«Они винить умеют только мертвых…»

В последние десятилетия появляется все больше желающих пересмотреть причины и итоги Второй мировой войны. При этом Советский Союз (и его наследников) пытаются сделать подсудимыми

«Они винить умеют только мертвых…»

3 июля Парламентская ассамблея ОБСЕ (ПА ОБСЕ) приняла резолюцию «Объединение разделенной Европы: защита прав человека и гражданских свобод в XXI веке в регионе ОБСЕ». Авторы резолюции отмечают, что в XX веке европейские страны пострадали от двух мощных тоталитарных режимов, которые несли с собой геноцид и преступления против человечества – нацистского и сталинского.

Несмотря на то что из всех общеевропейских структур ПА ОБСЕ одна из самых маргинальных и документ носит рекомендательный характер, развитие этой темы чревато конкретными последствиями не только для России (в ряде стран ставится вопрос о том, чтобы Россия как правопреемница СССР компенсировала «ущерб от оккупации»), но и других стран Европы. Неудивительно, что ПА не выразила единодушия по поводу этого документа – его раскритиковали не только россияне, но также представители Греции и Франции.

В резолюции есть пункт за номером 10, в котором предлагается «объявить 23 августа, то есть день подписания 70 лет назад пакта Молотова–Риббентропа, Общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней». Это решение приурочено к предстоящему 70-летию начала Второй мировой войны. В Восточной Европе, особенно в Польше, эту дату собираются отметить с размахом и центральным пунктом сделать осуждение пакта и всего из него вытекающего. Документ был предложен неофитами Евросоюза – представили его словенец Роберт Бателли и литовский депутат Вилия Алякнайте-Абрамикене. Их возмутили раздел Польши, приход к власти в прибалтийских республиках коммунистических режимов, присоединение к СССР и т.п. Виновным в развязывании Второй мировой войны наряду с нацистской Германией признается Советский Союз. Однако объективности здесь нет и следа.

Скелеты в шкафу

В историческом шкафу стран – членов ПА ОБСЕ полно своих скелетов, но нынешние европолитики не спешат клеймить политику своих предшественников 30-х годов. Напомним некоторые из фактов.

«Порабощенные» Советским Союзом в 1940 году народы Прибалтики де-факто к этому времени уже были порабощены собственными авторитарными режимами. Так, в Литве правила пришедшая к власти в результате государственного переворота 17 декабря 1926 года партия «Таутининкай саюнга» (Союз националистов) во главе с Антанасом Сметоной, в октябре 1917 года возглавлявшим Литовский совет («Летувос тариба»), принявший «Декларацию о присоединении Литвы к Германии».

В Эстонии была установлена диктатура лидера Аграрной партии Константина Пятса, при поддержке военных совершившего переворот 12 марта 1934 года. В Латвии в ночь на 16 мая 1934 года власть захватил возглавлявший «Крестьянский союз» Карл Ульманис. Парламенты везде были распущены, политические партии запрещены, действовало военное положение. Не менее тоталитарными были режимы адмирала Миклоша Хорти в Венгрии и кондукэтора (фюрера) Иона Антонеску в Румынии. Не говоря уж о режимах дуче Бенито Муссолини в Италии и каудильо Франко в Испании.

Пакты о ненападении подписывали с Гитлером многие страны, и Советский Союз был в этой очереди чуть ли не последним. Так, 26 января 1934 года Польша заключает Договор о ненападении с Германией (известный как пакт Пилсудского–Гитлера) и начинает рассматривать себя уже в качестве союзника Третьего рейха. 30 сентября 1938 года подписывается англогерманская декларация, в которой стороны заявляют, что отныне они никогда не будут воевать друг с другом. Франция аналогичное по сути соглашение подписывает с Гитлером 6 декабря 1938 года. В июне 1939 года подписывают договор о ненападении с Германией Рига и Таллин.

Поджигатели и попустители

Как отмечает английский историк Уильям Ширер, большую войну можно было предотвратить еще в марте 1936 года, когда Германия заняла Рейнскую демилитаризованную зону. Достаточно было Франции (согласно Рейнскому гарантийному пакту от 1925 года) двинуть несколько дивизий – и они бы не только выбили из Рейнской зоны германские войска, но и дошли до Берлина. «В марте 1936 года две западные державы имели последний шанс, не развязывая большой войны, остановить милитаризацию и агрессивность тоталитарной Германии и привести к полному краху, как отмечал и сам Гитлер, нацистский режим. Они этот шанс упустили», – считает историк.

К 1938 году политика «невмешательства» Великобритании и Франции перетекает в политику «умиротворения агрессора». Германия без проблем проводит аншлюс Австрии в марте 1938 года. Затем 29 сентября на конференции в Мюнхене главами правительств Великобритании, Франции (до этого обязывавшимися защищать чехословацкую целостность), Германии и Италии подписывается соглашение о разделе Чехословакии. Премьер Великобритании Невилл Чемберлен, вернувшись в Лондон, у трапа самолета заявил: «Я привез мир нашему поколению». Речь шла о мире для Запада и войне для Востока. Но мюнхенская модель не сработала: Гитлер сначала захватил практически всю континентальную Европу, и только потом напал на СССР. Лишь тогда начала формироваться антигитлеровская коалиция по схеме, которую с 1935 года предлагал Советский Союз.

Безусловно, эти четыре державы не имели никаких законных оснований принимать решение о разделе Чехословакии, но именно ныне старательно замалчиваемый многими политиками и «экспертами» на Западе Мюнхенский сговор, а не пакт Молотова–Риббентропа, стал фактическим прологом ко Второй мировой войне. В качестве агрессоров выступили также Польша и Венгрия. Если Германии передавалась Судетская область, то две последние оккупировали свои территориальные куски от Чехословакии: Тешинскую Силезию и южную Словакию с Закарпатьем соответственно. На «воссоединенных» территориях польские власти ввели полный запрет чешского языка.

Меньше чем через год Германия, оккупируя Богемию и Моравию, «добивает» Чехословакию. В руках Германии оказывается вооружение чехословацкой армии и чешские военные заводы. В частности, 5 из 21 танковой дивизии вермахта были укомплектованы танками чехословацкого производства. Затем следует аннексия принадлежащего Литве Мемеля (г. Клайпеда). Жертвой партнера по разбою становится Польша (которая, по словам Уинстона Черчилля, «с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословацкого государства»), превратившись в генерал-губернаторство Третьего рейха.

В апреле 1941 года Германия, Италия, Венгрия, Болгария и Албания – ныне члены ОБСЕ и ПА ОБСЕ – захватывают и расчленяют Югославию (так называемая Апрельская война). Тогда же Германия с территории Болгарии вторгается в Грецию («Операция Марита»), которая разделяется на оккупационные зоны – германскую (Центральная Македония, Афины, Афон, Лемнос, Хиос, Лесбос, Мелос и др.), болгарскую (Восточная Македония и Фракия) и итальянскую (остальная Греция).

22 июня 1941 года войну СССР объявляют Румыния и Италия, 23 июня – Словакия, 25 июня – Финляндия. Рассчитывая на крупные территориальные приобретения на Востоке и создание «Великой Венгрии», 26 июня 1941 года объявляет войну Советскому Союзу хортистский режим Венгрии.

Безусловно, пакт Молотова–Риббентропа не менее аморален, чем Мюнхенский сговор, но именно в Мюнхене был дан фактический старт переделу мира в пользу авторитарных режимов. Замалчивание этого факта позволяет представить в массовом сознании упрощенную картину, в которой лишь два врага – СССР и Германия – обрекают мир на войну. А «добрым» западным демократиям – Англии и Франции – приходится выбирать меньшее из двух зол.

Вопросы остаются

Историческая память – штука неоднозначная. Ответственность за войну и военные преступления лежит не только на мертвых политиках и исполнителях их приказов, но и на тех, кто обеляет их сегодня.

Легионеры национальных подразделений Waffen SS, ставшие ныне в странах Прибалтики национальными героями, не только воевали с Красной Армией, но и активно использовались немцами для осуществления карательных операций против мирного населения, несения охранной службы в гетто и концлагерях. Только в Саласпилском концлагере (названном в скандально известной книге «История Латвии: ХХ век» «лагерем труда и воспитания») погибло около 100 тыс. человек, в том числе более семи тысяч детей.

Балтийские каратели сожгли сотни деревень и оставили кровавые следы на территории Белоруссии, Польши, Псковской и Смоленской областей. Результат: если до войны в Псковской области проживало 1,5 млн человек, то к 1945 году осталось всего 500 тыс.

По немецким данным, за три месяца «освобождения от большевизма» в Латвии силами местных националистов было уничтожено свыше 30 тыс. евреев. К концу января 1942 года территория Эстонии также превратилась в «юденфрай» – зону, свободную от евреев. А ковровые бомбардировки городов Германии авиацией союзников и атомные бомбардировки Японии? В этом же ряду война США во Вьетнаме, натовские бомбежки Белграда, разгром по вымышленному предлогу Ирака. Все это что, не геноцид и преступления против человечества? Однако в ПА ОБСЕ об этом предпочитают помалкивать.

Сомнительна сама правомерность оценки событий 30–40-х годов прошлого века на основе принципов еще несуществовавших тогда организаций (ООН, ОБСЕ, Международного трибунала в Гааге). С таким же успехом можно начать осуждение причин и результатов Первой мировой войны, наполеоновских войн, монголо-татарского нашествия. Понятно, что любые резолюции про вчера нацелены на завтра, а справедливость и погибшие здесь ни при чем.

Депутаты ПА ОБСЕ «подзабыли», что преступность деяния может быть установлена только вступившим в силу приговором суда. Нацистов судили открытым международным трибуналом, с привлечением множества свидетелей и документов, со свободным выбором защитников, с соблюдением установленной процедуры. В отношении бывшего СССР теперь этого не требуется. С него хватит и голосования в Парламентской ассамблее.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики