Не хотим в доминанты

Ограничение ценовой политики казахстанских цементников может привести к вытеснению их продукции с рынка

Не хотим в доминанты

20 июня министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Божко заявил, что в результате финансовых вливаний в строительную отрасль в рамках «дорожной карты» «пошли вверх цены на стройматериалы»: с восьми тысяч тенге за тонну до 12 тыс. Речь идет о стоимости цемента в рамках как раз «дорожной карты», ее финансирование началось в конце мая. При этом участники реализации госпрограммы подписали меморандум, в котором обещали не поднимать цены для застройщиков, пользующихся господдержкой (к концу I квартала 2009 года «Самрук-Казына» разместила в банках 120 млрд тенге на поддержку строительной отрасли). «То есть как только пришли деньги на реальные объекты, стали дорожать строительные материалы», — пожаловался г-н Божко. По данным же вице-премьера Умирзака Шукеева, всплеск цен затронул и свободный рынок, где расценки выросли до 13 тыс. тенге за тонну «серого вещества». А потребители утверждают, что цены взлетели до 17—24 тыс. тенге за тонну.

Рост цен на цемент вызывает серьезную обеспокоенность правительства, обвинившего цементников в монополизме. Г-н Шукеев предложил включить производителей цемента в реестр доминантов. Сами участники рынка эти обвинения отрицают, и неожиданно для делового сообщества их поддержало Агентство по защите конкуренции (АЗК).

А был ли сговор?

Обвинения в ценовом сговоре цементникам предъявляют не первый раз. В 2007 году, когда тонна цемента стоила 25—30 тыс. тенге, их уже упрекали в монополизме. Сами цементники объясняли высокие цены дефицитом в условиях бурно развивающегося строительства. Хотя цемзаводы увеличили объемы производства в 2004—2008 годах в 2,5 раза, они не успевали за все возрастающими аппетитами строителей.

Сегодня на рынке опять наблюдается дефицит. За прошлый год объемы производства цемента упали на 40%. Отрасль отреагировала на спад объемов строительства — причем отреагировала неадекватно. При годовой потребности в 5,7 млн тонн наши цемзаводы выпустили лишь 4,5 млн тонн продукции. А за первые пять месяцев текущего года уровень производства упал еще на 15,1%. Дисбаланс спроса и предложения и вызвал, по мнению цементников, скачок цен. При этом они утверждают, что никакого сговора не было. «Если бы в Казахстане было одно предприятие, тогда понятен смысл его включения в реестр, но в Казахстане таких заводов пять. Они принадлежат разным собственникам, производят продукт разной стоимости», — пояснил на условиях анонимности директор одного из цемзаводов.

«Для нас подобная ситуация непонятна и несправедлива», — так отреагировал на обвинения в монополизме в адрес цементников коммерческий директор карагандинского CentralAsiaCement Петр Дурнев, компания которого подписала меморандум о недопущении роста цен. «Мы сейчас находимся в неконкурентной ситуации — мы ограничены условиями этих меморандумов. Более 50% нашей продукции подпадает под меморандум и под программы с гарантированно низкими ценами», — отмечает он.

Баланс не тот

В свою очередь представители АЗК заявили, что меморандумы вовсе не устанавливали одну твердую цену для всех участников рынка. По словам зампреда АЗК Жаната Кожахметова, в соответствии с меморандумом Фонд недвижимости «Самрук-Казына» и Ассоциация застройщиков Казахстана закупили у Карагандинского цементного завода по 600 тыс. и 200 тыс. тонн цемента соответственно по цене 9,5 тыс. тенге за тонну. А вот Бухтарминский завод продал 300 тыс. тонн цемента участникам госпрограммы уже по 11 тыс. тенге за тонну. Семейский завод торговал по 15 тыс. тенге за тонну. При этом росту цен на рынке способствовали действия госчиновников, перепродававших «серое вещество», — например, в Южно-Казахстанской области продукция Састюбинского цемзавода доходила до госзаказчиков с наценкой, из-за этого ряд областных чиновников находятся сейчас под следствием. В итоге глава АЗК Мажит Есенбаев заявил, что видит в росте цен оздоровление экономики, и посетовал на отсутствие баланса производства и потребления в рамках реализации «дорожной карты», а также межотраслевого баланса, который в таких случаях «надо составлять».

Участники рынка полагают, что в долгосрочной перспективе роста цен на их продукцию не избежать. По словам руководителя одного из казахстанских цемзаводов, «предприятия у нас все не новые, оборудование нужно менять». Раз нужны инвестиции — цены пойдут вверх. Причем не факт, что вложения удастся быстро отбить. На карагандинском цемзаводе на создание двух новых линий по производству сухим способом было потрачено 154 млн долларов, но ввиду низкого спроса на рынке работает лишь одна. В этих условиях, по мнению г-на Дурнева, нецелесообразно вводить ограничительные меры — ведь они еще больше затруднят привлечение инвестиций. Если же средства привлечь не удастся, то импорт, закрывающий сегодня брешь между уровнями спроса и производства в РК, может увеличиться еще больше — российский строительный рынок тоже переживает не лучшие времена и производители из РФ активно ищут возможности увеличения поставок своей продукции в Казахстан.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики