Количество, не переходящее в качество

Цены на высшее образование в вузах Казахстана растут, но это не улучшает его качества. Оно по-прежнему остается низким

Количество,  не переходящее в качество

Для студентов и их родителей середина лета обычно знаменуется не очень приятным, но, к сожалению, ставшим привычным повышением цен на высшее образование. Каждый год его стоимость вырастает в среднем на 15–20%. На это раз резкий скачок цен, почти в 2,5 раза, на образовательные услуги произошел в национальных вузах страны – крупнейших образовательных учреждениях, пользующихся особой поддержкой государства. Мы попытались разобраться, чем он вызван и отразится ли на ценовой политике остальных казахстанских вузов.

Растут и расходы

Рост стоимости образования в национальных университетах объясняется тем, что государство увеличило размер государственного образовательного гранта со 180 до 430 тыс. тенге. Грант включает в себя расходы на обучение одного студента, обучающегося за госсчет, в течение всего срока учебы.

Как пояснил президент Ассоциации вузов РК Рахман Алшанов, грант повысят только для национальных вузов, которых у нас восемь. Это университет им. Аль-Фараби, технический университет им. Сатпаева, аграрный университет, медицинский университет им С. Д. Асфендиярова, Евразийский университет им. Гумилева, включая вузы искусства: академию музыки, консерваторию им. Курмангазы и академию искусств им. Жургенова. По его словам, повышения добивались сами вузы, расходы которых возросли, а выделяемых средств хватало лишь на покрытие минимальных затрат. «Все время требуют, чтобы вузы повышали качество образования, а повышать его не на что. Надо преподавателям платить хорошие зарплаты, компьютеризировать аудитории, внедрять новые технологии. Последние 15 лет материальное оснащение вузов почти не обновлялось. Учебники устарели на 80%», – пожаловался он. Необходимостью обновления материально-технической базы национальных университетов объясняют повышение гранта и сами чиновники, ссылающиеся также на необходимость роста преподавательских зарплат. «Хорошего выпускника остаться не уговоришь – оклады составляют 50–60 тысяч тенге. Опытные специалисты в вузы тоже не идут. Вот государство и решило поддерживать национальные университеты», – пояснил г-н Алшанов. Действительно, по мнению руководителя общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожиной, главная статья, которой вузы обычно оправдывают повышение стоимости обучения, – увеличение зарплат преподавателям: «Это и понятно. Во-первых, профессионалы не хотят работать за копейки. Во-вторых, с прошлого года ведется большая кампания против коррупции в вузах. Теперь, зная о том, что начали увольнять за взятки, преподаватели перестали компенсировать недостаток зарплат за их счет».

Кроме того, на размер гранта повлиял рост тарифов на коммунальные услуги. Помимо роста затрат, повышение госгранта в два раза – попытка компенсировать снижение наплыва абитуриентов, который связан с демографической ситуацией в стране – уменьшением числа выпускников школ – в прошлом году их было 144 тыс., в этом уже 132,7 тыс.

Рекомендовано  не демпинговать

Ясно, что цель такого повышения – желание государства поддержать национальные университеты и академии. Но увеличение госгранта повлечет за собой и рост стоимости платного образования, предоставляемого национальными вузами. В нормативных документах Минобразования, регулирующих процесс вузовского обучения, сказано, что стоимость платного обучения «должна соответствовать стоимости гранта». В правилах приема написано в качестве рекомендации – коммерческий грант не должен быть ниже государственного. Это не обязательство, а скорее рекомендация, появление которой было вызвано тем, что многие вузы демпинговали цены, для того чтобы получить деньги и выдать дипломы. Ниже этой планки рекомендовали не опускаться еще и потому, что вуз должен отвечать за качество обучения, так как после этого идет проверка образовательных нормативов: наличия материально-технической базы, уровня преподавательского состава и т.д. Кроме того, если, например, КазНУ им. Аль-Фараби оставит цены на платном отделении прежними, то это может вызвать вопрос: если у университета такие большие затраты, то почему обучение на коммерческом отделении ниже стоимости госгранта? Поэтому национальные вузы должны придерживаться данного правила.

Как утверждает г-н Алшанов, размер госгранта для ненациональных государственных и частных вузов оставлен прежним: «Государственные ненациональные вузы хоть и принадлежат государству, но на 90% коммерческие, они считаются государственными потому, что имеют либо государственное здание, либо какие-то другие льготы от государства. Для них размер гранта не увеличится. Что касается частных вузов, то сколько требовать за образование – их личное дело».

Цены меняются –  стереотипы нет

Самый дорогой вуз – Казахстанско-британский технический университет (КБТУ), обучающиеся в нем платят от 8 до 12 тыс. долларов в год в зависимости от специальности. Затем идет Казахстанский институт менеджмента, экономики и прогнозирования (КИМЭП, от трех до пяти тысяч долларов). В Международной академии бизнеса (МАБ) стоимость обучения варьируется от 1,8 тыс. до 3,4 тыс. долларов в зависимости от отделения. В Казахстанско-немецком университете плата за обучение составила по текущему курсу около 2,8 тыс. В этом году по ценам с частными почти сравнялись национальные университеты, где стоимость образования после повышения госгранта должна стать не ниже 2,5 тыс. долларов в год. Причем в самих частных вузах плата тоже возросла: в КИМЭПе – на 16%, в Казахстанско-немецком университете – на 20% (в заключаемом на время обучения контракте со студентом вуз предупреждает о повышении стоимости еще на 20% на третьем и четвертом годах обучения).

Что касается Международной академии бизнеса, то, как заверила ее пиар-координатор Майгуль Кондыказакова, в этом году повышение не планируется, хотя в прошлом цены выросли. Но увеличение платы в национальных вузах (теперь цены КазНУ и МАБ фактически сравнялись) еще не скоро приведет к перераспределению потоков студентов в пользу МАБ. «В обществе силен стереотип, что в госвузах образование дешевле. Должно пройти немало времени, пока информация дойдет до потребителей, – считает она. – Во всяком случае, это будет не в этом учебном году».

Гладко на бумаге

Повышение государственного гранта – помощь национальным вузам. Но вопрос в другом: насколько оправдано увеличение платы за образование, а главное, соответствует ли оно требованиям качества? Взглянуть на ситуацию необходимо не только глазами университетов, предоставляющих образовательные услуги, но и их потребителей. По мнению Бахытжан Торегожиной, хорошее образование не должно быть дешевым, другое дело, что качество образовательных услуг в наших вузах не всегда соответствует той стоимости, которую платят за него студенты: «Качество образования у нас очень низкое. Свидетельство тому тот факт, что выпускники с дипломами наших вузов не востребованы на рынке труда. Они неконкурентоспособны. Мы обучаем своих детей, чтобы они смогли найти достойную работу с достойной зарплатой, чтобы они имели возможность карьерного роста. А на деле происходит коллекционирование дипломов и трудоустройство по связям». Пока ни один казахстанский вуз в признанных международных рейтингах не фигурирует.

В прошлом году фонд «Ар. Рух. Хак», одна из важных задач которого – защита прав студентов, провел мониторинг расходов бюджетов государственных вузов. Как рассказала г-жа Торегожина, его результаты оказались неутешительными: «Нам дали типовую, стандартную раскладку бюджета, когда мы стали интересоваться, какие деньги конкретно по каким статьям потрачены, то столкнулись с проблемами. Мы, как общественный фонд, не можем требовать бюджетного отчета, его могут запросить потребители – студенты и их родители. Но, к сожалению, они еще малоактивны в своей гражданской позиции. Бюджеты нам предоставили все вузы, кроме экономического университета им. Рыскулова, сославшись на то, что они акционерное общество и их бюджет – коммерческая тайна. Они путают понятие доходов университета с расходами студента на услуги, которые ему предоставляются». В результате фонд подал на университет в суд, поскольку тот так и не посчитал нужным раскрыть бюджетные «тайны». Судебная тяжба с экономическим университетом тянется уже год.

Что касается остальных 16 вузов, попавших в мониторинг, то они дали крайне общие отчеты, из которых сложно понять характер расходов. «Самый подробный отчет предоставил КазНУ им. Аль-Фараби. В нем мы обнаружили большую статью расходов на загранкомандировки руководства вуза, которые почему-то должны оплачивать студенты. Другая статья, которая привлекла наше внимание, – расходы на питание. По бюджетной отчетности за питание платят все специализации, хотя на деле его получают только студенты геологического факультета, когда летом проходят практику в поле. Есть еще статья расходов на медобслуживание, куда заложены такие суммы, что диву даешься. Это учитывая то, что в прошлом году было много сигналов о заболеваемости студентов КазНУ и медуниверситета открытой формой туберкулеза. То же самое можно сказать о расходах на питание и медобслуживание, заложенных в бюджетах других вузов. Расходы на Интернет и на пополнение библиотечного фонда, ремонт общежитий, покупку новых компьютеров тоже включены у всех. Причем по бюджету все выглядит просто идеально: от евроремонта помещений до обязательного наличия индивидуального стола и компьютера с беспроводным Интернетом у каждого студента. Но это только на бумаге. В реальности вузы этих услуг не предоставляют», – резюмировала г-жа Торегожина.

Независимая оценка

Очевидно, что уменьшение числа студентов на качество образовательных услуг не повлияет. Необходимо активное гражданское участие их потребителей – студентов и родителей. И, конечно, тех, кто отвечает за образовательный процесс и осуществляет контроль качества знаний – преподавателей, которые представляют собой наемную силу. Ведь с ними (как со студентами) руководство вузов заключает контракты. Нужен общественный мониторинг учебного процесса, который должны осуществлять не только госструктуры (Минобразования и пр.), но и общественные организации – студенческие объединения, ученые сообщества и профсоюзы. Если мы хотим создать конкурентную среду, которая и порождает качество, нужно создавать и независимые механизмы, которые могли бы осуществлять такую оценку. Уровень образования и профессиональную квалификацию выпускников могли бы отслеживать ассоциация юристов или, например, ассоциация экономистов и т.д. Как принято в цивилизованном мире, чтобы устроиться на работу, выпускник вуза помимо диплома должен еще получить и сертификат независимой ассоциации. Тогда будет сразу видно, какие вузы готовят специалистов, а какие продают дипломы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее