Альпийский призыв

В Западной Европе осталось всего шесть стран, мужское население которых обязано отслужить в вооруженных силах. Конечно, в XXI веке в Старом Свете всеобщая воинская повинность кажется безусловным анахронизмом. Тем не менее жители одной из самых тихих и мирных стран континента — Австрии — на общенародном референдуме высказались за сохранение армейского призыва. Рачительные австрийцы руководствуются экономическими причинами: содержать призывную армию куда дешевле, чем контрактную

Альпийский призыв

Народное волеизъявление по армейскому вопросу состоялось в Австрии в минувшее воскресенье. На участки для голосования пришли 59% избирателей. Согласно официальным данным, в пользу сохранения всеобщей воинской обязанности проголосовали 60% участников референдума. Победу сторонникам армейского призыва обеспечили жители всех без исключения провинциальных земель, а также электорат среднего и старшего возраста. Молодые австрийцы и жители Вены выступили за отмену обязательной службы в вооруженных силах.

Строго говоря, результаты референдума сами по себе ничего не решают. Воскресное голосование было чем-то вроде общенационального социологического опроса. Вопрос о сохранении или отмене воинской повинности будет решать правительство страны. Но ключевые политические силы — леволиберальная Социал-демократическая партия и правоконсервативная Австрийская народная партия — пообещали, что прислушаются к мнению граждан. Поэтому референдум можно рассматривать, как своеобразное исследование политических предпочтений австрийцев в преддверии парламентских выборов. Левые выступают за полностью профессиональную армию, и то, что их идея не снискала поддержку населения, — плохой знак для социал-демократов.

В Европе за последние годы наблюдается тенденция к профессионализации армии. От воинской повинности совсем недавно отказались даже в Германии, которая оставалась последней крупной страной континента, сохранявшей рекрутский набор. Однако, в отличие от большинства европейских стран, Австрия не является членом НАТО — ее постоянный нейтралитет был закреплен конституционно еще в 1955 году. Поэтому защищать собственный суверенитет и независимость австрийцы должны своими силами. В случае опасности для небольшой армии эта задача окажется не по плечу, и тогда ей на помощь придут резервисты — практически все мужское население страны.

Однако при решении вопроса о военном призыве австрийцами двигали не эти соображения. Вероятность участия страны в вооруженных конфликтах в обозримом будущем для многих здесь очень сомнительна. Поэтому, как и во многих других европейских странах, главной задачей австрийских вооруженных сил является помощь при ликвидации последствий стихийных бедствий. Сторонники призыва опасаются, что численности профессиональной армии будет недостаточно, для помощи населению в случае природной или техногенной катастрофы.

Кроме того, простые математические расчеты показывают, что содержать солдата-контрактника куда дороже, чем рекрута. Поэтому сохранение призыва позволит государству избежать лишних трат. Сам факт всеобщей воинской повинности позволяет Австрии решать еще одну немаловажную проблему. Срок службы по призыву в австрийских вооруженных силах составляет шесть месяцев. За это время молодых людей обучают азам военной науки. Однако большое число призывников предпочитают отдавать долг родине не в казармах, а на альтернативной службе. «Альтернативщики» (а их в год набирается до 14 тыс. человек) в течение девяти месяцев работают в больницах, службе спасения, на скорой помощи, в домах престарелых, ухаживают за инвалидами. Если призыв будет отменен, социальным службам попросту не хватит рук для ухода за стариками и больными. Привлечение новых кадров, опять же, влетит государству в копеечку. К тому же консерваторы опасаются, что контрактная армия станет первым шагом на пути ко вступлению в Североатлантический альянс, что станет прямым нарушением конституции страны.

Сторонники полного перевода армии на профессиональную основу настаивают, что главная задача военных — защита безопасности. Подготовки же, которую проходят рекруты, явно недостаточно, чтобы эффективно противостоять современным угрозам: киберпреступности, терроризму. В либеральном лагере также критикуют избыточную численность армии: для страны, население которой составляет 8,5 млн человек, содержать 55 тыс. военных — непозволительная роскошь. Сократив вооруженные силы на 22 тыс. призывников, государство как раз получит ту экономию, о которой говорят консерваторы.

Впрочем, доводы сторонников сохранения воинского призыва оказались весомее, чем аргументы их противников. Если будущее правительство сдержит слово и учтет итоги плебисцита при вынесении решения, Австрия останется одной из самых военизированных стран Европы по соотношению численности армии к численности населения. К примеру, население Германии больше австрийского в десять раз, а личный состав вооруженных сил там всего в четыре раза больше. По этому показателю австрийцам удалось переплюнуть даже Белоруссию, которая в западном мире обладает крайне негативным имиджем. При этом на содержание вооруженных сил Австрия тратит всего около 0,6% ВВП, что, напротив, является одним из самых низких показателей в Европе.

Жителям Австрии и других стран Западной и Центральной Европы остается только позавидовать. Так сложилось, что для них реформирование вооруженных сил — это административно-хозяйственный вопрос, будничный и даже немного скучный. Политической риторики или спекуляций на тему национальной безопасности в дискуссиях на эту тему практически нет. Вероятно, так и должно быть в по-настоящему мирной и благополучной стране.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее