Подешевеет ли еще раз?

Цены на нефть, сейчас уже достаточно высокие, могут опять резко упасть, если экономический рост в США не возобновится

Подешевеет ли еще раз?

Не далее как в прошлом году мы снова — в третий раз за последние четверть века — могли убедиться, сколь много значат для российской экономики цены на нефть. Падение средней цены с 90 долларов за баррель до 50 долларов в январе—мае 2009 года отозвалось сокращением ВВП более чем на 10%. Индекс выпуска базовых отраслей упал почти на 15%. Обрабатывающая промышленность потеряла без малого четверть. Машиностроение — более 50%.

Можно сказать, что это следствие не столько падения цен на нефть, сколько мирового финансового кризиса, обрубившего внешнее кредитование российской экономики. Но тут стоит вспомнить 1998 год. На фоне падения цен на нефть с внешним финансированием случилось ровно то же самое — несмотря на то, что тогда кризис был локализован в России и Восточной Азии. Финансовая система западных стран, равно как и их экономики, чувствовала себя достаточно неплохо, но внешнее финансирование российской экономики прекратилось. И объясняется это достаточно просто: а вы дали бы в долг человеку, чья зарплата упала в разы?

Итак, внешнее финансирование сырьевой российской экономики в достаточно серьезных объемах возможно лишь в период высоких цен на углеводороды. То есть тогда, когда экспортные поступления и без того велики и особой нужды в дополнительных внешних финансах нет. Поэтому политика аккумулирования в финансовом резерве доходов от экспорта сырья с последующим размещением в иностранных ценных бумагах, вынуждающая собственную экономику занимать за рубежом то, что могло быть занято внутри страны, порочна в своей основе.

Сегодня, когда цены на нефть выросли до 70 долларов, в правительстве РФ наступило некоторое успокоение. Да, жить будем победнее, но не пропадем. Семьдесят долларов за баррель — весьма высокая цена: это цена вполне благополучного 2007 года, и это в четыре раза больше средней стоимости барреля нефти в 90-е годы прошлого века. Есть мнение, что высокая цена на нефть сама вытянет российскую экономику из кризиса, и потому никаких серьезных мер по преодолению кризиса принимать не следует, достаточно ограничиться помощью банковской системе страны.

Вопрос в том, готова ли российская экономика к тому, что в скором времени нефть упадет еще раз. Причем упадет неожиданно, быстро и глубоко — скажем, до 10–12 долларов за баррель за считаные недели. Не верите, что это возможно? Давайте рассмотрим эту угрозу поподробнее.

Угроза реальна

Казалось бы, 12 долларов за баррель — это очень мало. Последний раз такая цена была зафиксирована в 1998 году, а инфляция, накопленная за эти годы в США, составляет порядка 30%. Согласно данным Bureau of Labor Statistics, покупательная способность 100 долларов 1998 года равна покупательной способности 131,2 доллара в 2009 году.

Однако столь низко цена на нефть падала не только в 1998 году, но и двенадцатью годами раньше — в 1986-м. А накопленная инфляция за этот период составила, по данным того же источника, 48,7%.

Так что аргумент, что накопленная инфляция гарантирует нас от столь резкого падения цен на нефть, разбивается вдребезги при изучении истории вопроса. То, что случилось дважды, может повториться и в третий раз. Тем более что текущая себестоимость добычи нефти в большинстве стран ОПЕК все еще значительно ниже этих самых 12 долларов.

Теперь, когда с возможной глубиной падения мы разобрались, обратим внимание на возможную скорость падения. Снова обратимся к истории. Обнаруживаем, что трижды — в 1985–1986-х, 1998-м и 2008 году — цена на нефть падала в разы всего за несколько месяцев. Во время падения 1985–1986 годов, чтобы упасть более чем вдвое, ей потребовалось восемь месяцев; в 1998-м — примерно столько же; в 2008-м за пять месяцев цена на нефть упала в три с половиной раза.

Причем дважды — в 1985-м и 1998-м — резкое падение цен в значительной мере было спровоцировано политикой Саудовской Аравии. В 1985 году Саудовская Аравия резко нарастила добычу нефти, и цена на нефть упала (того, что это был элемент экономической войны против СССР, сегодня уже никто и не скрывает). А в конце 1997 года на фоне поразившего азиатские экономики кризиса все та же Саудовская Аравия настояла на повышении квот ОПЕК на добычу нефти на 20% — и цена снова рухнула.

Кто управляет рынком

Взглянем поподробнее на саму Саудовскую Аравию. Эта страна — крупнейший экспортер нефти в мире. Кроме того, фактически возглавляя Организацию стран — экспортеров нефти, она в достаточно высокой степени контролирует предложение нефти в мире. При этом экономика Саудовской Аравии значительно менее диверсифицирована, чем российская, и, по большому счету, вся страна представляет собой большую нефтяную компанию. Поэтому вопрос цены на нефть для Саудовской Аравии является еще более важным, чем для России. И тот же саудовский фондовый индекс ТАSI в исключительно высокой степени отражает как настоящий уровень цен на нефть, так и ожидания саудовских инвесторов относительно будущих цен.

Потому разнонаправленное движение индекса ТАSI и цен на нефть в первой половине 2008 года представляется странным. В то время как цена на нефть с 31 декабря 2007 года по 19 мая 2008-го выросла более чем на четверть, индекс ТАSI упал более чем на 12%. Поскольку крупными игроками на фондовом рынке королевства являются инсайдеры из числа членов королевской семьи и их приближенных, разнонаправленность движения цены на нефть и фондового индекса королевства может свидетельствовать о том, что Саудовская Аравия еще в начале 2008 года была осведомлена о предстоящем падении цены на нефть, каковая осведомленность и нашла выражение в игре инсайдеров по сливу саудовского индекса на фоне роста цен на нефть.

Далее за 105 торговых сессий (с 14 июля по 5 декабря 2008 года) цена на нефть сорта Brent упала на 104,75 доллара. Таким образом, среднесессионный (за весь период с 14 июля 2008 года) темп падения цены на нефть сорта Brent составлял один доллар в день, что предполагает довольно жесткий контроль над нисходящим движением цены на нефть в указанный промежуток времени. Это, в свою очередь, позволяет предположить, что за падением цены на нефть могла стоять организованная сила, контролировавшая скорость и глубину падения. Притом сила достаточно мощная, чтоб перебарывать хаотическое движение рынков.

Дневной оборот рынка фьючерсов на нефть примерно равен трехдневной совокупной мировой добыче нефти или пятидневному обороту международного рынка нефти. Логично будет предположить, что Саудовская Аравия, да и не она одна из числа стран — членов ОПЕК, играет на рынке фьючерсов. Единственная сила, которая способна ей противостоять, — это держащий до 20% позиций по нефти на Нью-Йоркской бирже государственный US Oil Fund. Но этим игрокам вовсе не обязательно быть противниками. Поскольку на рынке можно заработать как на росте цены на нефть, так и на ее падении, в случае необходимости Саудовская Аравия и US Oil Fund могут сыграть вместе — и ничто не сможет противостоять подобному тандему.

Стимул для США

Это, видимо, и произошло в 2008 году. Про рынок нефти говорят, что «он растет, когда все ждут, что он будет падать, и падает, когда все ждут роста». Из этого в целом верного замечания никто почему-то не делает простого вывода: рынок нефти манипулируем. Причем ограниченное количество игроков на нем играет против остальных — и переигрывает их.

Давно подсчитано (впрочем, с ростом энергоэффективности американской экономики это соотношение несколько изменилось), что рост цены на нефть на 10 долларов оборачивается сокращением ВВП США примерно на 0,25%. Таким образом, снижение цен на нефть — это один из резервов правительства США, который может способствовать выходу экономики из кризиса. Если в третьем-четвертом кварталах 2009 года не произойдет обещанного и чаемого роста ВВП США, можно ожидать новых потрясений на рынке нефти.

С другой стороны, Саудовская Аравия к декабрю прошлого года накопила финансовый резерв в размере 530 млрд долларов. Не отстают от нее и другие страны — члены ОПЕК. Таким образом, у ведущих стран — экспортеров нефти (за исключением Ирана и Венесуэлы) есть возможность в течение достаточно длительного времени финансировать дефицит бюджета и внешнеторговый дефицит, возникшие вследствие падения цены на нефть. При этом рынок фьючерсов на нефть столь велик, что на движении цены вниз страны ОПЕК могут зарабатывать суммы, вполне сопоставимые с доходами от экспорта физической нефти. А вырученное вполне можно инвестировать в бумаги казначейства США, помогая этой стране бороться с дефицитом бюджета.

Впрочем, это вовсе не значит, что цены на нефть надолго останутся столь низкими. Они будут низкими ровно столько, сколько надо, чтобы рынок поверил, что это новый тренд, и ровно столько, сколько потребуется США для выхода на траекторию экономического роста. И когда это случится, они пойдут вверх. Вот только сможет ли спокойно пережить этот период низких цен слишком зависимая от экспорта нефти российская экономика?

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?