Европейские чиновники в качестве условия сотрудничества выдвинули прозрачность механизмов газовых доходов и перераспределения их внутри бюджета Туркмении, что оказалось неприемлемо для туркменского режима. После возникновения проблем в диалоге с Брюсселем Ашхабад срочно заложил вираж на Вашингтон, куда с четырехдневным рабочим визитом отправился вице-премьер, министр иностранных дел Туркмении Рашид Мередов. Он должен был 23 июня провести переговоры с госсекретарем Хиллари Клинтон и заинтересовать крупные американские энергетические компании (Shell, ExxonMobile, Chevron) в выходе на туркменский рынок со своими инвестициями и технологиями. Однако встреча не состоялась – по официальной версии из-за травмы госпожи Клинтон.

…и Россия

Заявление Ашхабада о получении китайского кредита активизировало попытки российского «Газпрома» договориться с туркменской стороной о новой цене на ее голубое топливо. Как известно, «Газпром» законтрактовал в Туркмении до 50 млрд кубометров газа в год. В июне российский концерн предложил Ашхабаду ограничить объемы поставок газа, закупаемого Россией, или снизить стоимость топлива (основным потребителем туркменского газа является Украина, которая сократила объем потребления топлива на 40%).

В ходе начинающихся переговоров о восстановлении закупок «Газпромом» туркменского газа (после взрыва на газопроводе в Туркмении 9 апреля газ во втором квартале фактически не поставлялся) стороны попытаются согласовать формулу цены, по которой он будет поставляться в Россию и далее в Европу. По данным российских источников, основным вопросом станет изменение контракта на этот год с переходом от фиксированной цены в 300 долларов за тысячу кубометров к формуле, привязанной к европейской корзине нефтепродуктов.

Эксперты полагают, что переговоры – исход которых пока неясен – будут крайне тяжелыми, поскольку «Газпром», взявший на себя явно завышенные обязательства (как по объемам, так и по цене закупки топлива), сегодня не может их выполнить, учитывая резкое падение спроса и снижение мировых цен. К тому же Ашхабад может если не денонсировать прежние договоренности с «Газпромом», то просто пересмотреть их не в пользу российской компании.

В подвешенном состоянии оказывается и проект Прикаспийского газопровода. Напомним, что в конце марта в Москве на переговорах президента России Дмитрия Медведева и президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова сорвалось подписание документа о строительстве «Газпромом» газопровода «Восток – Запад» в Туркмении. Предполагается, что этот газопровод свяжет северо-восточные газовые месторождения Туркмении с Каспием и будет снабжать газом ведущий в Россию Прикаспийский газопровод. Однако о строительстве последнего, которое должно начаться в этом году, после апрельского взрыва ничего не слышно.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики