Самураи не сдаются

Бывший председатель правления Евразийского банка Жомарт Ертаев отрицает выдвинутые против него Агентством финансового надзора (АФН) обвинения и намерен защищать свои честь и достоинство в суде

Самураи не сдаются

Председатель АФН Елена Бахмутова приказом № 206 от 3 июля 2009 года отстранила от исполнения служебных обязанностей г-на Ертаева и его заместителя Алексея Агеева и отозвала согласие на их назначение на должность руководящих работников. Основанием для этого стали, как поясняется в пресс-релизе АФН, вновь открывшиеся факты существенных нарушений банковского законодательства, в том числе представления в агентство недостоверной отчетности в период работы г-на Ертаева и г-на Агеева в Альянс Банке (АЛБ) (с начала 2000-х по 2007-й). В частности, им ставится в вину недостоверное отражение ряда сделок между АЛБ и нерезидентами. По заключению АФН, именно это стало причиной образования убытков и отрицательного капитала у Альянса в апреле-мае 2009 года. Примечательно, что приказ АФН появился к концу рабочего дня, а по некоторым данным, после 18 часов в пятницу, 3 июля, накануне длинных выходных в связи с Днем Астаны. Уже 7 июля совет директоров (СД) Евразийского банка принял решение о прекращении полномочий Жомарта Ертаева и Алексея Агеева. Как пояснил член СД Евразийского банка Борис Уманов: «Мы уважаем законодательство Республики Казахстана». Правление банка возглавил Кайрат Бекетов, пока в качестве и.о.

А были ли деньги?

Еще до появления приказа АФН руководство регулятора заявляло о том, что были обнаружены гарантии АЛБ на сумму 1,1 млрд долларов под казначейские облигации США, по которым в банке не было документов. Этот факт открылся в ходе проверки в начале этого года. «Какова реальная потеря этих активов, сейчас сказать невозможно, поскольку в банке отсутствуют документы, – отметила глава АФН Елена Бахмутова в ходе конференции Fitch в апреле этого года. – Раз выявилась существенная проблема с качеством активов, естественно, для того чтобы банк оставался на плаву, нужно на такую же величину увеличить капитал, что очень проблематично в нынешних условиях».

После завершения аудиторской проверки, готовясь к переговорам с иностранными кредиторами по реструктуризации внешних долгов, АЛБ был вынужден списать сумму в 1,1 млрд долларов, что привело к убыткам и формированию отрицательного капитала.

Вообще, что это за гарантии, кто их выдавал, когда и куда делись в конце концов деньги, до сих пор непонятно. Причем, как нам представляется, это самый важный вопрос, от решения которого зависит и судьба топ-менеджеров Евразийского банка. Позиция АФН обозначена в указанном приказе, то есть регулятор уверен, что эти сделки были заключены при непосредственном участии Жомарта Ертаева и Алексея Агеева в их бытность руководителями Альянс Банка.

Председатель Национального банка Григорий Марченко, объясняя, почему факт нарушения финансовой дисциплины был выявлен только сейчас, отметил, что все материалы находились за пределами Казахстана. «Ни аудиторы, ни те инвестиционные банки и юридические компании, которые готовили IPO Альянса (летом 2007 года АЛБ провел первичное размещение акций на Лондонской фондовой бирже. – «ЭК»), этих документов не видели», – сказал он и добавил, что материалы по делу Жомарта Ертаева, «очевидно, переданы» в прокуратуру. «Речь идет о нарушениях, о возможном, подчеркиваю, мошенничестве, которое еще нужно доказать. Виновность или невиновность людей устанавливает только суд», – заметил г-н Марченко.

(Заметим в скобках, что «Эксперт Казахстан» попытался выяснить, действительно ли делом Ертаева занялась прокуратора, но в Генпрокуратуре нам не дали никаких комментариев, в пресс-службе прокуратуры Алматы ответили, что никакими официальными документами пока не располагают.)

Вместе с тем именно председатель Нацбанка, говоря об агрессивной политике привлечения депозитов банков, в начале июня впервые назвал фамилию теперь уже бывшего главы Евразийского в одном ряду с «сидельцем» Беляловым и «невозвращенцем» Аблязовым. Напомним, что экс-президент Валют-Транзит Банка Айтбакы Белялов был осужден в 2006 году за незаконное использование денег банка, злоупотребление полномочиями, причинение имущественного ущерба путем обмана, незаконной легализации средств и подделки документов. А против председателя совета директоров БТА Банка Мухтара Аблязова, который сейчас находится за рубежом, возбуждено уголовное дело по подозрению в создании и руководстве организованной преступной группой и в легализации денежных средств, приобретенных незаконным способом.

Сам Григорий Марченко сейчас утверждает, что критика депозитной политики Альянс Банка в период руководства этим фининститутом г-на Ертаева не имеет ничего общего с обвинениями, выдвинутыми против него АФН. «Агрессивная политика привлечения депозитов с этим не связана и не является сама по себе финансовым мошенничеством или уголовно наказуемым деянием. Поэтому эти вопросы точно не связаны и связывать их не надо», – так ответил он на вопросы журналистов.

Судьба самурая

Выступая на пресс-конференции Евразийского банка, Жомарт Ертаев сказал, что узнал из сообщений информационных агентств о том, что финансовая полиция против него уголовного дела не возбуждала. «Сообщение финпола мне понравилось, а слова г-на Марченко немного удивили. Очевидно, ему известно гораздо больше, чем нам», – сыронизировал он, комментируя заявление главы Нацбанка о том, что материалы на Ертаева переданы в прокуратору.

По его словам, кроме пятничного приказа, ни одного официального документа о его виновности или невиновности он не видел. Жомарт Ертаев также рассказал, что пытался встретиться с г-жой Бахмутовой, но его к ней не пустили. Как оказалось, в течение последнего месяца он предпринимал попытки поговорить с главами Нацбанка и АФН, но ему не удалось это сделать. В то же время его признание свидетельствует о том, что обвинения АФН не были для него такой уж неожиданностью. И г-н Ертаев подтвердил, что совету директоров и акционерам Евразийского Агентство финнадзора ранее направляло письмо с просьбой отстранить Ертаева и Агеева от должностей. «Акционеры ответили: представьте нам факты, и мы это сделаем. Но факты так и не были представлены», – заключил бывший топ-менеджер Евразийского.

Он отрицает свою причастность к сделкам, которые ему и г-ну Агееву инкриминирует АФН и которые, как он сказал, были заключены весной 2007 года, тогда как он и его команда ушли из АЛБ в начале 2007 года. «За это время в Альянс Банке сменилось три председателя правления, каждый из них принимал дела у своего предшественника и подписывал соответствующие бумаги. Почему эти нарушения не были выявлены в ходе ежегодного аудита, в ходе подготовки банка к IPO, в ходе проверки, которая была проведена АФН после нашего ухода из банка?» – вопрошает Жомарт Ертаев. И добавляет, что, судя по документам, которые ему показали в КНБ, его подписи на них нет. На вопрос, куда же делось больше миллиарда долларов, он ответил: «Я финансист, а не Нострадамус. При нас эти деньги никуда не пропадали. Альянс Банк был абсолютно прозрачной структурой».

В таком случае не может не возникнуть вопрос: почему фигурантами то ли существующего, то ли несуществующего пока дела назначили именно тех людей, которые, если г-н Ертаев прав относительно сроков проведения этих сделок, физически не могли подписывать документы, так как уже не работали в это время в банке?

Сам банкир так и не смог дать внятных объяснений, выдвинув такое предположение: «дело в персоналиях». Еще одной причиной, по мнению Жомарта Ертаева, может быть стремительный рывок возглавляемого им банка с 10-го на 7-е место в иерархии казахстанских банков по размерам активов. Участники рынка неофициально предполагают, что власти, избрав своей мишенью наемного работника, пусть даже такого профессионала, как г-н Ертаев, на самом деле метят в акционера Евразийского – Евразийскую финансовую компанию, а также основных ее владельцев. Возможно, говоря о персоналиях, г-н Ертаев имел в виду не себя.

Впрочем, евразийцы достаточно быстро дистанцировались от своих «топов». «Мы не располагаем информацией, насколько справедливы обнародованные претензии регулятора к Жомарту Ертаеву и Алексею Агееву. Однако мы с большим оптимизмом ожидаем, что им удастся защитить свою репутацию и продолжить работу в команде Евразийского банка», – заявил Борис Уманов. Он сообщил, что пригласил в Алматы Майкла Эгглтона, имеющего опыт работы в таких банках, как Merrill Lynch и Credit Suisse. А когда журналисты спросили, с какой целью, не для защиты ли своих топ-менеджеров, он ответил: «Мы будем обсуждать с г-ном Эгглтоном достаточно широкий круг вопросов. Мы и дальше будем развивать Евразийский банк». Сейчас банк больше озабочен поддержанием своего реноме и сохранением доверия клиентов.

А Жомарт Ертаев намерен защищать свою репутацию, как он сказал, не прибегая к помощи акционеров. Соответствующий иск против действий АФН и по защите чести и достоинства был подан уже 8 июля. Но он не уверен, вернется ли в банк в случае положительного для него исхода. «Я буду говорить с акционером, готов ли я вернуться и на каких условиях. Это не исключается, но это не единственный вариант», – сказал банкир.

Когда верстался номер, пресс-служба Евразийского банка сообщила о том, что суд №2 Алмалинского района г.Алматы приостановил действие приказа № 206 Агентства финансового надзора от 03.07.09.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики