Кризисная уценка

Бюджет опытно-промышленной разработки Кашагана сокращается на один миллиард долларов. Однако это не решает всего комплекса проблем, связанных с разработкой месторождения

Кризисная уценка

На состоявшемся 2 июля заседании управляющего комитета консорциума North Caspian Operating Company (NCOC) было утверждено сокращение бюджета опытно-промышленной разработки (ОПР) Кашаганского месторождения до 2012 года – вместо 32 млрд долларов объем капитальных затрат составит 31 миллиард. Более того, АО «НК “КазМунайГаз”» намерено и дальше сокращать бюджет проекта. По словам главы компании Каиргельды Кабылдина, «где-то на 30% было бы очень здорово».

По словам министра энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Сауата Мынбаева: «В силу сложившейся динамики цен на комплектующие и прочие комитет скорректировал бюджет». Разработчики надеются, что секвестр бюджета отразится на утвержденных этапах разработки и согласованных временных рамках начала добычи нефти на месторождении. Ведь если первая нефть не будет получена в промежутке с 1 декабря 2012 года по 31 декабря 2013-го, Казахстан не будет возмещать затраты инвесторам.

Трудное дело

С 18 ноября 1997 года, когда было подписано соглашение о разделе продукции по Северо-Каспийскому проекту, его параметры и список участников менялись не раз. Для реализации Северо-Каспийского проекта был создан консорциум OKIOC, затем сменивший название на Agip KCO. Согласно СРП, помимо Кашагана в контрактную территорию буровых работ консорциума входят еще три нефтеносные структуры: Каламкас, Актоты, Кайран. Эти четыре структуры состоят из 11 морских блоков, занимающих территорию примерно в 5600 кв. км.

В январе текущего года функции оператора от Agip KCO перешли к специально созданной North Caspian Operating Co., находящейся в совместном владении всех партнеров – британско-голландской компании Royal Dutch Shell, казахстанской НК «КазМунайГаз», итальянской Eni, американской ExxonMobil, французской Total (у всех по 16,81% долевого участия), американской ConocoPhillips (8,4%) и японского концерна Inpex Holding (7,56%) – и управляемой на основе ротации.

Сейчас главная задача партнеров – выйти на стадию ОПР и успешно ее реализовать. До сих пор сложности с ОПР заставляли разработчиков сдвигать сроки начала освоения месторождения. И это, в общем, неудивительно. Запасы углеводородов месторождения относятся к категории трудноизвлекаемых (при общих геологических запасах сырья этой нефтеносной структуры в 38 млрд баррелей извлекаемые запасы оцениваются в семь-девять миллиардов баррелей). При аномально высоком пластовом давлении глубина залегания продуктивных пластов превышает четыре километра. Кроме того, в нефти Кашагана содержится до 19% очень токсичного и коррозионно-активного газа – сероводорода. Такую нефть нельзя без специальной переработки на месте добычи качать по трубопроводам.

До завершения этапа ОПР и начала промышленной эксплуатации необходимо обустроить санитарно-защитную зону Карабатана. Также инвесторам нужно составить планы по утилизации серы, которая будет накапливаться в процессе добычи нефти.

Ключ к новым рынкам

Нынешний пересмотр бюджета проекта – далеко не первый. До сих пор смета только разбухала. Ее урезание показывает, что кризис достаточно серьезно затронул финансовые возможности партнеров по Кашагану. Нельзя исключить, что и в дальнейшем им придется сокращать объемы финансирования – особенно если цены на нефть, пошедшие вниз в последнюю неделю, будут неустойчивы. Между тем у участников консорциума и так хватает поводов для новых раздоров. Их могут спровоцировать как сложная схема работы проекта, так и невыход на установленные сроки начала нефтедобычи. В частности, отрицательного результата при закачке газа в пласт будет достаточно для остановки всего проекта, а значит, и очередного переноса сроков промышленного освоения Кашагана. Как известно, выдача первой промышленной партии нефти изначально предусматривалась в 2005 году. А ведь за счет Кашагана и освоения других каспийских блоков Казахстан рассчитывает к 2015 году довести добычу нефти до 150 млн тонн ежегодно (3,5 млн баррелей в сутки) и войти в десятку крупнейших нефтедобывающих стран.

В случае новой задержки с переходом к ОПР и последующей промышленной эксплуатации месторождения у Казахстана не будет ни дополнительных объемов нефти, ни нужды в новых трубопроводах. Астана не сможет усилить свою значимость в нефтяном секторе региона, диверсифицировать рынки экспорта, а страна – преодолеть транзитную зависимость от России.