Валютное несовпадение

Риски, которые банки перекладывали на своих заемщиков, выдавая им кредиты в той же валюте, в которой сами брали кредиты за рубежом, после девальвации ударили по банковскому сектору

Валютное несовпадение

В середине июня 2009 года глава Нацбанка Григорий Марченко заявил, что ряд казахстанских банков «существенно превышает» стандартный показатель соотношения депозитов и кредитов (по его словам, в большинстве развитых стран считается нормальным, если объем кредитов в полтора раза превышает объем депозитов). Конкретные банки он не назвал, но, судя по статистике Агентства финансового надзора (АФН) по состоянию на 1 июня 2009 года, из первой десятки банков три не укладываются в это соотношение. Однако нельзя сказать, что все благополучно — тревогу вызывает дисбаланс между валютными депозитами и кредитами.

Доллары брали,  доллары давали

После проведенной в феврале нынешнего года девальвации резко ухудшилось качество кредитного портфеля банков второго уровня (БВУ). Специалисты считают, что причиной этого стали массовые списания активов БТА и Альянс Банком, в результате которых на 1 июня доля неработающих кредитов по банковской системе в целом выросла почти вдвое.

При этом, как следует из данных АФН, доля проблемных кредитов и рост резервов по ним увеличивается, по крайней мере, у половины БВУ, причем у некоторых банков произошло двух-, трехкратное увеличение доли неработающих займов. Обслуживать кредиты, которые в Казахстане традиционно даются в иностранной валюте, преимущественно в долларах, после девальвации стало труднее и рефинансировать их почти невозможно.

«При закрытии доступа к рынкам капитала и отсутствии источников рефинансирования рыночных заимствований единственный выход для банков — это резко сокращать кредитование, чтобы высвободить ликвидность для погашения обязательств. Именно это происходило с казахстанскими банками начиная с конца 2007 года», — поясняет младший директор в аналитической группе Fitch по финансовым организациям Максим Миллер.

В 2007 году объем внешнего долга банковского сектора превысил 46 млрд долларов, эти деньги и стали основой для кредитования экономики и населения банками — причем кредиты выдавались в валюте. «В отсутствие рыночных хеджей на выгодных для банков условиях и достаточной длины банки перекладывали валютные риски на заемщиков, выдавая кредиты в валюте собственных заимствований», — отмечает г-н Миллер.

Девальвация на фоне кризиса только усилила риск невозврата кредитов. Если бы банки выдавали валютные кредиты только заемщикам, получающим доходы в валюте, а всем остальным — в тенге, то девальвация, возможно, прошла бы с минимальными потерями. Однако в момент благоприятной ситуации на мировых рынках капитала банки об этом не задумывались и больше заботились о том, чтобы застраховать себя от валютных рисков, связанных с колебаниями курсов. Впрочем, нельзя обвинять только банки. В условиях ослабления доллара по отношению к тенге (чему немало способствовали и внешние займы БВУ) заемщики сами предпочитали брать валютный заем, к тому же цены на недвижимость и автомобили в Казахстане традиционно привязаны к доллару. Пока все было хорошо, практика преимущественно валютного кредитования удовлетворяла обе стороны — и заемщиков, и банки.

Где взять нацвалюту

Депозиторы также хеджируют свои валютные риски. Если в предыдущие годы, когда доллар дешевел, объем депозитов в тенге более чем в два раза превышал валютные (на декабрь 2007 года — 2,6 трлн тенге в нацвалюте против 1,2 трлн тенге в инвалюте, по данным Нацбанка), то после девальвации доля валютных депозитов резко выросла (3 трлн тенге против 2,8 трлн по состоянию на 1 мая 2009 года). На начало года валютные кредиты в 2,3 раза превышали аналогичные депозиты, сегодня это соотношение снизилось до полутора раз. Причем банки вынуждены вновь давать займы в валюте, потому что тенге сейчас найти на рынке очень трудно. «Долгосрочной ресурсной базы для кредитования в тенге действительно нет, кроме как в пенсионную систему, население надолго в тенге деньги не вкладывает», — отмечает известный экономист Ораз Жандосов.

На межбанке также превалирует доллар. Так, в апреле 2009 года объем долларовых кредитов составил 49,3 млн долларов, тенговых — порядка 360 тыс. долларов, а валютных депозитов — 8,8 млрд долларов плюс 3,4 млрд евро против 5 млрд долларов в тенге. Таким образом, банки не могут дать своим заемщикам возможность перевести кредиты в тенге. Девальвация, в целом снизив несоответствие между валютой займа и депозитов, увеличила валютную депозитную базу, а значит, еще больше стимулировала кредитование в иностранной валюте. Следовательно, при продолжающейся нестабильности в экономике и ухудшении финансового состояния заемщиков доля проблемных кредитов будет только расти.