Киты питаются планктоном

Отечественные художники учредили совет и печатный орган, действующие как реально, в виде ежемесячных собраний и арт-листовки, так и виртуально в интернет-блоге

Киты питаются планктоном

В художественном пространстве казахстанского искусства с марта этого года работает информационный блог art-anklav09.blog.ru. В его создателях числится некий «пользователь art-anklav09» – под этим ником скрывается коллектив центральноазиатских художников. В основном это казахстанцы, но есть также киргизы, узбеки и украинцы. Блог – зеркало, информационное сопровождение другой недавно учрежденной институции худсовета, живого коллективного обсуждения, проходящего в Алматы. За основу было взято киевское объединение с аналогичным названием. Рассказывает один из активистов и инициатор создания казахстанского худсовета Александр Угай: «Мне показались адекватными форма и опыт киевского худсовета. Необходимость налаживания собственного коммуникативного пространства назревала давно. Поскольку современное искусство – территория критического дискурса, а у нас оно атомизовано и деинтеллектуализировано. В нашей работе участвует активист киевского худсовета художник Никита Кадан. Но киевский худсовет наша платформа повторять не будет. Худсовет – общее название, подобных организаций много. Это интернациональное явление. В России, например, это объединение “Что делать?”. Везде они называются по-разному. Это свободный формат: люди приходят, уходят». К тому же современное искусство Центральной Азии не так разнообразно и богато, как искусство других постсоветских регионов, например России или Украины. В Узбекистане не более пяти-шести современных актуальных художников, в Таджикистане и того меньше, а Туркмения – вообще белое пятно на карте современного искусства. В лидерах – Казахстан и Киргизия.

Судьбы нас сплотили общие

Ситуация с киевским и алматинским центрами современного искусства схожая. Киевский закрылся в прошлом году, наш фактически прекратил существование в прошлом месяце, оставшись не только без денег, но и без помещения. Главная причина закрытия в обоих случаях – прекращение финансирования.

Как пишет в блоге с тагом «Киев» Никита Кадан: «Долгое время ЦСИ (Центр современного искусства в Киеве. – «ЭК») был практически единственной негосударственной публичной институцией, профессионально работающей с современным искусством и включенной в международную художественную систему. Центр мог взять на себя независимую экспертную функцию по отношению к украинскому художественному процессу. Сможет ли теперь этот процесс регулироваться лишь рынком – сомнительно. Смогут ли государственные институции искусства в своем сегодняшнем состоянии стать экспертами и произвести систему ценностей, авторитетную и для рынка в том числе? Cмешно! Очевидно, жизнь “после ЦСИ” требует новой модели институции (институций) для Украины».

Подобными вопросами задаются и наши казахстанские художники. Уже состоялось одно заседание в мае и была презентация арт-листовки в июле. И заседание, и листовка были посвящены вопросу «Чего ожидают от современного художника Центральной Азии?». Ведь нужно сначала определиться с ожиданиями арт-рынка и публики, попытаться взглянуть на себя со стороны. Отвечали на этот вопрос не только художники, но и кураторы, искусствоведы, критики.

Поколение Х

Оксана Шаталова, художница из Рудного, подготовила специальную анкету для коллег с вопросами, проясняющими идейную позицию художника, уровень осмысления им своего творчества и искусства в целом. С ответами на них можно ознакомиться в блоге. В целом художники не идентифицируют себя с какой-то определенной тенденцией или стратегией в международной художественной практике, невысоко оценивают свой уровень информированности и образования, затрудняются назвать (или не хотят) интересующие их художественные авторитеты и группы. Например, художница Наташа Дю из Караганды весьма оригинально определила свою карьерную фазу, данный этап творчества как «арт-планктон» и назвала поколение, к которому принадлежит, арт-малодушным. А киргизский художник Эрнст Абдразаков считает его «поколением эмигрантов и гастарбайтеров».

В королевстве кривых зеркал

По мнению самой Оксаны Шаталовой, центральноазиатское современное искусство – это «искусство концепций», а не «концептуальное искусство»: «Сегодня у художника может быть одна концепция, а завтра другая, сегодня он отражает одну проблему, а завтра другую, но ясно сформулированная задача, отражающая его творческий выбор, как правило, отсутствует. Эстетические задачи не формулируются… Наше искусство – искусство образов, а не идей». С ней согласна и алматинский искусствовед Екатерина Резникова: «В современной локальной художественной ситуации наблюдается почти полное отсутствие четко выраженной артикулированной концепции… Для художников-неконцептуалистов, опирающихся на традиционные основы в изобразительном искусстве, идея, концепция вторична, поскольку основой их творчества является эстетическое начало». По мнению Екатерины, отсутствие стратегии выливается в то, что казахстанский художник превращается в пресловутое кривое зеркало, и причин тому множество: отсутствие должного уровня образования, скудость художественной среды, информационный и событийный вакуум, недостаток арт-площадок. О проблемах с уровнем образования и художественной средой говорит и художник из Ташкента Тимур Мирзахмедов. «Говорить о системе художественного образования в Узбекистане – печальное занятие. Максимум, что могут сделать институты и колледжи из студентов – это толпу ремесленников, которая в недоумении от того, что происходит в искусстве на сегодняшний день, – сетует он. – На вопрос, что такое современное искусство, многие педагоги дают один ответ – шарлатанство. Такие имена, как Ив Кляйн, Марсель Дюшан, для них ничего не значат. Хотя, по-моему, можно было бы ввести в программу такой предмет, как “История искусств”, раздел “Модернизм”, так как тот же самый “Черный квадрат” стал уже историей, независимо от того, нравится ли человеку творчество Малевича или нет, если он хочет называть себя художником, он обязан разбираться в этом».

Go to West?

Но, как считает Екатерина, не все так плохо, иначе не было бы спроса на наших художников на международном арт-рынке или такого явления, как Центральноазиатский павильон на крупнейшей в мире Венецианской биеннале: «Хаотичность и случайность возникновения таких примеров базируется на искренности и одаренности молодых авторов, которых необходимо обучать и предоставлять базовые основы». Эту роль она отводит куратору, способному направлять и подсказывать, его «фигура является одной из ключевых составляющих в современном художественном процессе».

Директор ЦСИ Сороса в Алматы Дастан Кожахметов фиксирует неменяющуюся ситуацию утечки мозгов: «Художник ищет пространство, где он востребован. К сожалению, мы и сейчас наблюдаем такой процесс, когда художнику неинтересно собственное локальное пространство. И все, что он делает, он делает для Запада – там он успешен».

Александр Угай затрудняется оценить уровень развитости современного казахстанского искусства, но считает, что «оно у нас есть – это однозначно». Задачу новой институции он видит не в том, чтобы создать концептуального художника, а в создании среды обитания для него, возможности общения с Другим, в которой будет дискурс, речь, общение: «Процесс практики и теории идут нога в ногу, без одного будет хромать другое». Хотя, как подчеркивает он, говорящий и концептуальный художник, это разные вещи. Действительно, говорить об искусстве и создавать его – не одно и то же. В этом-то и проблема. В этом смысле наиболее критичной и рефлексивной выглядит точка зрения алматинской художницы Светланы Березовской: «Отождествляя Запад с центром искусства, мы совершенно правильно оцениваем себя как художников периферии. Но делать искусство можно не только в центре. Вечно оплакивая отсутствие собственной традиции, мы нисколько не продвигаемся в ее создании… Какими бы ни были наши реакции на образцы центрального искусства, они не могут совпадать с эстетическими сообщениями их создателей. Уже в процессе присваивания мы создаем свою версию истории. Повзрослеть можно, только проявляя собственные позиции. Эта задача делает художника более уязвимым, но, на мой взгляд, она все же более конструктивна».

Августовское заседание худсовета будет посвящено полемике между старой и новой генерацией художников на тему «Молодое искусство: традиции, генеалогия, дальнейшее развитие», предстоящей выставке в октябре и содержанию следующего выпуска арт-листовки.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом