Работа над ошибками

Новая концепция развития финансового сектора страны усилит позиции государства и ужесточит режим госрегулирования

Работа над ошибками

Несмотря на то, что в 2006 году была принята и до сих пор действует Концепция развития финансового сектора на 2007–2011 годы, мировой финансовый кризис, по сути, ее отменил. Изменившаяся ситуация потребовала новых условий игры. Президент Нурсултан Назарбаев в мае нынешнего года дал поручение правительству разработать новый документ, в котором бы учитывался опыт кризисного периода. При этом он отметил, что «банковский сектор не прошел проверку свободным рынком, став проводником внешних шоков, вызвавших цепную реакцию распространения кризисных импульсов в реальный сектор экономики».

Работа над Концепцией начата в июне 2009 года, и, как ожидается, ее окончательный вариант будет представлен Конгрессу финансистов этой осенью. По словам председателя Национального банка Григория Марченко, уже готов первый вариант проекта. Детали документа пока не раскрываются. «Я думаю, два с половиной месяца мы будем его обсуждать, и он может еще несколько раз измениться», – сказал глава Нацбанка. Но, скорее всего, останутся неизменными базовые принципы – контрцикличный подход в регулировании, ужесточение надзора, максимальное использование внутренних источников фондирования банков через инструменты государственно-частного партнерства. Правительство намерено документально закрепить уроки кризиса и строить новую финансовую систему.

Задачи и угрозы  хорошего времени

Действующая концепция была принята в период экономического подъема, поэтому и задачи должна была решить соответствующие. Тогда наиболее актуальной для Казахстана была тема вхождения в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, и финансовому сектору отводилась не последняя роль в этом процессе. Он должен был стать лидирующим не только в Центрально-Азиатском регионе, но и в СНГ, поддерживать и продвигать инвестиции и интересы казахстанских предприятий на региональные рынки. Стабильность, устойчивость и прозрачность – три кита, на которых должна строиться деятельность самой передовой в СНГ финансовой системы.

Уже 2006 году в момент разработки действующей концепции были сильны опасения, что приток внешних заимствований банков чреват рисками рефинансирования, процентным риском и риском ликвидности. Авторы документа предупреждали, что «в случае развития на мировых рынках негативных процессов банки могут быть неспособны ответить своевременно по своим обязательствам, что может негативно отразиться как на рейтинге отдельного банка, так и всей банковской системе республики». (Заметим, что именно это и произошло в конце 2007 – начале 2008 года.)

Концепция предусматривала возможность ограничения объемов внешних займов через пруденциальное регулирование. В начале 2007 года Агентство финансового надзора (АФН) ужесточило требование к капитализации банков, привлекающих деньги с внешних рынков. Нацбанк планомерно увеличивал минимальные резервные требования, чтобы связать ликвидность банков и снизить темпы роста кредитования за счет внешних денег. Однако предпринятые меры не оказали должного воздействия, и к концу 2007-го внешний долг банковского сектора достиг почти 47 млрд долларов, а активы банков до начала кризиса ликвидности осенью того же года росли в среднем на 80% в год. Одной из причин неэффективности действий регулирующих органов, очевидно, стало то, что процесс привлечения внешних займов и рост кредитования уже стал неконтролируемым.

Заявленная, по нашим данным, в проекте новой концепции контрцикличность регулирования позволит не принимать ужесточающие меры постфактум, а подготовиться к негативной ситуации загодя. «Суть контрциклического подхода проста: когда идет рост, нужно закручивать гайки, а когда ситуация ухудшается, то немного отпускать вожжи», – объясняет глава АФН Елена Бахмутова. То есть в период активного роста финорганизации должны будут формировать провизии, увеличивать размер собственного капитала и ликвидности, а во время спада использовать эти запасы. Регулятор уже начал внедрять этот принцип до принятия новой концепции. В частности, как сообщили в АФН, для снижения избыточного уровня левериджа* в банковской системе установлены более высокие стандарты по капиталу, которые вступят в силу при улучшении ситуации в экономике. «Мы сегодня принимаем меры, потому что когда все пойдет на подъем, об этих рисках все забудут, у всех короткая память. Когда ситуация улучшится, у нас уже будут новые нормативы», – говорит глава АФН.

Откуда у кризиса ноги растут

Сейчас принято считать, и не без основания, что все беды в Казахстане от внешних заимствований и недостаточно жесткого ограничения этого процесса со стороны регулятора. Но Елена Бахмутова считает, что причины кризиса в Казахстане нужно искать в структурных проблемах внутренней экономики. К ним она отнесла сырьевую направленность, которую так и не удалось преодолеть, отсутствие развитого производственного сектора малого бизнеса, а также практику непрозрачного ведения бизнеса – с уклонением от уплаты налогов, сокрытием информации о реальных собственниках и различными аффилированными лицами. «Предпринятые попытки устранить все эти недостатки, к сожалению, не были успешными. Слабодиверсифицированная экономика не могла переварить огромного количества денег, которые банки привлекали из-за рубежа. И это привело к образованию пузырей на рынке недвижимости. А могли бы появиться и на фондовом рынке, если бы он у нас был развит. Нельзя застраховаться от появления этих пузырей – в рыночной экономике они будут всегда, но нужно исключить системное влияние их на всю экономику», – резюмирует г-жа Бахмутова.

Мнение главы АФН (как ни парадоксально) разделяет бывший председатель правления БТА Банка Роман Солодченко.  Возглавлявшийся им банк, как известно, столкнулся в последнее время с наибольшими проблемами среди всех крупных казахстанских банков. В разряд негативных факторов он отнес кредитование банками связанных сторон, приукрашивание отчетности, излишнюю отраслевую концентрацию кредитного портфеля, а также недостаточное раскрытие информации по акционерам.

Для того чтобы хотя бы со временем преодолеть все эти недостатки, нужно в концепции их классифицировать и предусмотреть более жесткие меры регулирования в отношении перекрестного финансирования внутри финансовых групп и финансирования связанных лиц. Порочность такой практики как раз и доказал БТА Банк, где, по словам председателя ФНБ «Самрук-Казына» Кайрата Келимбетова, 90% кредитов на девелоперские проекты в Москве были выданы связанным лицам.

Кроме того, нужно не только включить в концепцию положение о корпоративном управлении (в действующей концепции оно есть), но и добиться, чтобы оно реально работало. «Последние события показали, что есть большие проблемы в корпоративном управлении. Через регулирование на это трудно воздействовать, но этого можно добиться через формирование общей культуры ведения бизнеса», – подчеркивает Елена Бахмутова. По ее мнению, должна быть предусмотрена персональная ответственность членов совета директоров.

Деньги в своем кармане

В концепции, конечно, не будет прямого запрета на привлечение внешних займов. Да это и не актуально, пока длится кризис. В будущем проблему можно будет решить с помощью кнута и пряника. Регулятор будет ужесточать требования к размеру капитала по отношению к объему внешних обязательств, а государство продолжит финансировать экономику через избранные банки за счет бюджетных средств. Как говорит г-жа Бахмутова, концепцией будут предусмотрены механизмы, которые позволят направить внутренние сбережения на реализацию проектов через государственно-частное партнерство. В 2008–2009 годах государство смогло поддержать отдельные сектора экономики средствами из бюджета и Национального фонда. Есть еще деньги пенсионных фондов, страховых компаний: государство уже привлекает эти средства под гособлигации. Объем ГЦБ в обращении на конец июля нынешнего года превысил один триллион тенге. В течение первого полугодия государство также практиковало размещение средств национальных компаний на депозитах банков с госучастием. Так, по словам Кайрата Келимбетова, отток депозитов в сумме одного миллиарда долларов из БТА Банка в начале года был компенсирован депозитами нацкомпаний. «Это позволило банку выдержать этот шторм», – подчеркивает глава ФНБ.

И все же достаточно ли этих денег для удовлетворения потребности экономики в финансировании? В эпоху кредитного бума банкиры необходимость внешних привлечений аргументировали тем, что только за счет депозитов невозможно покрыть растущий спрос на кредиты. Этот довод актуален и сейчас.

Так, председатель правления kaspi bank Михаил Ломтадзе, в целом поддерживающий новую концепцию как комплекс мер, направленных на поддержание стабильности финансовой системы, сомневается, что собственных ресурсов Казахстану будет достаточно для дальнейшего развития экономики. «В долгосрочной перспективе все равно будут нужны рынки капитала и внешние инвесторы. Для роста банковского сектора и, следовательно, экономики нужны десятки миллиардов долларов. Стабилизация глобальной финансовой системы, рост доверия инвесторов и финансовых организаций друг к другу и, соответственно, открытие внешних рынков будут важным приоритетом для экономики и банковской системы страны», – уверен он.

Г-н Солодченко добавляет, что банкам придется отказаться от финансирования долго- и среднесрочных проектов, так как внутренние деньги короткие и волатильные.

Тем не менее отказ от преимущественного фондирования за счет внешних заимствований можно считать делом решенным. Елена Бахмутова говорит, что нужно последовательно заменять иностранные деньги внутренними депозитами. А Григорий Марченко считает альтернативой внешним заимствованиям прямые иностранные инвестиции.

Финансирование экономики через государственно-частное партнерство – еще одно из основополагающих положений новой концепции – значительно усилит позиции государства при недостатке средств для фондирования банков и позволит влиять на политику частного банковского сектора. Рыночные принципы, закрепленные действующей концепцией, постепенно отступят перед командно-административными методами управления финсектором. Ведь при сложившейся ситуации у государства будут все рычаги давления – ресурсы и регулирование.

Важным является вопрос, в течение какого периода будет действовать новая концепция. Действующая принималась на пять лет. Кроме того, существуют расхождения в оценке роли этого документа. Министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов называет его концепцией развития финансового сектора в кризисный период. «Правительство, Национальный банк, Агентство по финансовому надзору в соответствии с поручением президента приступили к разработке концепции по основным направлениям развития финансового сектора в кризисный период», – сказал министр, выступая на заседании Совета иностранных инвесторов в июне этого года. Представители других госорганов утверждают, что концепция должна наметить пути развития финсектора после кризиса. «Нужно сделать выводы из мирового финансового кризиса, поэтому задача так и поставлена: как должна выглядеть посткризисная финансовая система Казахстана», – это слова главы Нацбанка Григория Марченко.

В первом случае речь идет о временном действии положений концепции, во втором – о формировании основ, по сути, новой финансовой системы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики