Таможенно-оборонительный союзa

Таможенный союз все более явно проявляет свою военно-политическую суть

Таможенно-оборонительный союзa

Непосредственное участие в разрушении Советского Союза приняли лидеры всего трех братских (славянских) республик. Остальным довелось лишь наблюдать результаты и пользоваться плодами случившегося. Но, видимо, неутоленное желание что-то сломать собственными руками подталкивало их к созданию неких подобий СССР, а затем – к их развалу. Во всяком случае, за время, прошедшее с момента распада СССР, новые независимые государства, появившиеся на его территории, создали немало различных союзов, содружеств и сообществ. Потом их разрушали, на том же месте создавали новые объединения или просто меняли имена у старых. Но был среди этих союзов один, который обладал в глазах постсоветских элит особой привлекательностью, а потому имя свое сохранил до наших дней. Кроме того, это единственный союз, который создавался, но так ни разу и не был создан. Это Таможенный союз (ТС).

Он всегда обладал в глазах постсоветских элит особой привлекательностью. На первых саммитах СНГ в начале 90-х, когда обсуждались проекты создания Экономического союза, интеграции и формирования общего рынка, Таможенный союз указывался в качестве если не первого, то одного из начальных этапов на пути к свободному движению товаров, услуг и капиталов.

Уже к середине прошлого десятилетия стали очевидными неготовность и нежелание части стран-членов Содружества объединяться вокруг Москвы, пусть и в качестве политически независимых государств. Тогда была наспех сформулирована теория о разноскоростной интеграции в рамках СНГ и принято решение о создании Таможенного союза. В 1995 году о его создании договорились Казахстан, Россия и Белоруссия. Вскоре к ним примкнула Киргизия.

В подписанном этими странами 26 февраля 1999 года Договоре о таможенном союзе и едином экономическом пространстве постоянно употребляется формулировка «завершение формирования Таможенного союза». То есть содержится указание на то, что этот союз уже в какой-то степени сформировался. Но тогда тяга к разрушению восторжествовала, сначала в Таможенный союз приняли Таджикистан с тем, что у него осталось после завершения гражданской войны, а в 2000 году на саммите в Астане преобразовали его в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС).

По кругу

В 2006 году все началось сначала. Казахстан, Россия и Белоруссия заявили о намерении создать ТС.

В договоре 1999 года указывалось на сроки создания ТС: «Стороны определят дополнительными договоренностями временные рамки завершения формирования Таможенного союза с учетом общепризнанных международных норм и правил». Причем отдельной статьей договора определялись сроки и форма создания единой таможенной территории: «Стороны обеспечат объединение таможенных территорий Сторон в единую таможенную территорию после завершения создания для этого необходимых правовых, экономических и международных условий. В этих целях Стороны договорились заключить договор о завершении создания Таможенного союза, регулирующий механизм функционирования единой таможенной территории».

Сегодня формулировки изменились – «таможенный союз начнет действовать» (предположительно с 1 января 2010 года), «будут завершены все необходимые процедуры», (указывают на середину 2011 года), тогда же будет «сформирована единая таможенная территория».

Пусть стороны не согласовали окончательно проект Таможенного кодекса. Зато нет больше разногласий о том, как вступать во Всемирную торговую организацию (ВТО) – вместе или порознь. Решили вступать, как получится.

Позиция, которую занял Владимир Путин, заключалась в необходимости коллективного одновременного вступления в ВТО. Она озвучивалась давно и не раз, но только для своих, для членов ЕврАзЭС, а переговоры с ВТО каждая из стран-участниц вела индивидуально и о коллективном вступлении речь не заводила. Дмитрий Медведев на встрече «клуба двадцати» заявил, что если практика ВТО не предполагает группового вступления, то можно войти и поодиночке.

После встречи в Москве 12 августа российский вице-премьер Игорь Шувалов попытался объединить эти две позиции, сказав, что вступать в ВТО будут одновременно и на одинаковых условиях, согласовывая друг с другом все вопросы, но не называя себя при этом единой группой. Возможно, поиск некой объединяющей формулы был адресован в большей степени начальникам Игоря Шувалова, но и партнеров такая позиция вполне устраивает. Казахстан в принципе устраивает любой вариант, для него важнее гарантии экономической безопасности, чем формальности приема в ВТО.

Политическая морфология

Подобно тому, как в языковой системе слово состоит из морфем, то есть минимальных значащих единиц, так и в системе международных отношений блоки, альянсы и союзы состоят из минимальных значащих единиц. Морфема не обязательно равна букве, минимальная значащая единица альянса не обязательно равна государству.

Для выделения минимальных значащих единиц языка используются различные методы, но дробление слова на морфемы имеет некий предел, за которым исчезает значение, смысловая нагрузка частей слова. Попытаемся выяснить, существует ли в системе евразийских альянсов какая-то политическая морфема, состоящая больше чем из одного государства.

Если сравнить различные интеграционные проекты в рамках СНГ, то мы получим следующее. Договор о таможенном союзе и едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года подписан Казахстаном, Россией, Беларусью и Киргизией. Соглашение о формировании Единого экономического пространства (ЕЭП) от 19 октября 2003 года подписано Казахстаном, Россией, Белоруссией и Украиной. Члены Таможенного союза: Казахстан, Россия, Белоруссия. Члены Организации центрально-азиатского сотрудничества (на момент вхождения ее в ЕврАзЭС): Казахстан, Россия, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан.

Из этого следует, что в системе международных отношений в Евразии одной из минимальных значимых единиц является связка Казахстан + Россия. Чтобы окончательно выделить Белоруссию в качестве самостоятельной политморфемы, вспомним Шанхайскую организацию сотрудничества: Казахстан, Россия, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Китай.

Безусловно, нельзя не заметить и того, что наиболее распространенное сочетание политморфем в Евразии – Казахстан + Россия + Белоруссия + Киргизия. Именно так будет выглядеть в недалеком будущем зона российского доминирования, какое бы название она ни носила.

Тем крепче оборона

Формат экономического сотрудничества определяется рамками политического союза. Заявления об исключительно экономическом характере союзов – не более, чем дань политической риторике. Экономические союзы возникают лишь на базе политических блоков. Тот же Евросоюз не смог развиваться без общей политической платформы. В 1993 году Маастрихтский договор провозгласил Общую внешнюю политику и политику безопасности одной из опор ЕС. Она включает в себя защиту общих ценностей в соответствии с Уставом ООН, усиление безопасности ЕС, осуществление странами ЕС совместных внешнеполитических действий на основе единогласно принятых решений.

Наш журнал уже отмечал, что таможенный союз очерчивает те экономические рубежи, на которые отступает Россия в своих попытках сохранить доминирование на постсоветском пространстве. Шанхайская организация сотрудничества помогает сдерживать США и Европу на военно-политическом фронте, но она же открывает дорогу Китаю на рынки стран-членов ЕврАзЭС. Для стран Центральной Азии Китай стал не только самым важным торговым партнером, но и самым крупным инвестором, а также единственным кредитором.

Таможенный союз призван оказать стимулирующее воздействие на торговлю между его участниками. Но сегодня, как показывают дискуссии о вступлении в ВТО, оборонительные возможности ТС оказались более востребованными, чем наступательные. Россия видит в нем инструмент для защиты национальных интересов в переговорах с Западом. Казахстан проявляет заинтересованность в создании этой оборонительной системы не меньшую, чем Россия, хотя и пытается строить ее с учетом своих собственных интересов, не всегда и не во всем совпадающих с российскими.

Причем для Казахстана это оборона не только от ВТО, но и от китайской экономической экспансии – как на двустороннем уровне, так и в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Напомним, что вступление Казахстана в ВТО откроет наш рынок в первую очередь для китайских товаров. И именно Китай продвигает идею создания в рамках ШОС зоны свободной торговли. Стремление Киргизии присоединиться к Таможенному союзу укладывается в рамки оборонительной миссии ТС, но вызывает серьезные сомнения в его жизнеспособности.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики