Тарковский в глянце и пакетик с чипсами

Отечественные художники время от времени радуют алматинскую публику то экспериментами с гламуром, то с товарами пищевой промышленности

Тарковский в глянце и пакетик с чипсами

Алматинские кофейни и ночные клубы все чаще предоставляют свои площадки для кино, выставок, встреч с авторами книг и других творческих акций. В четверг на прошлой неделе в клубной жизни Алматы произошло сразу два культурных события. Открытие персональной выставки фотографа Дениса Оболенского Like Tarkovsky put a spell в сопровождении музыкальной программы братьев-диджеев Бажановых в кофейне ДК Almaty и нойз-перформанс Александра Чикмакова и Катерины Никоноровой «Стрельба из лука по неподвижной мишени» в ночном клубе Da Freak. К сожалению, таких экспериментальных мероприятий в Алматы не так много, как хотелось бы. А круг людей прогрессивного искусства узок и далек от народа.

Гламурный эксперимент

Как оказалось, знаменитый режиссер к выставке Дениса Оболенского отношения не имеет. Как пояснил сам фотограф, название выставки появилось из-за того, что обстановка, в которой происходила съемка Ромы и Кости Бажановых, ставших моделями, вызвала у них ассоциации с картинами Тарковского. Учитывая то, что диджеи позировали в подвале в окружении труб, а с потолка капала вода, то, видимо, речь идет о фильме «Сталкер».

Стиль Дениса кажется более близким к эстетике гламура, культуре общества потребления. Хотя сам автор фотографий с этой точкой зрения не согласен: «Смотря что подразумевать под гламуром. Это слово сильно избили. В моем понимании это fashion, репортажная съемка, фотосессия для журнала мод. Может быть, гламур – это VIP, но я не ставлю перед собой такой цели, даже если снимаю для журнала, не так чтобы модель смотрелась со всех сторон <как> облизанная. Я надеюсь, что делаю нестандартные креативные работы. По крайней мере, стремлюсь к этому».

Если взглянуть на фотоработы Оболенского, то сразу бросается в глаза, что они выполнены в манере, присущей в большей степени глянцевым журналам. «Я больше люблю эксперимент, нежели глянец и гламур. Но и с последним пытаюсь экспериментировать». На вопрос, в чем заключается характер эксперимента, на что фотограф ставит акцент: на технику съемки, выбор объектов или что-то другое, Денис ответил, что эксперимент в том, как преподнести модель или вещь. «Например, поместить человека или предмет в какое-то нестандартное для них окружение, интерьер, в котором бы они смотрелись необычно. Я пытаюсь сопоставить эти вещи», – уточнил Денис.

От улыбки станет всем светлей

[inc pk='1677' service='media']

Для эстетики гламура важно не что фотографируется или изображается, а как. На фотографиях Дениса можно видеть яркие цвета, плавные, летящие линии, красивые лица или, по крайней мере, привлекательные. Когда смотришь на них, то приходишь к выводу, что задача художника – преломить жизнь через яркий спектр, сделать ее красивой и легкой.

– Вы стремитесь снимать роскошные вещи и интерьеры. На фотографиях рекламируется продукция известных лейблов. Вы коммерческий фотограф?

– Я не ориентируюсь на что-то одно. Снимаю все: от макросъемки до мельчайших деталей. И вполне отдаю себе отчет, что люблю превозносить, преувеличивать вещи, делая их лучше и привлекательнее. Каждую деталь предмета, интерьера или портрета хочу представить так, чтобы она запомнилась. Поскольку я делаю фотографии на заказ, мне платят.

– Вы ориентируетесь на желания и вкусы заказчика? Стремитесь, чтобы работа понравилась?

– Я пытаюсь снять так, как чувствую и вижу. Прислушиваюсь, но не всегда делаю по желанию заказчика. Обычно мои заказчики знают, к кому они обращаются. У меня не было ни единого случая, когда бы заказчик указывал мне, что снимать. Возможно, попробуй так-то и так-то. Я снимаю по-своему. Всегда будет что-нибудь мною добавленное, выставленный свет или вещь.

– Как вы относитесь к документализму? Жизнь зачастую бывает не такой яркой, в ней есть и грязь, и боль, и простота, и бедность, и спонтанность.

– У меня есть серия работ, посвященных индийцам. Планирую выставить их в Индии. Я снимал людей, живущих в бедности, но, несмотря на это, у них на лице всегда улыбка. В портретах для меня важны позитивные нотки – я не любитель негатива.

– Для вас актуально делить жизнь на белые и черные полосы, позитивное и негативное?

– Я не припомню, чтобы делал фотографии, где бы присутствовал негатив. Всегда слушаю музыку, когда работаю, обрабатываю фотографии. В моей жизни всегда есть место музыке. Она причина такого взгляда на жизнь.

Чтобы прыщи смотрелись

– В ваших работах много вещей и интерьеров без людей. А если есть люди, то и они часть интерьера. Для вас неодушевленные предметы обладают самостоятельной ценностью? Как вы рассматриваете человека?

– На моем сайте в разделе «Макро» есть такая фотография – я взял линзу, подсветил ее тремя источниками света и сделал макросъемку. После этого уже трудно было понять, что это. Так можно снять любую вещь. Подойти к ней с душой. Увидеть в ней не то, что мы привыкли видеть повседневно, а нечто необычное, деконструирующее привычный взгляд.

– Вы активно пользуетесь компьютерными программами?

– Я не привык менять фотографию настолько, чтобы она потеряла свой первоначальный вид. Во всех моих работах использован фотошоп, но только в контрасте или с целью затемнения, но в целом фотография остается живой. В них ничего не добавлено. Я не умею этого делать. А могу только что-то высветить, оттенить, поиграть с цветом. Мне даже друг-дизайнер сказал – зачем тебе фотошоп, пусть этим занимаются дизайнеры. Пусть фотографии облизывают мастера.

– Кто-то еще работает с вашими фотографиями?

– Да, бывало в журналах. Когда речь идет о крупном заказчике, когда нужно почистить лицо, улучшить фигуру, отдаю знакомым. Я не умею убирать ни прыщи, ни морщины, просто стараюсь, чтобы и они выглядели красиво.

Герои фотографий Дениса Оболенского – модные подростки: роллеры, рэперы, диджеи, а также известные (и не только в Казахстане) медийные лица. Его фотоперсонажами стали также дети из экзотических стран. Лица постоянно меняются, меняются люди. На сайте фотографа работы классифицированы по видам: лица, дети, праздники, природа, спорт и т.д. Денис фотографирует уже больше 20 лет.

Хрустеть с фантазией

[inc pk='1678' service='media']

В тот же день состоялось другое неординарное событие. В полумраке клуба Da Freak, в подсветке в красно-черных тонах, зрителям продемонстрировали передовые коллекции мировых производителей sound vision – единство звуков и визуальных образов. Наконец на клубную сцену поднялись акционеры перформанса – сначала Катя, которая уселась за стол, положила перед собой пакетики с кириешками и чипсами и начала ими хрустеть. Чуть позже появился Шура с гитарой и стал то ли настраивать ее, то ли импровизировать.

Цель перформанса – продолжить традицию проекта <antiparty gang> (см.Under-, alter- и antiмузыка 0+1 «Эксперт Казахстан» № 20 от 3 октября 2005 года) серией клубных вечеринок. Происходящее можно описать на границе стилей нойз и эмбиент. По событиям такого экспериментального авангардного плана публика соскучилась. «В Алматы есть много людей, которые не ходят в клубы потому, что им там неинтересно, как, впрочем, и нам. Мы хотим делать вечеринки другого формата, где можно послушать музыку и выступить самим. Если это будут новые, молодые группы, то это будет открытая площадка».

Концепция представления была связана не только со звуком, значение передавалось и визуализацией действий. Целью было сопоставить и достичь резонанса между источником звука, способом его извлечения и самим звуком. Но была еще и абстрактная идея. Как рассказала Катя, это осмысление оппозиции музыкант–слушатель, творец–потребитель: «Хотелось отразить связь между ними, характерную для нашего времени: музыкант играет, а слушатель шуршит бумажками, разговаривает, занимается своими делами. Но так кажется на первый взгляд. Если копнуть глубже, то слушатель и исполнитель – как бы первый ни демонстрировал свое потребительское отношение или пренебрежение, а музыкант ни обижался и ни пытался дистанцироваться от него – оказываются частью одной композиции». К тому же хрустеть пакетиком с чипсами можно и в унисон, особенно если исполняется что-нибудь в стиле нойз (см. «Порядок из хаоса» «Эксперт Казахстан» № 38 от 16 октября 2006 года). Если на танцполе слушатель-танцор понимает музыку и двигается в ритм, это вдохновляет музыканта. Так и в радикальном нойзе (шуме, представляющем материал, инструмент) возможен этот креативный контакт, соучастие художника и адресата.

Деструкция тоже искусство

Катя хрустела пакетами с самыми звучными товарами нашей пищевой промышленности, к которым были прикреплены контактные микрофоны. Когда слушатель видит и слышит, что звук извлекается из пакетика, то это один уровень восприятия. Другой уровень – когда пакетик становится инструментом перкуссии. Хотя звук и не обрабатывался на компьютере – на гитаре были фильтры, трансформирующие звук. Когда Шура делал перегрузку – заводились колонки. Это тоже стало частью звуковой концепции. Шура в какой-то момент закрыл Катю своей спиной, и уже невозможно было понять, что она делает и при помощи чего издает звуки. Движение тела в пространстве сопровождается звуками. У нас есть стереотипы о предметах, какие из них и как издают звуки. Но всегда есть возможность услышать что-то необычное. Это и предоставили пришедшим в клуб этим вечером художники-акционеры. «Все критикуют Шуру за то, что он может сесть на сцену или повернуться к слушателям спиной. Но это своего рода защита от публики, которая хрустит орехами, общается и не обращает внимания на музыку. Задачей нашей импровизации было продемонстрировать то деструктивное начало, которое нередко исходит со стороны потребителей», – резюмировала Катя.

Фото Лианы Бахаловой

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики