Главное – хвост

Государства Центрально-Азиатского региона пытаются привлечь средства международных финансовых организаций для решения региональных экологических проблем

Главное – хвост

29 июня 2009 года в Женеве под эгидой ООН прошел международный форум «Урановые хвостохранилища в Центральной Азии: местные проблемы, региональные последствия, глобальное решение». Представители стран ЦА заявили, что им нужна помощь в ликвидации и рекультивации радиоактивных отходов. Международные эксперты считают, что без помощи зарубежных стран не обойтись, но прежде всего правительствам региона нужно выработать собственную внятную политику в данном вопросе.

Реабилитация урана

Всего, по данным ООН, на территории стран Центральной Азии находится 812 млн тонн урановых отходов, и самыми проблемными из них являются хвостохранилища в Джалал-Абадской области Киргизии, Согдийской области Таджикистана, Ташкентской и Наманганской областях Узбекистана.

Наиболее активную позицию на форуме заняли представители Кыгызстана – на территории этой страны сосредоточено 92 хвостохранилища – сооружения, предназначенные для хранения радиоактивных и токсичных отходов, так называемые хвосты. При этом многие из киргизских хвостохранилищ расположены в опасной близости от рек и густонаселенных районов республики. Глава киргизского правительства Игорь Чудинов заявил на форуме, что проблема рекультивации хвостохранилищ носит системный и региональный характер и нуждается в комплексном решении всеми странами и в поддержке мирового сообщества и донорских организаций. Поддержку комплексному решению проблемы выразили и главы делегаций Таджикистана и Узбекистана.

Что касается нашей страны, то на территории Казахстана есть три хвостохранилища, содержащие радиоактивные отходы: Кошкар-Ата (в 8 км от города Актау), в районе г. Степногорска в Акмолинской области и система хвостохранилищ Ульбинского металлургического завода (УМЗ) в Усть-Каменогорске.

Кроме собственно хвостохранилищ в Казахстане имеется около 100 мест хранения радиоактивных отходов (РАО), образованных при геолого-разведочной и уранодобывающей деятельности. По словам заместителя директора по науке ТОО «Экосервис С» Германа Федорова: «Все места хранения РАО в настоящее время реабилитированы (работы завершены в 2009 году) силами РГП “Уранликвидрудник” в соответствии с Программой консервации уранодобывающих предприятий и ликвидации последствий разработки урановых месторождений на 2001–2010 гг., утвержденной постановлением правительства РК от 25 июля 2001 года».

Проблема радиоактивных отходов действующих уранодобывающих предприятий находится под ответственностью самих предприятий и решается в соответствии с системой обращения с РАО. Однако крупные представители казахстанской атомной промышленности не в состоянии самостоятельно решить эти вопросы. «Проблемы, требующие значительных финансовых затрат, есть у НАК «Казатомпром» на Степногорском и Усть-Каменогорском хвостохранилищах. В настоящее время для Казахстана основная задача состоит в организации и проведении мониторинга мест консервации (реабилитации) РАО», – сообщил г-н Федоров.

Вопрос денег и воли

Представители международных организаций согласны с тем, что самостоятельно страны ЦА не справятся с проблемой утилизации хвостов – в том числе из-за отсутствия единой госполитики и стратегического подхода к проблеме. «Все проблемы, связанные с урановой промышленностью в Центральной Азии, уже были тщательно изучены и многократно обсуждались на различных уровнях и различными донорами. При этом можно исследовать ситуацию и обсуждать ее, но это не принесет какого-либо результата, если не будут ясно определены политические обязательства на национальном уровне для решения проблемы», – рассказал «Эксперту Казахстан» экологический эксперт компании Witteveen+Bos (Нидерланды) Йохан Лайфтохт.

По итогам женевского форума при содействии ООН была разработана «дорожная карта», обозначающая наиболее опасные районы с радиоактивными отходами, и примерный план действий по обеспечению их безопасности. Киргизия подготовила для форума в Женеве 33 проектных предложения по ликвидации, реабилитации и рекультивации хвостохранилищ на общую сумму 142 млн долларов. Но эксперт из Witteveen+Bos считает, что предсказать и оценить расходы и источники финансирования, не говоря уже об эффективности заявленных проектов, в настоящее время весьма сложно. «Тем не менее очевидно, что это потребует огромных финансовых вложений (либо со стороны правительств, либо заимствованных у таких финансовых институтов, как Всемирный банк). И это еще раз доказывает то, что в первую очередь нужна политическая воля государства», – подчеркнул г-н Лайфтохт.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?